Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Надежда Коваленко

Преподаватель архивоведения, ГАУГН

Еще раз о «Злых заметках», или Как не надо читать документы



Давно хотела написать об этом, возможно, будет интересно тем, кто интересуется политикой властей в советское время в области культуры, образования, литературы. Речь об одном «скандальном», как сейчас говорят, документе – «Злых заметках» Н.И. Бухарина. «Заметки» были написаны в 1927 году, но резонанс от них ощущается и сейчас. В частности, в интернете можно найти много откликов и комментариев, в большинстве своем резко негативных по отношению к их автору.


В «Заметках», как многие помнят, дается в резкой, даже грубой форме негативная характеристика творчеству и отчасти личности С.А. Есенина. Дело в том, что рядовой читатель «Заметок» (или знакомый с их пересказом, отрывками, цитатами) на их основе делает всеобъемлющий вывод о культурной политике, взглядах лидеров и идеологов 20-х годов, типа: Большевики изначально полностью отрицали наследие русской культуры, готовы были отказаться (уничтожить) от всего, что не вписывалось в жесткие и узкие рамки их идеологии, а абсолютное большинство талантливых поэтов и писателей, даже принявших революцию, изначально подверглись жестокой травле. В результате возникает упрощенно-негативный образ целой эпохи и ее ключевых фигур.


Такое положение представляется весьма негативным по своей сути и последствиям. Ведь 20-е годы имели свою значимую и многогранную специфику, являлись целой отдельной эпохой, в том числе и в культурном плане, во многом были периодом выбора путей становления советского общества. Что касается самого автора «Заметок», то он оставил обширное интеллектуальное наследие, в том числе и обстоятельные работы в области теории культурной, образовательной политики, взаимоотношений власти и творческой интеллигенции. Это его наследие представляется (и не только мне) весьма актуальным для нас сейчас. В силу всего этого я хочу кратко изложить здесь сущность указанных негативных стереотипов и почему они, на самом деле, не выдерживают критики. Система взглядов Бухарина и, соответственно, верное понимание «Заметок» – отдельная тема, требующая детального их рассмотрения, как и творчества Есенина. Здесь же я приведу наиболее часто встречающееся и наиболее одиозные «перлы», или мифы, в отношении «Заметок» и их автора. Мною эти мифы были встречены в том числе в достаточно многочисленных статья интернет-публицистики, а также в некоторых печатных изданиях второй половины 90-х – «десятых» годов.


 


Добавлю здесь, что «Злые заметки» нельзя рассматривать отдельно от других работ Бухарина в области культуры, от его социальных и политических построений, отдельно от его деятельности, от атмосферы той эпохи (что и делают авторы мифов). Так, в частности, пишущих о «Заметках» и их авторе не смущает, что резкая критика Есенина как-то сочеталась у Бухарина с поддержкой Мандельштама и Пастернака, с хвалебными статьями о творчестве Брюсова, с неоднократными призывами не пренебрегать высоким литературным наследием прошлого, не пытаться «загнать» поэзию в жесткие «пролетарские» рамки, низводя ее тем самым до уровня, по его выражению, «бревна с красным флагом». Тяжелое впечатление оставляет то, что эти мифы встречается в том числе в работах о Есенине известных крупных публицистов и писателей, таких как С. Куняев, В. Пашинина например, а также в авторитетных и широко известных изданиях, таких как ЖЗЛ (монография о Есенине С. Куняева), «Литературная газета» (статьи Л. Пашининой и Н. Мирошниченко). Также надо заметить, что написанное на эту тему во второй половины девяностых и вплоть до наших дней не уступает по своей одиозности и тенденциозности аналогичным работам конца 80-х – начала 90-х. Последние в расчет здесь не берутся – атмосфера того времени обусловила как идеализацию Бухарина как носителя определенной альтернативы и признание абсолютной истиной всего, о чем он ни пиши, так и столь же абсолютного его неприятия как большевика со всеми его идеями. Более позднее время, вроде как, должно подразумевать большую объективность и беспристрастность оценок, однако в данном конкретном случае этого не произошло.


 


Итак, миф 1:


«Заметки» не имели никакого отношения непосредственно к творчеству Есенина, Бухарин желал дискредитировать поэта по личным мотивам. Более того, он выступил одним из главных инициаторов и организаторов убийства Есенина. В факте убийства и в том, что за ним стояло высшее руководство страны, сторонники мифа не сомневается. (Пашинина В. Неизвестный Есенин (интернет-версия). Гл. 3: Иудушка Бухарин, или Неизвестное письмо // http://litrus.net/book/read/3760?p=18; Мирошниченко Н. Из-за чего убили Есенина // Литературная Россия. 2005. 25 нояб.). Мотивом для подобных действий Бухарина было якобы то, что Есенин имел серьезный компромат на него, знал о том, что не должно было «всплыть», – вот и пришлось убить поэта, а затем еще и чернить его память. Есенин якобы знал о так называемом «Письме Британу», в котором Бухарин, обращаясь к высланному из СССР поэту И. Британу, в грубой форме дает негативные характеристики своим ближайшим соратникам и советским деятелям (Крупская, Рыков и др.), цинично отзывается о русской культуре и народе, говорит о варварском разрушении всего большевиками и т.д.


