Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Иван Фролов

магистр истории

Идеология исторического факта

Важное место в системе познания мира занимает изучение человечеством самого себя, своих собственных разнообразных связей, отношений, характеристик, общественной жизни. Историческое познание как форма социальной рефлексии имеет важную особенность, которая состоит в том, что субъект не может лишь погружаться в себя, прислушиваться к импульсам, исходящим из него. Ему необходимо преодолеть границы между собой и остальным миром, сопоставить себя с определенной социальной реальностью. Именно в окружающем мире человек способен обнаружить те своего рода зеркала, вглядываясь в которые оказывается возможным найти черты и своей причастности к природе и социальному миру, увидеть собственную специфику.


По образному выражению К.Маркса, «человек сначала смотрится, как в зеркало, в другого человека. Лишь относясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр относится к себе как к человеку». Иначе говоря, процесс исторической рефлексии предполагает использование знания, полученного нерефлекторным путем. Такое положение справедливо по отношению и к индивидуальному, и к коллективному объекту, т.е. к обществу в целом.
Чтобы понять природу социальных явлений современности, человек обращается к их истокам, пытается проследить весь процесс становления и развития, наметить тенденцию, вектор разви-тия. Без этого невозможно научное прогнозирование (предвидение), которое отличается от пророчества тем, что будущее не угадывается, а теоретически моделируется как закономерное про-должение действия тех законов, которые сложились в прошлом, «вывели» из прошлого настоящее и должны привести к превращению настоящего в грядущее.
Таким образом, конечной целью исторического познания является построение теоретической модели исторического процесса, на основе которой можно объяснить современные социальные яв-ления и строить научные прогнозы их дальнейшего развития.
Заблуждением будет считать, что история сама себя «творит», будто исторический процесс – это поток, который «несет» человечество в непознаваемое будущее. «История не делает ничего, она, «не обладает никаким необъятным богатством», она «не сражается ни в каких битвах»! Не «история», а именно человек, действительный, живой человек – вот кто делает все это, всем обладает и за все борется. «История» – не есть какая-то особая личность, кото-рая пользуется человеком как средством для достижения своих целей. История – не что иное, как деятельность преследующего свои цели человека». Рассмотрим, что представляют собой составляющие исторический процесс события, на изучение которых обращено все внимание историков.


Далеко не все события прошлого интересуют историка. Для него важны только те из них, в которых проявилось своеобразие исчезнувшей в глубине веков социальной реальности. Биологическая природа человека может оставаться неизменной на протяжении миллионов лет и является предметом изучения антропологии, но не истории. Социальная же природа человека более изменчива, именно она лежит в основе специфики разных культур. Именно человек в его социальном проявлении привлекает внимание исторической науки. Историческое событие – это такое событие, в котором проявилось социальное своеобразие изучаемой эпохи, где человек предстает во всем многообразии тех общественных отношений, которые составляют сущность личности.


Распространено мнение, что одно историческое событие никогда полностью не повторяет другое событие, уникальность в истории встречается чаще, чем повторяемость. Однако стоит помнить, что внешние различия, как все, что лежит на поверхности, видны сразу. Именно на различиях и делают обычно акцент исследователи, доказывая уникальность и неповторимость описываемого ими события. Напротив, сущность исторических явлений, чаще всего ускользает из поля зрения. Общее, связующее события, такие разные на первый взгляд, можно только мыслить. Для исторических событий это общее – социальность человека в преемственно-сти поколений. Под историческим событием следует понимать то или иное явление социальной жизни людей прошлого, относительно завершенное, свершившееся в определенное время и в конкретных пространственных условиях. Исторические явления связаны между собой причинно-следственной связью и представляют собой неразрывный поток исторического процесса, в этом, собственно, и заключена относительность исторического события.


Объективно произошедшие события прошлого нашли свое отражение в разных исторических источниках в виде сообщений древних авторов, материальных артефактов или традиций в культуре современных народов. При этом ни один из источников не содержит в себе сведения обо всех сторонах исторического события, являя тем самым свою ущербность. Лишь обратившись к комплексу взаимно дополняемых источников, исследователь может реконструировать событие прошлого во всей его многогранности.


Мы вынуждены констатировать, что не всякое событие прошлого становится историческим фактом, а лишь те события, которые попали в поле зрение историка, могут получить общественное признание и, таким образом, стать историческими фактами. Существуют разные трактовки понятия «исторический факт», однако в задачи данной статьи не входит их всесторонний анализ. Автор предлагает следующее определение исторического факта, которое представляет собой попытку обобщения наиболее распространенных в научной литературе значений этого термина.



Исторический факт – это объективно произошедшее событие прошлого, воссозданное по историческим источникам и введенное в научный оборот. Как часть нашего знания о прошлом, исторический факт всегда субъективен по форме своего существования. Любое событие прошлого, известного нам как исторический факт, несет на себе печать нашего отношения, часто эмоционального, обусловленного особенностями нашей личности. С этой точки зрения, исторический факт не может восприниматься нами как аб-солютная истина. С этой стороны, исторический факт – знание, которое постоянно пребывает в изменении, оно дополняется, кор-ректируется. Изменчивость – одна из основных характеристик исторического факта как составной части нашего знания о прошлом.



Но если признание исторического факта зависит от того, что мы в настоящем признали достоверным, не значит ли это то, что всякая история вообще является историей настоящего, а не прошлого. Отнюдь, в основе исторического факта всегда лежит реально происшедшее событие, изменить которое не в силах ни один историк. Это неизменное ядро исторического факта, которое не подвергается пересмотру последующими поколениями ученых. Постоянство – другая важная характеристика исторического факта как отражения исчезнувшей действительности.


Оценка значимости события для понимания исторического процесса в целом также является изменчивой частью исторического факта, которая подвержена влиянию той или иной идеологии. Идеология есть продукт производства сознания. Идеологическая деятельность есть процесс создания определенной картины мира, направленный на формирование в общественном сознании устойчивых убеждений, которые служат интересам какой-либо социальной группы. Идеология тесным образом связана с общественной психологией, но не тождественна ей. Главное отличие идеологии от общественной психологии заключается в следующем. Идеология представляет собой результат целенаправленного идейно-теоретического конструирования, в то время как общественная психология проявляется как внутреннее убеждение людей, природу которого люди не всегда способны объяснить и понять.


Исторические факты всегда возникают под влиянием той или иной идеологии. Идеология диктует ученому актуальность темы, причем это не всегда заказ. Выбор проблематики обусловлен общественным запросом, современным исследованию. Это можно проиллюстрировать на примере русской историографии. Например, летописцы, которые были близки княжескому двору, стремились осветить, прежде всего, те события, которые были важны для князя и его окружения, все остальные события служат лишь фоном, занимают второй план или не фигурируют вовсе. В советской историографии упор делался на классовую борьбу, и ученые прила-гали все силы для установления исторических фактов, связанных с ней. В последние десятилетия особую актуальность приобрели темы повседневной жизни людей минувших эпох, и это нашло свое отражение в трудах историков. Неверно считать, что идеология является главным препятствием в развитии исторической науки и обязательно ведет к искажению исторических фактов. У каждой социальной группы есть своя идеология, в той или иной мере влияющая на общественное сознание. Любой идеологии, существую-щей в обществе, всегда найдется оппозиционная идеология. Их конфликт, как правило, играет роль стимула идейно-теоретического производства, а, следовательно, и разработки новых исторических фактов, которые в конфликте идеологий выполняют роль аргументов/контраргументов. Ярким примером может служить идеологическая борьба СССР и США в годы «холодной войны». Часто в споре можно услышать слова «факты говорят сами за себя». Обычно эти слова произносит тот, кто подбирает фак-ты таким образом, что они «говорят» в его пользу.


Таким образом, исторический факт является не только отражением в нашем сознании события прошлого, но и, в определенном смысле, продуктом той или иной идеологии, которая существует в нашем обществе и влияет на наши взгляды, чувства и убеждения. Идеология не только влияет на степень субъективности историче-ского факта, но и создает объективные условия для получения новых исторических фактов.


 

6 Комментариев

  • Коваленко Надежда Вячеславовна / Преподаватель архивоведения, ГАУГН

    Здравствуйте! Вы упомянули о влиянии идеологии на создание исторического факта, еще хотелось бы узнать Ваше мнение насчет зависимости возникновения факта и выстраиваемых учеными схем развития общества, выделением стадий и связанных с ними процессов (цивилизационный подход, марксизм и др.) Более конкретно, что Вы думаете относительно будущего синергетики для гуманитарных наук? (Я имею только достаточно общее представление о данном предмете, но мне представляется, что в данном случае построение схем и выделение набора стандартных, узнаваемых процессов, как и предыдущих случаях получается в ущерб собственно историческому познанию и междисциплинарный подход здесь не всегда может содействовать объективности, познанию сущности и специфики явлений, так как "схематизирование" будет выступать на первый план.) С уважением, Надежда

  • Фролов Иван Викторович / магистр истории

    Здравствуйте! Хочу поблагодарить за столь живой интерес к моим размышлениям и постараюсь дать ответы на поставленные Вами, Надежда, вопросы. Их так много и они настолько сложны, что отвечать буду не сразу на все. Вначале несколько тезисов о будущем синергетики применительно к гуманитарным наукам.
    Синергетика как методологическая основа, скажем, изысканий в исторических науках, осмыслена в нашей стране недостаточно, чтобы давать заключение о её пользе/вреде. К сожалению, использование синергетики в исторических исследованиях чаще всего сводится к заимствованию соответствующей терминологии и попытке описать исторические явления через понятия "аттрактор", "бифуркация", "флуктуация", "энтропия" и т.п. Это похоже на попытку в конце XIX-начале XX вв. внедрить в историческую науку биологические термины (дарвинизм в исторической науке). А я спрашиваю, что нового даёт внедрение этих терминов без их соотношения с уже существующими? Вы абсолютно правы, указывая на то, что внедрение синергетики являет собой пример построения очередной схемы исторического процесса наподобие тех, что конструировались в 1920-е годы в угоду новой власти (вульгарный материализм). Вред исторической науке от синергетики, на мой взгляд, не больше, чем от дарвинизма, а пользу вижу в том, что часть исследователей, вооружившись синергетикой как новой методологией, устремятся пересматривать устаревшие отслужившие свое схемы исторического процесса и предложат новые, "синергетические", которые станут объектом критики. Через эту диалектику исторического познания и вершится, на мой взгляд, развитие исторической науки. В увлечении синергетикой отдельных историков усматриваю не более чем моду. Могу по этому поводу ошибаться. Я не видел ни одного серьезного исторического труда, в методологической основе которого - синергетика. Чаще всего, в методологическом аспекте, труды современных историков представляют собой эклектику, где феноменология уживается с дарвинизмом, исторический материализм с позитивизмом и т.д. Считаю, что исторический материализм как пример диалектической методологии не исчерпал своих возможностей. К сожалению, серьёзного развития он не получил ни в нашей стране, ни за рубежом. Синергетика как методология гуманитарных наук, по сути своей, является возвратом к домарксистской диалектике.

  • Пахалюк Константин Александрович

    Здравствуйте! Весь интересная статья. Хотел бы задать вопрос о том, как вы относитель к использованию теории постструктурализма (в частности, дискурс-исследований) в исторической науке, поскольку именно в ней на данный момент наиболее адекватно операционализированны такие общие и расплывчатые понятия как "политическая культура" и "идеология". Вы пишите о том, что идеология влияет на формирование исторического факта. Я бы сделал упор именно на дискурс, как на систему формирования высказываний, которая задает определенные параметры, опеределяя, что может быть сказать, а что нет; что является доказательством, а что -нет; какой нарратив представляется исчерпывающим, а какой -нет.
    Данный подход может адекватно использоваться как при анализе историографии (давая адекватный вопрос о "давлении" историка над историческим фактом, поставленный в рамках ментальной истории), так и, например, public history. Более того, интересным является и то, что хотя историк "живет" в одном дискурсе (и выйти за его рамки он не может), но все же при работе с источниками "погружается" в иной дискурс. Подобное столкновение - хотя и требует серьезных усилий по анализу - представляется весьма интересным, т.к. может позволить исследовать такие явления, как "наивность историка" или "попытки задать собственную логику историческим событиям".

    • Фролов Иван Викторович / магистр истории

      Мне представляется, что "наивность" историка обусловлена не только временным "дискурсом", по-моему мнению, даже сейчас люди живут в разном историческом времени, это порождает когнетивный диссонанс не только в обращении к прошлому, но и к оценке современных событий, давление историка на исторический факт может быть слабее, а может быть сильнее давления факта на историка, что является единицей измерения такой силы?


Яндекс.Метрика