Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Ржевско-Сычёвская операция. 30 июля - 1 октября 1942 года

Год выхода: 2015
Просмотры: 2
Оценить:

Я убит подо Ржевом,
В безымянном болоте,
В пятой роте, на левом,
При жестоком налёте…

Поэт Твардовский, написавший эти стихи уже после войны, продолжает:

Я убит и не знаю,
Наш ли Ржев наконец.

Ржевско-Сычёвская операция, которую чаще называют Первой Ржевско-Сычёвской операцией, имела исключительное значение, как для наших войск, так и для немецких.

Задачу, которую мы ставили перед своими войсками, — срезать верхушку Ржевско-Вяземского выступа, уничтожить 9 немецкую армию, тем самым создав условия на центральном направлении для дальнейшего наступления. Но главной задачей было то, чтобы наступая, мы не дали бы перебросить немецкие резервы с центрального направления на юг, под Сталинград и на Кавказ.

Эта задача выпала войскам Западного фронта генерала армии Георгия Жукова, войскам Калининского фронта генерала Ивана Конева. Против них оборонялась Группа армий Центр под командованием Фельдмаршала Гюнтера фон Клюге и 9 армии Вальтера Моделя, благодаря которому во многом было остановлено советское контрнаступление под Москвой. Было лето. Летняя погода позволяла развернуть широкое танковое наступление. Тем более, что у Красной Армии танков было достаточно. Более 1700 танков, среди которых было много как советской новой техники, так и танков, поставленных Красной Армии по ленд-лизу. По авиации было примерное равенство, но наши самолёты, к сожалению, пока часто выходили из строя. Производство авиационных машин только еще налаживалось в нашем тылу.

Однако погода к началу нашего удара неожиданно испортилась. 30 июля 1942 года пошли проливные дожди. Дороги превратились в месиво. Приходилось на руках подтягивать артиллерию и боеприпасы, передвигаться по скользкой жиже, утопая в грязи. Танки, особенно это касалось техники союзников, вязли и застревали, тонули в болотах.

И тем не менее мы прогрызали немецкую оборону, хотя средний темп наступления был всего 1-2 километра в сутки. Советские войска вышли на ближние подступы к г. Зубцов, с. Погорелому Городищу, Карманову, где и разыгралось крупнейшее танковое сражение 1942 года. В нём участвовали с нашей стороны 800, с немецкой — 700 танков. 1500 бронированных машин схлестнулись в смертельной схватке еще за год до знаменитого Прохоровского сражения на Курской дуге.

К сожалению, в этот раз нам не удалось перебороть немцев, и мы потеряли значительное количество своей техники. И тем не менее фашисты вынуждены были отступать. По приказу Жукова 20-й советской армией был нанесен мощный удар по врагу, в бой были введены дополнительные резервы. Этот удар достиг определенной цели. Мы продвинулись на широком фронте вглубь вражеских позиций на 25 километров. Взяли Карманово, Погорелое Городище, город Зубцов. Но Ржев взять не удалось, хотя советские войска ворвались в северные и северо-восточные окраины города. Завязались уличные бои. Илья Эренбург, командированный тогда на фронт, так описывал события: «На карте были кварталы города Ржев, но на самом деле это были лишь развалины, в которых едва угадывался довоенный город. После того, как наше наступление застопорилось, мы были вынуждены отвести свои силы. За нами оставались лишь северные окраины Ржева».

В ходе операции нам так и не удалось взять Ржев, равно как и уничтожить 9-ю немецкую армию. Но мы прочно сковали войска противника на центральном направлении. Ни о какой переброске войск не могло идти и речи. По некоторым оценкам, целых 12 немецких дивизий, намечаемые к передислокации на юг, остались на месте. И только благодаря этим немецким резервам, удалось остановить наступление Красной Армии на ржевском плацдарме. Советские потери достигали почти двести тысяч солдат и офицеров. Обороняющаяся немецкая сторона потеряла свыше пятидесяти тысяч военных. И эти потери заметно сказались на будущем. Немцы не могли уже организовывать взаимодействие с другими группировками на центральном направлении, чтобы продолжить наступление на Москву, как планировалось ими ранее. Многие историки сходятся во мнении в том, что благодаря Ржевско-Сычёвской операции были сорваны планы наступления на северном направлении на Демянск, где они стремились окружить войска и Калининского и Северо-Западного фронтов.

Мы видим, что хоть наступление в полной мере и не увенчалось успехом, несмотря на большие потери, основная задача все-таки была выполнена. Немцы, продолжая «крысиную» войну, окопавшись, не смогли наступать и продвинуться на Москву.

В сентябре 1942 года в Москву приехал личный представитель Рузвельта, один из руководителей республиканской партии Уилки. Он встречался со Сталиным и побывал на фронте в 30-й армии, где встречался с генералом Лялюшенко, и впоследствии с восхищением отзывался о подвиге наших бойцов, донеся до американского президента мысль, что Второй фронт нужно открывать как можно скорее. Но дело было в том, что союзники попросту не собирались открывать Второй фронт ни в 1942, ни в 1943 годах. Западные союзники не помогли нам вторжением в Европу, выжидая, чтобы советские войска ценой своей крови нанесли немцам как можно больший урон, чтобы, впоследствии не встречая особого сопротивления, войти в Европу победителями.

Такая позиция конечно сказывалась на результатах наших операций, в том числе на наступлении в районе Ржева в 1942 году.

Союзники открыли Второй фронт только в июне 1944 года, когда Красная Армия подошла уже к границам Европы.


Об авторе

Михаил Юрьевич Мягков — доктор исторических наук, научный директор Российского военно-исторического общества.

 

 

0 Комментариев


Яндекс.Метрика