 


В том, что «Письмо Британу» – фальшивка, сходится ряд исследователей. Надо добавить, что фальшивка достаточно грубо сделанная. На его предполагаемую подлинность указывают только утверждения самого Британа, «опубликовавшего письмо». Однако указанные авторы, не приводя никаких доказательств, в его подлинности совершенно не сомневается, равно как и в связанных с ним намерениях Бухарина. Не смущает их и то, что об этом якобы письме Бухарина, «опубликованном» Британом за границей, мог знать, все-таки, далеко не один только Есенин. Кстати, в факте убийства Есенина они также не сомневается, хотя оно до сих пор не доказано.


 


Миф 2:


Бухарин написал «Заметки», потому что был ярым противником русского крестьянства и соответственно т.н. поэтов деревни (встречено у С. Куняева). Куняев цитирует одно из выступлений Бухарина 1924 г. Это выступление, по мнению Куняева, «показывает со всей определенностью: какие бы далее зигзаги и крутые повороты ни дала «литературная политика», какие бы политические пертурбации ни совершились в дальнейшем – русским писателям, выходцам из народа, отстаивавшим в своем творчестве традиционные народные ценности, рассчитывать не на что».

«Бухарин – продолжает С. Куняев, – слов на ветер не бросал и политику «литературного раскрестьянивания» начал с гнусных «Злых заметок» от января 1927 года <…>
Ну а что могли здесь ждать те, кто считал себя «крестьянским писателем» и не отрекался от своего фактического и литературного происхождения? На что могли надеяться такие поэты…» (Куняев С. Сергей Есенин. М.:ЖЗЛ, 2006. Гл. 11).


Только С. Куняевым не берется в расчет то, что сам Бухарин известен в основном как противник сталинского варианта коллективизации, выдвигавший в качестве альтернативы долговременную программу поддержки крестьянских хозяйств, сотрудничества с ними государства, причем хозяйств разных уровней, вплоть до кулацких. Цитируемое же С. Куняевым выступление Бухарина, как и многие другие его речи и статьи (все они опубликованы, подборка «Бухарин Н.И. Революция и культура»), свидетельствует как раз о том, что Бухарин настаивал на поддержке крестьянской поэзии в целом в длительной перспективе, на лояльном отношении к ней со стороны власти и творческих организаций, на сохранении в длительной перспективе широкого плюрализма поэтических течений. Все это, по мнению Бухарина, могло и должно было сочетаться с грамотно выработанной и последовательно проводимой линией власти в области художественной политики.


 


Миф 3:


Заметки на самом деле не имели отношения к творчеству Есенина, а были лишь аргументом в борьбе Бухарина против Троцкого. Троцкий высоко ценил творчество Есенина, а Бухарин, наступая на него «по всем направлениям», старался помимо прочего дискредитировать еще и его литературные предпочтения.


Троцкий действительно был главным идейным противником Бухарина в 20-е годы – в период острой внутрипартийной борьбы. Однако взгляды свои на идеи и деятельность Троцкого и его единомышленников Бухарин, идеолог большинства, всегда высказывал напрямую – в дискуссиях, на страницах печати, в своих многочисленных работах. Ему просто не было смысла «так изощряться», прибегая к обинякам – разговорам о литературе. Высказывания Троцкого российской культуре, о литературе и творчестве Есенина также стали предметом спора с Бухариным. Однако и здесь Бухарин говорил о своем несогласии с теми или иными положениями в идеях Троцкого исходя из своих концепций, аргументируя их, а не просто высказывал прямо противоположное суждение по любому вопросу.


 


Миф 4:


«Заметки» – просто отражение дурного вкуса Бухарина, узости суждений, неумения ценить высокое искусство, свои суждения о котором он, находясь у власти, навязывал обществу.


При этом сторонники такой позиции, кажется, не задумываются, почему Бухарин там же, в «Заметках», одновременно указывает на несомненный талант Есенина, на то, что поэзия его «нередко звучит как серебряный ручей». Один из авторов, правда, обратил внимание на эти слова в своей интернет-статье и указывает на то, что Бухарин написал их, чтобы казаться объективным (Незакатная звезда // http://www.yulia-varsham.ru/esenin.html).


Но посмотрим на язык и стиль «Заметок». Высказывающий в столь резкой, даже грубой форме столь категоричные суждения Бухарин, как видится, ставил целью исключительно донести свою идею и вряд ли думал о том, чтобы «казаться объективным». Должно выглядеть странным и то, что Бухарин, глубоко и всесторонне образованный человек, хорошо знавший русскую и зарубежную классику, показал свой дурной вкус исключительно в отношении творчества Есенина, высоко ценя при этом творчество Брюсова, Блока, Гёте и др., и наоборот, указывая на низкий уровень поэзии типа агиток, например, у Демьяна Бедного.


 


Наконец, Миф 5:


«Заметки» надолго определили судьбу есенинского наследия, сыграли решающую роль в его официальном неприятии и забвении.


Создавая «Заметки», Бухарин, естественно, рассчитывал на определенную реакцию общества и властей, на проведение соответствующей политики в отношении есенинской поэзии (официальное ее истолкование, поддержка «альтернативы» ему). Вслед за «Заметками» действительно поднялась волна критики творчества Есенина. Однако вскоре, уже начиная с конца 20-х годов, сам Бухарин лишился своего влияния и не определял более линию партийной политики, в том числе и в культуре, все его взгляды были подвергнуты резкой критики. Вряд ли официальное отношение к Есенину задавал «отступник от линии партии» и, позже, «враг народа».


 


Так что времена меняются, а злые заметки о «Злых заметках» – остаются. И сохраняют свою весьма своеобразную логику.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика