Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Первая мировая война и героизм

Почти целое столетие отделяет нас от Первой мировой войны, названной современниками «Великой», «Священной» и даже «Второй Отечественной»; поразившей всех масштабами как военных действий, так и жестокости. Эта война «открыла» XX век громом артиллерии и миллионами погибших, возвестив об окончании эпохи «старой Европы» и изменив мир до неузнаваемости.


К сожалению, ныне мало кто помнит о той роли, которую сыграла Россия в этой войне, прозванной «Второй Отечественной» и «Великой». Она была встречена широким энтузиазмом, готовностью защищать свою Родину. Можно вспомнить тысячи добровольцев уходивших на фронт; женщин, становившихся сестрами милосердия (некоторые же надевали солдатскую шинель, под мужскими именами сражаясь в действующей армии); подростков, убегавших из дому, чтобы стать на защиту Родины; многочисленные общественные организации, собиравшие средства на военные нужды. Сражаясь исключительно за национальные интересы, русская армия одержала ряд блестящих побед над австрийцами, немцами и турками. Увы, вряд ли кто сейчас вспомнит те славные победы в Галиции и под Саракамышен, у ворот Варшавы и у стен Эрзерума.


Первая мировая война завершилась для нас неудачно: революции 1917 г. и развал армии привели к позорному Брестскому миру, который перечеркнул все наши усилия. Однако стоит помнить, что именно Россия в 1914-17 гг. сдерживала более 40% всех вражеских сил на своем фронте. Наши наступления на Восточном фронте неоднократно оказывали серьезную помощь нашим союзникам (Франции, Англии, Италии и Сербии). Например, в Месопотамии их ждал бы полный разгром без нашего Кавказского фронта. Многие ли знают, что именно Кавказская армия во главе с таким талантливым полководцев как генерал Н.Н. Юденич, в 1914-17 гг. одерживала одну победу за другой (даже в 1915 г., когда ввиду высоких потерь и недостатка вооружения наш Восточный фронт отступал под напором германцев и австрийцев)?


Безусловно, Россия вела бои за свои национальные интересы, однако сейчас можно с уверенностью говорить: без нашей помощи Антанта бы вряд ли бы выиграла ту войну. И наш долг помнить о той роли, которую сыграла наша армия, и почтить память тех забытых героев – солдат и офицеров – которые жертвовали собой во имя победы нашей Родины.


Интернет-проект "Герои Первой мировой" hero1914.com

30 Комментариев

  • Короленков Антон Викторович / к.и.н.

    «Ныне мало кто помнит о той роли, которую сыграла Россия в этой войне».
    Распространённый и весьма неловкий приём актуализации вопроса. Что значит «мало кто»? А что считать «много»? Между прочим, телепередач о первой мировой сейчас достаточно, так что тему забытой считать не приходится. От слишком обобщающих выражений «вряд ли кто сейчас вспомнит те славные победы в Галиции и под Сарыкамышем, у ворот Варшавы и у стен Эрзерума» я бы порекомендовал воздержаться, ибо это volens-nolens подразумевает неосведомлённость читателей. среди которых может оказаться немало тех, кто про эти операции прекрасно знает, и отговорка «я имел в виду...» и т.д. прозвучит неубедительно – лучше сразу выражаться так. чтобы потом не объяснять, что вы имели в виду.
    «Русская армия одержала ряд блестящих побед над австрийцами, немцами и турками». Над австрийцами и турками – вне сомнения, а вот над немцами – некоторое преувеличение. Блестящая победа означает разгром противника, но даже под Варшавой немцы его избежали, хотя им и пришлось отступать.

    • Пахалюк Константин Александрович

      множество телепередач не свидетельствует об осведомленности у широкой публики, что же до историков, то понятное дело, что профессионал своего дела должен иметь представление о всех периодах истории. Материал предназначался для сайта о памятнике на Поклонке, а потому рассчитан на широкую (непрофессиональную) публику.
      Победы над немцами - это еще и Гумбиннен, и Прасныш. Блестящие - яркий эпитет, не более того.

  • Короленков Антон Викторович / к.и.н.

    А, ну если публицистика, тогда всё понятно. Более вопросов не имею.

    • Пахалюк Константин Александрович

      Неужели Вы думаете, что в научном тексте я бы допустил хотя бы один эпитет?

