Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Елена Самарцева

д.и.н., проф.

Историческая мозаика проблемы времени

Настоящая статья совершенно не претендует на решение сверхзадач постижения ВРЕМЕНИ. На уровне некого скетча или абриса лишь хотелось бы заострить внимание на ряде междисциплинарных, возможно историографического характера, особенностях изучения вечной темы…


На уроках физики школьники узнают, что секунда – это интервал времени, равный 9 192 631 770 периодам излучения, соответствующего переходу между двумя сверхтонкими уровнями основного состояния атома цезия-133 при отсутствии возмущения внешними полями. Стремясь заинтересовать своим предметом, многие преподаватели увлечённо рассказывают о зетта– и наносекундах (1021 и 10-9 ), о том, что за одну секунду на сетчатку глаза падает 550 трлн. световых волн зелёного света, а Земля проходит по орбите вокруг Солнца 29 785,9 м. Красочно проиллюстрировать материал об интервале(ах) времени удаётся многим учителям, но столь же доходчиво объяснить, что такое время, не сумел ещё ни один профессор.


Почти традицией последних веков стало начинать любой разговор о времени с рассуждений Аврелия Августина, задавшего вопрос в своей «Исповеди»: «Что же такое время? Пока никто меня о том не спрашивает, я понимаю, нисколько не затрудняясь; но как скоро хочу дать ответ об этом, я становлюсь совершенно втупик». Слова, прозвучавшие около 400 г., на сегодняшний день изменились разве что в оттеночных вариациях. Вместе с тем, говоря высокопарным слогом, попытки человеческой мысли проникнуть в одну из пленительных тайн мироздания начались задолго до Августина и, скорее всего, не прекратятся.


Из глубин мудрости Древнего Китая (а его философы знали, что «для сердца нет времени») доносится совет Лао-цзы, которым так не легко воспользоваться: «Если люди ищут Дао-Пути посредством слова, действий, учения и познания, то они лишь будут пребывать в постоянном коловращении и никогда не обретут его. Знай, что слова подобны журчанию источника; что действия подобны полёту птиц; что учение подобно попытке схватить отражение; что познание подобно размышлениям во сне. Зная это, не успеешь и вздохнуть, как наступит единение с Дао-Путём»[1].


В интеллектуальное притяжение времени попадают Платон («Время возникло вместе с небом…»), Аристотель, Эпикур, Марк Аврелий («Время человеческой жизни – миг; её сущность – вечное течение…»), Ибн Халдун, И. Ньютон, Б. Паскаль («Всё возникает из небытия и уносится в бесконечность…»), Г. Лейбниц, Б. Спиноза, И. Кант… Наконец, разумеется, не сопоставимые, но «знаковые»: А. Эйнштейн («В общей теории относительности представления о пространстве и времени перестают быть фундаментальными…»), М. Хайдегер, И. Пригожин…


Стремясь приблизиться к пониманию сущности времени, исследователиникогда не игнорировали воззрения представителей прошедших веков. Современники «любых эпох» не всегда интеллектуально внимательны к работам своих здравствующих коллег. К сегодняшнему дню неоднократно предпринимались попытки творческого прочтения Платона с позиции самых разных наук: математики и литературы, физики и политологии, конечно же, философии. Многие старались применительно к своей сфере деятельности воспринять идею Платона о времени, как божественной вечности, разделённой небесными телами на дни, месяцы…


Между тем, тексты Аристокла (Платона) в «авторской редакции» не известны. Считается, что учёный, бывший учеником Сократа и учителем Аристотеля жил в Греции в 428(7) – 348(7) гг. до н.э. Древнейшими копиями его произведений являются фрагменты ряда диалогов (примерно 200 г. н.э.), изложенных на египетских папирусах (Оксиринх). Время оказалось благосклонно к работам Платона. В середине ХV века Марсилио Фичино перевёл на латынь практически все его тексты, которые нашли своих благодарных читателей. Казалось бы, изучили, обдумали, восхитились, но не намного стали ближе к пониманию времени.


Немецкий философ Мартин Хайдеггер (26.09.1889 – 26.05.1976), конечно, внимательно читал Платона. (Вспоминается, хотя бы его статья «Учение Платона об истине»). Однако по проблеме времени, ориентировался на заключения другой эпохи. В 20-е годы ХХ в. М. Хайдеггер преподавал в Марбургском университете, где и был написан, получивший широкую известность трактат «Бытие и время» (1927 г.). Учёные разных стран мира находили весьма интересные «подсказки» у М.Хайдеггера, вдумывались в его «Что значит мыслить?» и «Пролегомены к истории понятия времени». Но постичь сущность времени, опять же не удалось ни автору, ни последователям из «читателей».


Многоплановые потрясения века ХХ-го не могли не сказаться на постановке вопросов о сущности времени; среди дискуссионных – гипотеза о «сжимающемся» времени, приближении мира к своей критической точке. В целом же концепции ХХ-го столетия, равно как и начала ХХI-го, разделились на две основные: реляционную и субстанциональную, различающиеся (в упрощённом смысле) объяснением взаимоотношений времени и физической материи. Начиная с трудов Аристотеля, весомые доводы приводились в подтверждение, что «самого по себе» времени не существует, есть лишь своеобразная система отношений между физическими событиями. Но, в противовес, с догадок Демокрита накапливались аргументы, характеризующие время в качестве некой субстанции, независимого явления.


По мнению ряда исследователей, современная наука, включая теорию относительности, не позволяет отдавать безоговорочное предпочтение одной из концепций. Однако научные идеи продолжают своё развитие. В частности, последователи астрофизика Н.А. Козырева ввели понятие о пространственно-временной субстанции, предположили, что вещество и поля, образующие наш мир, являются особыми структурами этой субстанции («сгущениями», «вихрями»…), а весь мир может быть представлен одиночной волной наподобие солитона, распространяющейся через субстанцию от прошлого к будущему[2].


«Противоречивый» Николай Александрович Козырев (19.08.1908 – 27.02. 1983)... Специалисты в области астрофизики имеют большее право разбираться в том, что же осталось недостаточно понятым в наследии учёного; выяснять, где научная истина, а где, неизбежные для любого первооткрывателя ошибки. С горьким недоумением сегодня читаются пункты обвинения, повлекшие решение об очередном десятилетнем лишении свободы Н.А. Козырева, в том числе, что он придерживался теории расширения Вселенной, что считал С. Есенина – хорошим поэтом (25.01. 1941 г.)… Время рассудити не забудет, к примеру, что именем Козырева названа малая планета (2536), кратер на Луне…


Сегодня вопросы о времени интересуют, по дальновидному прогнозу И. Пригожина, представителей почти всех наук, это – сфера приложения сил «социологов, биологов, историков и т. д.»[3]. Среди проблем, обсуждаемых исследователями: свойства и направленность времени, отсчёт и зависимость от времени, единицы измерения, трансконтинентальный синхронизм, ноотемпоральность, сотериологическое время, темпоральные базы данных и др.


Несколько конкретизируя, можно подчеркнуть, что в классической физике время считается непрерывной величиной, а в качестве основы измерения рассматривается определённая последовательность событий. В специальной теории относительности время уподобляется четвёртой координате, изучается с позиции единого пространства-времени; большое значение приобретает система отсчёта. Новый уровень сложности – это общая теория относительности. Что касается направленности времени, то более благодатной почвы для фантастов «всех времён и народов», пожалуй, и не существует. На уровне академической науки почти не оспаривается одновариантность (единственность) прошлого. Воззрения насчёт ещё несостоявшихся событий (будущего) – более разнообразны.


Одним из перспективных направлений приближения к решению подобных научных проблем является трансдисциплинарный подход, становление которого связано с именем человека, казалось бы, не занимавшегося непосредственно временем. Речь идёт о выдаюшемся швейцарском психологе Жане Пиаже (9.08.1896 – 17.09.1980). С предложением обсудить термин «трансдисциплинарность» и особенности его смыслового наполнения Ж. Пиаже выступил в 1969 г. Хотя общепринятого определения не существует и сегодня, аргументы известного учёного в пользу качественно иного исследовательского подхода (не междисциплинарного) явно востребовано научным сообществом. Ж. Пиаже предполагал, что новый подход не будет ограничиваться рамками междисциплинарных отношений, а воспользуется возможностью поместить эти отношения «внутри» системы, не устанавливая жёсткие, опять же междисциплинарные границы. Если суммировать многочисленные на сегодняшний день труды по трансдисциплинарности, то самым значимым для проблемы времени будет исследовательское осознание так называемого «четвёртого значения трансдисциплинарности» (по классификации бельгийского учёного Э. Джаджа). Имеется ввиду, что подобный принцип организации научного знания открывает новые ракурсы взаимодействия различных дисциплин, особенно при решении сложных проблем коэволюции природы и общества. «Всемирная Декларация о высшем образовании для ХХI века: подходы и практические меры» (1998 г.) подтверждает сказанное.


Если набрать адрес http://www.anoitt.ru/, то Институт Трансдисциплинарных технологий гостеприимно представит Российскую школу трансдисциплинарности. Самым разным путешественникам по Интернету будет не только интересна, но и полезна информация базовых статей Российской ТД-школы. Например, В.С. Мокий «Эссе о трансдисциплинарности», «Трансдисциплинарный аспект биохимии человеческого организма (как организм управляет своими химическими элементами»; Эрвин Ласло «Основания трансдисциплинарной единой теории»; В.С. Мокий, О.Е. Шегай «Трансдисциплинарный аспект национальной безопасности» и др.


Миссия Российской тд-школы заявлена, пожалуй, на уровне максимальной ответственности: «…предназначена для оказания информационно-консультативной поддержки руководителей государства; руководителей министерств и ведомств; руководителей организаций; коллективов учёных и отдельных специалистов, в их стремлении решить сложные многофакторные государственные проблемы, а также, проблемы в своей профессиональной области». Варианты масштабного продолжения «вокруг» данного тезиса – явно за рамками статьи. Но в прослеживаемом контексте позволительно небольшое наблюдение: одним из символов, используемых для «Интернет-внимания» к миссии тд-школы является Тай Цзи («великий передел»). Иногда его называют по двум цветам: чёрное олицетворяет «инь», белое – «ян». О значении и смысловой глубине «обозначений» можно говорить слишком долго. Но даже поверхностное соприкосновение с основами древнекитайских учений позволяет вспомнить, что инь – это Пространство, Земля, Луна, Зима, Ночь …. Ян – это Время, Небо, Солнце, Лето, День…


Поскольку Российская тд-школа стремится «к сотрудничеству в области решения сложных многофакторных проблем природы и общества» с представителями разных профессиональных и возрастных групп – шансы на приближение к пониманию трудных вопросов, в том числе, времени, конечно же, существуют.


Своеобразным аспектом проблемы времени является тот, в исследовательском решении которого принимают участие историки. Безбрежной и особой сферой этого участия являются проблемы хронологии и периодизации. В свою очередь, это – вновь абсолютно самостоятельная объёмная тема. Однако ряд сюжетов допустимо включить в настоящую линию изложения.


Итак, Карл Ясперс (23.02.1883 – 26.02.1969). «Смысл и назначение истории». Под этим названием обычно объединяются и переиздаются три книги выдающегося представителя экзистенциализма: «Истоки истории и её цель», «Философская вера», «Духовная ситуация эпохи». В первой из них значительное внимание уделяется осевому времени. «Ось мировой истории, – подчёркивает К. Ясперс, – … следует искать там, где возникли предпосылки, позволившие человеку стать таким, каков он есть; где с поразительной плодотворностью шло такое формирование человеческого бытия, которое, независимо от определённого религиозного содержания, могло стать настолько убедительным – если не своей эмпирической неопровержимостью, то во всяком случае некоей эмпирической основой для Запада, для Азии, для всех людей вообще, – что тем самым для всех народов были бы найдены общие рамки понимания их исторической значимости. Эту ось мировой истории следует отнести, по-видимому, ко времени около 500 лет до н.э., к тому духовному процессу, который шёл между 800 и 200 гг. до н.э. Тогда произошёл самый резкий поворот в истории. Появился человек такого типа, какой сохранился и по сей день. Это время мы будем называть осевым временем»[4].


В современных дискуссионных дебрях по вопросам хронологии хотелось бы более грамотного внимания, скажем, к обоснованию К. Ясперсом структурирования мировой истории осевым временем или – к его хронологической схеме «доистории». Наконец, для полноценного насыщения подобных дискуссий, можно воспользоваться тезисом «из» небесспорного Бенедетто Кроче (25.02.1866 – 20.11.1952): «Всё дело в том, что историю и хронику нельзя считать двумя формами истории, которые либо независимы друг от друга, либо одна подчинена другой. Это два различных духовных подхода. История жива, хроника мертва, история всегда современна, хроника уходит в прошлое, история – преимущественно мыслительный, хроника – волевой акт. Всякая история превращается в хронику, если не подлежит осмыслению, а лишь регистрируется с помощью абстрактных слов, некогда служивших конкретным средством её выражения. Хронику можно даже считать историей философии, написанной или прочитанной людьми, ничего в философии не разумеющими, а историю мы зачастую читаем как хронику некоего монаха из Монтекассино… Но из исследования природы, а также генезиса двух различных подходов следует прямо противоположное: сначала История, потом Хроника. Сначала живое, потом мёртвое. А утверждать, будто хроника породила историю, всё равно, что вести происхождение живого человека от трупа, который в той же мере является останками жизни, в какой хроника является останками истории»[5]. Для того, чтобы в чём-то оспаривать или поддерживать Б. Кроче целесообразно прочитать его другие книги: «История Европы в ХIХ столетии», «Ариосто, Шекспир и Корнель», «Кроче, король и союзники» и др.


Интересный ракурс темы был обозначен на ХVII Международном конгрессе исторических наук (Мадрид, 1990): «Концепция времени в исторических трудах Европы и Азии» (в т.ч. доклад М. Барга «Категория времени как познавательный принцип исторической науки»); на III Международной конференции (Ставрополь, 2001): «Циклы» (М. Шильман «Тактовая модель темпоральной организации мировой истории»). Неплохо бы задуматься над итоговым выводом последнего автора:


«…Исследования, касающиеся особенностей протекания демографических и политических процессов в масштабах больших исторических систем, продемонстрировали факт наличия трансконтинентального синхронизма и регулярной ритмичности. Экономические и социологические исследования выявляют различные циклы, длительность которых зависит не только от анализируемых параметров, но и непосредственно от временного и пространственного масштаба, определяемого задачами исследований. По всей видимости, совокупная хроноструктура представляет собой не множество «параллельных» процессов, каждому из которых органически присущ свой ритм, а значительно более сложную динамическую суперпозицию экономических, политических, культурных и прочих ритмов, в которых ни один из них не определяет уникально другой. Напротив – все они находятся во взаимосвязи, взаимозависимости и отношениях взаимной скоординированности. Именно такая модель может отвечать наблюдаемым фактам синхронизации развития сложных исторических систем, а при допущении идеи постоянной скорости социальных изменений – положительно решать вопрос о потактовом развитии, в ходе которого просматривается постоянная периодическая составляющая»[6].


На сегодняшний день «историческое направление» в изучении феномена времени следует признать одним из перспективных, особенно, рассматривая его в контексте междисциплинарных и трансдисциплинарных подходов. Так, Санкт-Петербургские конференции, ежегодно проводимые Международной ассоциацией исторической психологии обратили внимание на весьма любопытные сюжетные линии темы. На конференции «Пространство и время в восприятии человека: историко-психологический аспект» (СПб., 2003), в частности, было подчёркнуто почти полное отсутствие календарных дат в древнерусских литературных текстах домонгольского периода; на конференции «Человек в контексте своего времени: опыт историко-психологического осмысления» (СПб., 2006) с долей юмора и хорошей аргументацией участники повнимательнее присмотрелись к вопросу о том, «как историки, будучи здесь и сейчас, пишут о том, что было там…».


Для представителей самых разных изыскательских направлений немаловажно ознакомление с трудами уровня «Субъект во времени социального бытия: историческое выполнение пространственно-временного континуума социальной эволюции» (ИВИ РАН, М., 2006). Впрочем, среди тезисов, притягивающих полярные точки зрения, например, следующий: «Сейчас время «сжимается», поскольку наша трёхмерная реальность приближается к своей критической точке. Она находится, так сказать, в состоянии своего разрушения и готовится к переходу в новое измерение, а время кардинально меняет свою структуру. Думается, проявлением этой «напряжённости» являются всевозможные природные и неприродные катаклизмы. У людей возникает ощущение, что неприятности и всевозможные проблемы наваливаются на них лавиной»[7].


Скорее всего, историки найдут, что сказать по этому поводу (кто-то в поддержку, кто-то – против), но пальму первенства в подобных рассуждениях могут перехватить психологи.


Древнейшее знание сообщает нам, что некогда в легендарных веках Древней Греции у Зевса и Мнемосины родились девять дочерей, девять муз. Одну из них, ставшую покровительницей истории, назвали Клио. Ряд её мраморных изображений с грифелем и папирусным свитком (или – шкатулкой для свитков) сохранился до настоящего времени.


Ускользающий образ Клио витал над «отцом истории» Геродотом, когда он писал о Египте, скифах, греко-персидских войнах и т.д. Однако рукой Геродота водила не только Клио. Как минимум, не обошлось без Психеи.


Помните картину Ф. Жерара «Амур и Психея»? Впрочем, к подобному сюжету обращались Рафаэль, Рубенс, Канова, Торвальдсен… Известны бесчисленные истории об изображённых художниками героях. Их литературное воплощение у Апулея, Лафонтена, Мольера…


Итак, царская дочь Психея становится женой Эрота (Амура). Одно лишь омрачает юную супругу – запрет видеть лицо своего мужа. Ночью она зажигает светильник и рассматривает его прекрасное лицо. Случайно горячая капля масла падает на изнеженную кожу Амура, и тот исчезает. Страшные испытания выпали на долю Психеи, прежде чем она вновь смогла воссоединиться с мужем и даже стала вровень с Олимпийскими богами.


Трудно сказать, где и когда произошла первая встреча Клио и Психеи, но она явно положила начало взаимной симпатии и дружбе. Не без их совместных пожеланий родилась фраза: «Счастливые часов не наблюдают».


В настоящий момент в типографии Тульского государственного университета готовится к выпуску сборник материалов международной конференции под нестандартным названием: «Счастливые страницы в истории человечества и повседневной жизни людей». Инициаторы конференции около года назад решили предложить для обсуждения тему, достаточно интересную практически «всем». В информационном письме оргкомитета говорилось, что своё «оттеночное» представление о счастье существует у философа-теоретика, у преуспевающего банкира, у влюблённого школьника… Подчёркивалось, что некие десятилетия в глубинах нашей истории кем-то воспринимаются как устойчиво-благополучные, «счастливые» времена. Эти же годы с другой точки зрения оцениваются почти противоположно. Предпринималась попытка взаимообмена суждениями, дополнительно аргументируемая тем, что с древних времён у разных народов сложилось мнение: даже размышления о Счастье делают каждого из нас в чём-то счастливее.


В предисловии практически скомпонованного сборника обращает на себя внимание одно из пояснений: «...уже на уровне обсуждения спорной, даже по звучанию темы, встретили не только скептиков, но и единомышленников. Коллеги из разных университетов и научных центров активно поддержали нас. Впрочем, очередным «камнем преткновения» стал непосредственно сбор конференц-материалов. Ряд авторов почему-то решили, что в столь светлой проблематике обязательно должны быть «контрастные» сюжеты, начали присылать статьи о человеческом горе, потерях и т.д. Другие – неоднократно связывались с оргкомитетом по электронной почте, звонили, консультировались при личных встречах, но… никак не могли определиться со своим ракурсом темы. Профессор из Испании говорил: «Я – счастливый человек. Хочу участвовать в этой конференции, рассказать о себе. Но, получается, я всю свою жизнь должен описывать?» Преподаватель из отечественного вуза ему отвечал: «А мы счастье собираем по крупинкам и бережно храним; храним память о счастливых мгновениях». Просматривая материалы сборника, убеждаешься насколько значима для любого человека память о его счастливых днях, насколько едино общество в классически счастливые моменты (времена): 9 мая 1945 года, 12 апреля 1961 года...


В 1966 г. Джулиус Томас Фрейзер вместе с единомышленниками основал Международное общество по изучению времени. Вскоре в его рядах объединились исследователи десятков стран и профессий, которые собирались на конференции, публиковали книги; далее общались в рамках тематического Интернет-форума. Приближение к пониманию сущности времени стало более отчётливым. На сайте http://www.chronos.msu.ru/rmoiv.html обращается внимание на необходимость солидарных научных усилий самых разных специалистов. Подчёркивается: «Время — фундаментальная черта физической вселенной. Оно тесно связано с процессом жизни. Человеческий разум, обособляющий наш вид от всех остальных биологических видов, характеризуется своей способностью формулировать и следовать долговременным планам, а также встречать непредвиденные обстоятельства, используя преимущества долговременной памяти. Течение времени затрагивается всеми великими религиями и философиями, находит бесконечное разнообразие выражений в литературе и искусстве. Ни один другой аспект реальности не имеет более прямого отношения к основным человеческим нуждам и чаяниям нежели время».


Благодарного внимания современников заслуживает Институт исследований природы времени, который был учреждён Российским междисциплинарным семинаром по темпорологии (руководитель – Алексей Петрович Левич, МГУ). В «Положении об институте» определяются его цели и направления.


 


Цели:



  • Помочь исследователям проникнуть в интуитивные и эксплицитные представления о Времени, сложившиеся у специалистов различных научных дисциплин.

  • Создать условия, формы и стимулы для профессионального изучения Времени.

  • Создать условия для консолидации исследователей Времени. Благодаря установившимся контактам, создать “критическую массу” активно работающих специалистов. Создать стимулирующую исследования научную среду.

  • Способствовать социализации новых научных идей.


Направления:



  • Создание явных конструкций (моделей) Времени в различных областях научного знания.

  • Постижение природы изменчивости Мира и разработка адекватных способов измерения изменчивости.

  • Приложение конструкций Времени к поиску законов изменчивости (уравнений обобщенного движения) в предметных областях науки.

  • Поиск и экспериментальное исследование природных референтов моделируемого Времени.

  • Согласование созданных конструкций Времени с существующим понятийным базисом естествознания[8].


Среди ощутимых результатов деятельности Института: организация постоянно действующего семинара «Изучение феномена времени»; создание регулярно пополняемой электронной базы данных «Библиохронос»; подготовка электронных учебных курсов лекций, учебников, научно-популярных изданий по проблемам времени; подготовка к изданию электронных трудов Института в серии «На пути к пониманию феномена Времени»; проведение международных конференций и т.д.


Особое внимание хотелось бы обратить на электронный журнал «Феномен и ноумен времени» (с 2004 г.), принадлежащий Web-Институту исследований природы времени и Российскому междисциплинарному семинару по темпрологии. Среди его тематических выпусков такие как «Время и энтропия» или – «Модели времени в научном знании».


На сегодняшний день, данный научный Центр Московского университета занимает ключевые позиции в изучении и систематизации обширных материалов по проблеме времени. Очевидно, что речь идёт о консолидации исследовательской деятельности профессионалов и открытости её результатов всем, интересующимся проблемой.


...И снова вернёмся к гуманитарным компонентам темы. Клайв Стейплз Льюис (28.11. 1898 – 22.11. 1963). Выдающийся английский и ирландский писатель, учёный хорошо известен своими работами по средневековой литературе и христианской апологетике. Многие читали его художественные произведения в жанре фантастики, особенно – знаменитые «Хроники Нарнии». К.С. Льюису удалось исключительно точно рассказать на языке юности о проблемах вечности. Вне связи с общей философской утончённостью его текстов сложно рассматривать какие-либо цитаты, но всё же воспользуемся одним припоминанием из завершающей части «Хроник» – «Последней Битвы».


Итак, Аслан подошёл к Двери и прорычал: «Пришло время!...ВРЕМЯ!» Дверь распахнулась.


«Джил и Юстэс вспомнили, как в давние времена в глубоких пещерах под этой равниной они видели спящего великана и слышали, что его зовут Отец Время и он проснётся в тот день, когда кончится мир... Тёмный силуэт на фоне звёзд изменился – великан поднёс к губам рог. И чуть позже (звук распространяется медленней) они услышали голос рога, пугающий и высокий, полный странной и страшной красоты. В то же мгновение небо наполнилось падающими звёздами...


Беззвёздное пятно расползалось всё шире, шире, пока не почернела четверть неба, потом половина, и, наконец, звёзды падали лишь у самого горизонта.


...Поразительнее всего были минуты, когда звёзды стали падать рядом с ними (детьми – Е.С.). Это не были огромные раскалённые шары, как в нашем мире. Тяжёлыми каплями падали блистающие люди... Звёзды плавно обходили детей и вставали где-то сзади...


...Солнце было как спрут, оно будто пыталось притянуть к себе луну огненными щупальцами. Наверное, оно и притянуло: луна двинулась, сначала медленно, потом всё быстрее, быстрее, пока языки пламени не сомкнулись вокруг неё и не стали огромным шаром, подобным горящему углю. Громадный кусок огня отвалился от него и упал в море; облако пара поднялось вверх.


И Аслан сказал:


– Пусть наступит конец.


Гигант бросил рог в море. Потом протянул руку – она казалась совсем чёрной и тянулась на тысячи миль, через всё небо, пока не дотянулась до солнца. Он взял солнце и сжал его, как апельсин. И тут же наступила полная тьма»[9].


А дальше было совсем не страшно, т.к. закрыв Дверь в погибший мир, всё окружение Аслана оказалось в прекраснейшем из миров. Среди изобилия радости и света время текло иначе. «Спустя полчаса – а может, спустя полсотни лет, время там не измерить – Люси стояла с дорогим другом...». И переполненный впечатлениями лорд Дигори тихо повторял: «Всё это есть у Платона, все у Платона... Боже мой, чему их только учат в этих школах!».


...В материалах Института исследований природы времени подчёркивается, что, говоря о «природе» времени, мы отождествляем его «течение» с каким-либо естественным процессом. «Механик скажет, что время – это движение, асторофизик – это расширение Вселенной, термодинамик – это рост энтропии, биолог – это жизнь, историк – это смерть, психолог – это сознание...».


«Мы» действительно не можем предложить точное смысловое определение времени, многое ещё не подвластно. Не знаю, как представители астрофизики, но редкий историк согласиться со столь специфической трактовкой времени. Скорее историческое сообщество будет солидарно с биологами или акцентирует внимание на таких дефинициях, как «развитие»; в какой-то мере, «хронология»; «коэволюция», нек. др.


Примем к сведению ещё один смысловой «наполнитель» термина время, включённый известным русским писателем и учёным Владимиром Ивановичем Далем (10.11.1801 – 22.09.1872) в его «Словарь живого великорусского языка»:


«ВРЕМЯ – длительность бытия; пространство в бытии; последовательность существования; продолжение случаев, событий; дни за днями и века за веками; последовательное течение суток за сутками. Время за нами, время перед нами, а при нас его нет. Время года – весна, лето, осень или зима. Время дня – утро, полдень, вечер, полночь. Пора, година, срок, спопутный или противный чему-либо случай. Знай время и место. Погода, стояние воздуха. Каково время? – Ясно, дождь, снег. Счастье, земное благоденствие, благосостояние. Будешь во времени – и нас помяни. У меня нет времени – некогда, недосужно. Время не споро – не удобно к делу»[10].


Любопытнейшие пояснения даёт В.И.Даль и к терминам «вовремя», «временить», «временной», «временщик», «временник», «времяпрепровождение» и др. Познакомиться с подобными находками – очень полезно, да и времени займёт совсем немного.


Ближе к завершению века, которому принадлежал В.И. Даль, в Москве была издана Полная популярная Библейская энциклопедия в 4-х выпусках. Архимандрит Никифор пояснял в «Предисловии», что энциклопедия отвечает на большую часть вопросов библейской археологии, архитектуры, астрономии, географии, биографии библейских деятелей, ботаники, священной библиографии, военной науки, зоологии, земледелия, искусств, минералогии, метеорологии, медицины, математики, нумизматики, педагогики, физики, этнографии и др. Собирая мозаичную картину «рассуждений» о времени, было бы не совсем логичным игнорировать данное издание. Впрочем, собственно дискуссионный термин в энциклопедии отсутствует, но статья «Времясчисление Библейское» – внушительна. В статье называются единицы, служащие для определения и измерения «времени событий в Библии», а именно: дни, недели, месяцы и годы. При их текстовой детализации обращается внимание на многочисленные вопросы, которые и на сегодняшний день не имеют точного ответа. Воспользуемся подразделом, касающимся «счисления времени по годам»: «Год Еврейский (шана), как мы еже видели, был лунный, состоящий из 12-ти, а иногда из 13-ти месяцев. Год у Евреев был двоякий: гражданский и церковный. Гражданский у них начинался с осени, с месяца тисри, соответсвующего нашему сентябрю, церковный же, по установлению Моисея, с месяца авива (нашего марта) в память того, что в 15-й день сего месяца Евреи вышли из Египта. По гражданскому году у Евреев велись договоры, производились выборы властей, означалось время рождения детей, начало царствования и т.п., по церковному же, или священному, считались праздники и священные времена (Исх. ХII, 2, Лев. ХХIII). Этим же годом пророки означили время своих пророчеств и видений (Зах. VII,1). Счёт годов у Евреев от сотворения мира идёт вместе с историей жизни патриархов и с историей судеб народа Божия, потому летосчисление народа Еврейского от С.М. до Р.Х., на основании сих данных, долженствовало бы быть у всех одинаковым, но на деле мы видим противное. По Еврейскому тексту Библии время Рождества Христова не восходит далее 3761 г. от С.М., а по тексту Вульгаты оно относится к 3984 году, по тексту же LХХ – падает на 5508 год от сотворения мира. Разница в этих счислениях главным образом происходит от несогласия в счислении времени от С.М.до исхода Израильтян из Египта. Наша Православная Восточная Церковь принимает счисление LХХ, т.е. 5508 г. от С.М.»[11].


Таким образом, на сегодняшний день существует обширная историография проблемы времени. Ей одной, при попытке не фрагментарного изложения, могут быть посвящены внушительные тома, да и пример Дж. Т. Фрейзера («О времени, страсти и знании») – впечатляет. И всё же одна из целей Института исследований природы времени: «Создать условия для консолидации исследователей Времени. Благодаря установившимся контактам, создать «критическую массу» активно работающих специалистов» – пока далековата от пьедестального завершения. Конечно же, деятельность, как отдельных учёных, так и научных сообществ, диспуты на конференциях и форумах, проблемные публикации журналов (включая их электронных собратьев) – значимы. Но уровень осведомлённости некого абстрактно обозначенного, даже именитого, исследователя-биолога о достижениях, гипотезах в области ВРЕМЕНИ не менее видного учёного-физика бывает ещё обидно низким. Эта интеллектуальная разобщённость может иметь печальные последствия. Желателен не декларативный, а конструктивный поиск «людей и идей», занимающихся исследованиями ВРЕМЕНИ. Необходим, как минимум, ежегодный, регулярно созываемый и широко освещаемый научный форум, на практике консолидирующий усилия представителей разных научных сфер, возводящий их рассуждения на подлинный трансдисциплинарный уровень с целью приближения к постижению сущности ВРЕМЕНИ. И пусть изначально непросто найти по-настоящему общий научный язык, взаимопонимание физику и историку, математику и лингвисту – результаты сотрудничества могут быть весьма достойными.


 






[1] Гуань Инь-цзы (Инь Си беседует с Лао-цзы) // Проза Древнего Китая. М. 1987. С. 195.




[2] См.: Шихобалов Л.С. Новый взгляд на электродинамику // Вестник С.-Петербургского университета. Серия 1. Математика, механика, астрономия. 1997. Вып. 3 (№ 15). С. 109-114; Его же. О строении физического вакуума // Там же. 1999. Вып. 1 (№1). С. 118-129.




[3] Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. М. 1986. С. 56.




[4] Ясперс К. Смысл и назначение истории. М. 1994. С.32.




[5] Кроче Б. Теория и история историографии. М. 1998. С. 13-14.




[6] Шильман М. Тактовая модель темпоральной организации мировой истории //Циклы. Материалы Третьей международной конференции. Ставрополь. 2001(htth:// www.nestu.ru).




[7] Зубко В.Г. Время в мифологической и рациональной парадигмах мировосприятия и в познании мира субъектом // Субъект во времени социального бытия: историческое выполнение пространственно-временного континуума социальной эволюции. М. 2006. С. 549.





[9] Льюис К.С. Хроники Нарнии. М. 2008. С. 831-832, 835-836.




[10] Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современное написание. М. 2001. С. 170.




[11] Иллюстрированная полная популярная Библейская энциклопедия/ Труд издание Архимандрита Никифора/ Репринтное издание. Издание Свято-Троице-Сергиевой Лавры. М. 1990. С. 140-141.



0 Комментариев


Яндекс.Метрика