  • Бобкова Марина Станиславовна / д.и.н., г.н.с. ИВИ РАН

    Коллеги, я думаю, что нужно уточнить позиции. Прежде всего скажу, что Антон-много лет работает редактором в академическом журнале, да и научных текстов он правил немало, все его замечания абсолютно обоснованы. Поэтому, с позиции автора следовало бы поблагодарить человека, который и прочитал, и проанализировал текст.

    Кроме того, к исторической публицистике, рассчитанной на массовую аудиторию, следует относиться самым серьезным образом-это наиболее сложный жанр даже для маститых историков-профессионалов: и меньше всего "яркие эпитеты" (а чаще всего, это просто расхожие штампы) придают эмоциональную насыщенность тексту.

    К тому же надо понимать, что и ответственность за историческую публицистику двойная (и перед коллегами-историками, и перед тем самым массовым читателем). Не надо следовать примерам "товарищей" из желтой прессы-все-таки это другой цех и другая профессия.

    • Пахалюк Константин Александрович

      Я не спрою по сути претензий, я считаю, что нельзя с научных позиций подходить ко всему в этом мире.

  • Вишняков Ярослав / к.и.н. доцент

    Вот, случайно на глаза попались цветные фото первой мировой войны. http://news.ru.msn.com/photo/%D1%86%D0%B2%D0%B5%D1%82%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D1%84%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%B8-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B2%D0%BE%D0%B9-%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9-%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D1%8B

  • Бобкова Марина Станиславовна / д.и.н., г.н.с. ИВИ РАН

    С научных позиций хотелось бы подходить ко всему, что касается профессии (если получается и это много трудов требует) и только.

    Спрос на историков в нашем обществе сейчас довольно высок, при чем в самых различных сферах (школа, вузы, политика, архивы, медийное пространство-ТВ, блогосфера, пресса и пр.). И это на фоне того, что историки в некоторой степени дискредитированы и скандалами с диссертациями, и многообразной публицистикой и т.д. и т.п.

    Думаю, что здесь лучшее лекарство - обсуждение материала в среде своих же коллег. Вот сегодня оно практически и состоялось!

    • Пахалюк Константин Александрович

      я не понимаю, зачем по научным критериям оценивать тексты явно ненаучные? Это говорит не о самых лучших качествах критикующего (как минимум, о том, что ему нечем заняться).

    • Пахалюк Константин Александрович

      Если порталу нужно обсуждение научных текстов по истории Первой мировой, то я бы мог предоставить сколь угодно других статей (в т.ч. уже опубликованных) и с радостью бы воспринял любую критику. Здесь же изначально была иная ситуация, потому я так и реагирую

  • Бобкова Марина Станиславовна / д.и.н., г.н.с. ИВИ РАН

    Константин, что значит "ненаучные тексты", если Вы пишите о конкретном событии (событиях) истории, напомню, на федеральном портале, нацеленном на создание чистой профессиональной среды?

    В массовом сознании нашего общества, именно благодаря "ненаучным текстам" итак довольно якобы исторических стереотипов, никакого отношения к истории не имеющих.

    • Пахалюк Константин Александрович

      Я не думаю, что эпитет "блестящие" является утверждением какого-либо стереотипа относительно наших побед над германцами. А если учесть,что тот же Гумбиннен был выиграл нами в меньшинстве, без нормальных тылов, при меньшем количестве орудий, то подобное определение вполне допустимо, как минимум, на публицистическом уровне.

  • Бакус Григорий Владимирович / руководитель проекта Russian Warfare. XX Century.

    Позволю себе вмешаться в дискуссию. Все мы прекрасно понимаем, что язык Internet-дневника публицистичен и потому запись в блоге будет отличаться по стилистике от монографии. Но из этого не следует противопоставление "публицистики" и "научности" - если перед нами не научно-популярная заметка, то что это? Пропаганда? Саму состоявшуюся дискуссию следует оценивать как положительный факт, поскольку вопрос языка, который отливается в наши тексты, для научного сообщества является открытым. Если мы относим себя к числу профессиональных историков, то наши тексты задают "верхнюю планку" в исторической дискуссии в нашем обществе. "Нижняя планка" известна - это Гозман и Скойбеда и многие иные очаровательные персонажи, где действует принцип: если логика закончилось - начинается хамство. Отсюда вывод: то, что обсуждение материала состоялось (15 ответов на Ваш пост) - факт положительный для всех и прежде всего для читателей.

    • Пахалюк Константин Александрович

      Сам факт дискуссии - вещь очень хорошая, и согласен полностью с постановкой вопроса. И думаю, нам лишь предстоит исследовать то, как именно исторические факты "выходят" в медийное пространство и каким образом преобразуются согласно правилам сложившегося дискурса (в понимании Фуко). В западной науке есть понятие public history (у нас оно изучается разве что в Вышке, СПБГУ (Смольный институт) и МВШСЭН (Шанинка)), которая "живет" согласно собственным законам, отличным от законов исторической науки. Я лично полагаю, что всю неакадемическую историю (от Скобейды до популярных блогов, статей и пр.) необходимо рассматривать с позиции существующего дискурса, который и наполняет наше прошлое актуальными для сегодняшнего дня смыслами. Как известно, все попытки переложить академическую историю в медийный формат фактически провалились. Каким образом приблизить академическую историю и public history - вопрос сложный и неоднозначный, который не приемлет простого ответа: "Посадить профессионального историка писать публицистические статьи".
      P.S.Однако что касается этой дискуссии, то здесь была относительно большая предыстория и серия недопониманий между редактором и мною, кому изначально был заказан этот текст (обладающей определенной прагматикой и направленный на определенную аудиторию).

  • Бобкова Марина Станиславовна / д.и.н., г.н.с. ИВИ РАН

    Не соглашусь, что "все попытки переложить академическую историю в медийный формат провалились". Факты: более 2000 передач "Часа истины" "Исторического канала 365" сделаны профессиональными (академическими, если угодно) учеными и все имеют большой резонанс; у них же циклы "Герои Победы", "Обыкновенная история", "Киноистория" - так же готовятся и проводятся при самом активном участии ученых-историков. Кинодокументалистика на центральных каналах практически вся основана на исследованиях ученых. Целый ряд передач с участием моих коллег из Центра мировых войн и геополитики по истории Второй мировой войны-это тоже пример "провала"? Да, в конце концов, записи он-лайн семинара "Люди и тексты" Центра истории исторического знания ИВИ РАН, который изначально не затачивался под широкую публику, набирают аудиторию более 50 000 за несколько месяцев...А публичные лекции ведущих историков из РАН на Полит.Ру? А Блоги Куриллы, Нефляшевой? Вы о чем???

    • Пахалюк Константин Александрович

      Я поясню мысль (эта идея не моя, а результат исследований те немногих профессионалов, которые в России занимаются public history).
      Во-первых, я не отрицаю ни интервенции профессиональных историков в медийное пространство, ни то, что зачастую они привлекают относительно широкое внимание. Я сам публикую все свои статьи ЖЖ, где оперативно получаю отклики как от профессионалов, так и от любителей (причем в последнем случае, как ни странно, не менее ценные). Сам факт таких "интервенций", безусловно, требует более детального анализа, т.к. в результате происходит столкновение логики академической истории (в данном случае "донести правду") и логикой медийного дискурса (как правило, это либо развлечение, либо продвижение каких-либо идей).
      Во-вторых, я вовсе не отрицаю возможность изложить правдивые исторические факты популярно, этим занимаются многие. Однако достоверность фактов не делает определенный текст научным. Вместе с тем медийный формат накладывает ряд ограничений, связанных с отбором фактов и их подачей. Поскольку любое медийное средство в рыночной экономике ориентировано на привлечение внимания, то подача материала становится специфичной. Как правило, профессиональные журналисты (их немного) стараются привлекать профессионалов, которые вычищают тексты от ляпов, неточностей и ошибок. Однако объективные особенности медиа (ограниченность объема, особенности целевой аудитории и пр.) не дают развернуться историческому нарративу в полном смысле, во всем многообразии и сложности. Да и сама публика в массе не готова (и я убежден, не способна и не должна) воспринимать историю во всей ее сложности. Я заметил, например, что даже в ЖЖ среди казалось бы любителей военной истории, которые неплохо знают основную фактологию Первой мировой, дискуссии определяются всегда несколькими шаблонами и переинтерпретацией ограниченной горстки фактов. Причем альтернативные логики не воспринимаются участниками, а попытки расширить нарратив практически игнорируются.

      Таким образом, история в медийном пространстве подчиняется определенным законам (дискурсу), которые влияют и на отбор фактов, и на их подачу, и их аргументацию, и даже их интерпретацию. В конечном итоге, это получается уже иная история, нежели профессионально созданный нарратив (он просто туда не вмещается). Профессиональный историк, безусловно, может прийти на Первый канал и начать вещать убедительно и популярно. Однако здесь возникают опять же два момента. Первый: для того, чтобы вещать популярно, материал должен быть интересен публике, соответственно, историк для этого должен понять, что именно публике будет интересно, в той или иной мере подстроиться под нее, что в конечном итоге на практике приводит к упрощениям и даже передергиваниям. Второй: сам факт того, что несмотря на отдельные интервенции исторический дискурс воспроизводится уже свидетельствует, что эти самые интервенции терпят провал. Если упрощать, то логика этого аргументы выглядит примерно так: Ну что что Вы сняли кучу профессиональных фильмов, выступили с кучей профессиональной лекций? После того как фильмы закончились, а лектор ушел из он-лайн публика продолжила говорить в рамках прежнего дискурса, в лучшем случае адаптировав сказанное под привычные рамки.
      Выскажу и еще одну крамольную мысль: ни широкой публике, ни государству историческая правда никогда не была нужна. И в этом нет ничего плохого (ну и хорошего тоже).

  • Бакус Григорий Владимирович / руководитель проекта Russian Warfare. XX Century.

    И снова не соглашусь с Вашими выводами. Если исходить с позиций теории информации/семиотики, то в пространстве коммуникации одномоменто присутствует огромное количество дискурсов, среди которых можно найти государственно-патриотический, историко-академический и проч. Противопоставлять "медийный дискурс" с его логикой и "академическую историю" - в этом ключе не совсем корректно. Ваша фраза насчет столкновения логик несет по существу - ложное противоречие, поскольку логика "донести правду" вполне укладывается в логику "продвижения каких-либо идей". Вопрос только в том, что в медиа-пространстве идей продвигается много. Вопрос процентного соотношения - ну или одновременного присутствия в сети нескольких источников информации. Грубо говоря если ЖЖ или Twiiter являются монополистом по части сведений о первой мировой мировой говорит только о том, что не развита элементарная инфраструктура. Причем в этом сегменте. И только. Если немного додумать, то логика насчет лектора заведет далеко - иногда лекторы уходят и из учебных аудиторий, но это не означает, что студенты сразу же становятся олухами и неучами. Да и насчет отсутствия общественного запроса на историческую правду - очевидный перебор. Брокгауз и Евфрон могут и в гробах перевернуться...

    • Пахалюк Константин Александрович

      Если исходить из позиции теории дискурса (которая на данный момент лучшим образом интегрирует имеющиеся теории информации, семиотику), то количество дискурсов ограничено и все они подчиняются единой эпистеме, за пределы который мы с Вами вообще выйти не можем. Теоретически можно найти множество примеров, когда "логика правды" подопляется логикой "продвижения какой-либо идеи", однако на практике при развитии нарратива в тот или иной момент столкновение все же происходит. Самый яркий пример: насилия со стороны советской армии в 1944-45 гг., тема в принципе интересная с точки зрения научного анализа, однако не вписывающаяся в общий исторический дискурс, который вообще сопротивляется ее беспристрастному обсуждению. Как заявил мне однажды один профессор: "Говорить о мародерстве со стороны советских солдат вообще нельзя, т.к. это очерняет облик солдата-освободителя". С точки зрения заложенной в публичный дискурс прагматики, утверждение это до цинизма честное, однако с точки зрения исторической науки исключение какой-либо темы из научного анализа по сиюминутным причинам есть просто нонсенс. Так или иначе, в понимании общества я исхожу из теории Лукмана, согласно которой у каждой сферы есть собственный бинарный код кодирования информации, и полагаю, что полной транспарантности добиться невозможно. Всегда будет противоречия между логиками экономики (получения прибыли) и религии (жизни по определенным моральным стандартом). Точно также как логика политического (борьба за власть) также на практике часто вступает в противоречие с логике экономического (получения прибыли). Точно также и логика научного исторического познания (докопаться до истины) сталкивается с логикой медиа (привлечь внимания). И здесь человек ставится перед выбором, который, опять же как показывает практика, зачастую делается в пользу второго (ибо суть медиа все же привлечь внимание, без этого медиа существовать не могут объективно).

      "Вопрос процентного соотношения - ну или одновременного присутствия в сети нескольких источников информации" в том то и дело, что процентами здесь не изменить это. Блогосфера - вещь демократическая, с абсолютно открытым входом. И здесь получается вообще удивительная вещь. Численно непрофессионалы всегда будут преобладать, а их рассуждения подвержены определенной логике (сколько бы они не говорили о свободной творческой мысли, эмпирический анализ утверждает обратное, потому я и нахожусь на позициях постструктурализма), в то время самое время участие профессионала-историка в блогожизни и публичных обсуждениях будет отнимать у него много времени от реальной научной деятельности, при этом не принося какой-либо серьезной пользы. А если учесть, что дискуссии ведутся определенным (и не всегда корректным) образом, то профессионал не обладающий полемическим искусством будет проигрывать группе дураков-троллей. Отсюда весьма неудивительна нелюбовь многие специалистов (не только историков) вступать в дискуссии с непрофессионалами, стремление уйти от них. Стремление донести Правду, конечно, очень красивое и благородное стремление, но скоро оно сменяется разочарованием. Лично я перестал спорить с людьми в блогосфере по поводу Первой мировой, понимая, что если кто-то считает, что Корнилов был вражеским шпионом (реально, мне так буквально вчера написали в ЖЖ на мою статью об этом генерале), то переубедить логическими аргументами и доводами его я не смогу.

      "Если немного додумать, то логика насчет лектора заведет далеко -" а ее и не надо развивать, я же написал, что несколько упрощаю. Я сказал только то, что сказал, пытаясь отразить эмпирическое наблюдение. Что же до лекций, то зачастую студенты также не воспринимают слов лектора, и лишь длительный образовательный процесс (4 года бакалаврианта + 2 года магистратуры + 2,5 аспирантуры) позволяет превратить студента-первокурсника, мыслящего примерно также, как и все блогеры, в профессионального историка. Здесь значение имеет погружение человека в определенную образовательную среду. СМИ же не погружают и принципиально не могут этого сделать. Соответственно, умные речи по любому поводу (не только по истории) с Первого канала логичнее рассматривать как некий оклик, который будет понят каждым со своей колокольни. А если учесть, что на телевидение зачастую все же приглашаются люди, скажем мягко, не самым лучшим образом сведующие о том, что говорят, то усилия отдельных единичных профессионалов растворяются в этом потоке.

    • Пахалюк Константин Александрович

      Поводу запроса на правду остановляюсь отдельно. На мой взгляд, высокий интерес к истории в современной России связан прежде всего с тем, что в публичном пространстве нет ни дискурса о будущем, ни серьезного обсуждения проблем настоящего. Отсюда - все внимание сосредоточено на истории как на какой-то панацеи (историцизм в смысле Поппера). Отсюда и высокий статус историка и его востребованность. Но востребована не сама правда, а именно статус. Более того, учитывая, как сейчас активно любят многие "бить" по нему, отказывая многим историкам в том, что они ученые, можно сказать: достаточно большому числу политических и общественных сил историк как независимый эксперт не нужен, им нужен историк, который бы своим статусом подтверждал их личную правду. Государству же очень хотелось бы,чтобы научная правда была идентичной с государственной (правительственной). Профессиональным историкам не очень нравится превращение в государственных идеологов и воспитателей патриотизма, хотя многие с радостью бы занялись этим за определенные деньги. Отсюда мы наблюдаем множество дискуссий на исторические темы, не имеющие прямого отношения к истории. Конечно, все говорят об исторической правде и борьбе с фальсификациями, но это на поверку - лишь пустые слова. Нередко "разоблачители" оказываются еще большими фальсификаторами.

      Более того, отмечу и другой момент. "Экономическая правда" нужна чтобы управлять экономикой, "политологическая" - для управления государством, а "историческая"? Вопрос о применимости исторических знаний к современности и реальной практики, как правило, хоть и излюбленная тема для историков, но ответ редко операционализируется. При этом, подчеркну и другое. Мне лично абсолютно не нужна научная правда о химическом мире. Нет, я могу ,конечно, почитать научную литературу, что-то популярное, потратить время, составить представление. Но в конечном итоге, зачем это надо? Я прекрасно понимаю, зачем нужно "чистое химическое знание": умные химики благодаря ему что-нибудь придумают полезное. Но мне-то это знание зачем? Я ничего не смогу с ним сделать. То же самое и про историю. Чистое историческое знание нужно нам, историкам, но вовсе не всем остальным. Более того, любой понимает, как потенциально можно применить на практике, скажем, чистое экономическое знание. А в нашем же случае далеко не все историки могут тоже сказать о "чистом историческом", отделываясь глупыми по сути отговорками "для того чтобы лучше понимать настоящее".


Яндекс.Метрика