Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Шапошников. Стахановцы и колхозы — фронту

Год выхода: 2014
Просмотры: 3
Оценить:

Шапошников

Шапошников Борис Михайлович (20.09(2.10).1882 – 26.03.1945), Маршал Советского Союза. Родился в Златоусте на Южном Урале в семье служащего. Окончил Московское военное училище (1903) и Николаевскую академию Генерального штаба (1910). Служил в Туркестанском и Варшавском военных округах на командных и штабных должностях. Во время Первой мировой войны отличился в Галицийской битве (1914), был контужен в голову под Сохачевом (1915). К 1917 году он стал полковником и имел кресты Анны, Станислава и Владимира с мечами и бантами — всего 6 орденов. Б.М. Шапошников одним из первых офицеров старой армии вступил в Красную Армию. С октября 1919 года работал под руководством Главкома С. С. Каменева в Полевом штабе Реввоенсовета Республики. Принимал участие в разработке планов операций по разгрому Юденича, Деникина, панской Польши, Врангеля, за что был награжден орденом Красного Знамени (14.10.1921). После Гражданской войны Шапошников служил в Штабе РККА, командовал военными округами, возглавлял Военную академию им. М. В. Фрунзе (1932-1935). Написал книгу «Мозг армии» (1929) и трижды возглавлял Генеральный штаб (1928-1931, 1937-1940, 1941). Его называют «Патриархом» Генерального штаба. В 1935 году стал профессором. 7 мая 1940 года Б.М. Шапошникову присвоено звание Маршала Советского Союза. Работая в самый тяжелый начальный период Великой Отечественной войны, в дни Смоленского сражения, борьбы за Киев и великой битвы под Москвой начальником Генштаба, часто без сна и отдыха, 60-летний маршал окончательно подорвал свое здоровье. Умер Шапошников на посту начальника Военной академии Генерального штаба в 1945 году, не дожив 44 дня до Победы над фашистской Германией. По приказу Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина в час погребения урны с прахом маршала Б. М. Шапошникова у Кремлевской стены был дан салют в 24 залпа из 124 орудий.


Стахановцы и колхозы — фронту

Высокую оценку осуществленному в СССР перебазированию производительных сил дал в своей книге «Россия в войне 1941–1945» английский публицист А. Верт.

«Эвакуацию промышленности во второй половине 1941 и начале 1942 г. и ее «расселение» на Востоке, — писал он, — следует отнести к числу самых поразительных организаторских и человеческих подвигов Советского Союза во время войны».

В дни эвакуации советская экономика переживала самые большие трудности за все время войны. Предприятия, составлявшие более трети общей производительной мощности важнейших отраслей промышленности, вследствие вражеского нашествия и вынужденной эвакуации временно прекратили выпуск продукции. Все это привело к значительному падению общего объема промышленного производства. Валовая продукция промышленности с июня по ноябрь 1941 г. уменьшилась в 2,1 раза. При этом выпуск проката черных металлов — основы военной индустрии — к концу года против июня 1941 г. уменьшился в 3,1 раза, выпуск проката цветных металлов, без которого невозможно военное производство, за тот же период уменьшился в 430 раз, а изготовление шарикоподшипников, без которых нельзя выпускать самолеты, танки, артиллерию, сократился в 21 раз. Казалось, наступает полный паралич советской экономической системы.

Однако в результате поистине героических усилий тружеников тыла, а также принятых ГКО и правительством конкретных действенных мер, в декабре 1941 г. падение промышленного производства прекратилось, а с марта 1942 г. начался его рост.

Благодаря преимуществам плановой системы хозяйства, умелой организаторской деятельности партийных и советских органов, самоотверженным усилиям советских людей, эта грандиозная производственная операция, равная по своей значимости, по словам маршала Г.К. Жукова, «величайшим битвам Второй мировой войны», была успешно осуществлена. Фактически в глубокий тыл была перемещена целая индустриальная страна.

«Вновь созданная по ту сторону Урала или перебазированная туда военная промышленность работала теперь на полную мощность и позволяла обеспечить армию достаточным количеством артиллерии, танков и боеприпасов», — вынужден был отметить в своей книге бывший гитлеровский генерал К. Типпельскирх.

Движение многостаночников и скоростников, за совмещение профессий, двухсотников, трехсотников и даже тысячников (т. е. выполнявших нормы на 200, 300, 1000 процентов), комсомольско-молодежных и фронтовых бригад — таков далеко не полный перечень массовых проявлений в дни войны трудовых инициатив советскими рабочими.

Лучшие из них — люди разных национальностей: сталевары Нурулла Базетов, Ибрагим Валеев, Александр Чалков, Ольга Ковалева, фрезеровщик Дмитрий Босый, машиностроители Михаил Попов, Василий Шубин, Павел Спехов, машинисты Николай Лунин, Василий Болонин, бурильщики Алексей Семиволос, Илларион Янкин, станочница Екатерина Барышникова, первая в стране женщина-горновой Фелисата Шарунова и многие другие увлекали за собой на высокопроизводительный труд, в сражение за металл, за уголь и нефть сотни тысяч бойцов трудового фронта.

Нурулла Базетов в годы Великой Отечественной войны добился значительного увеличения съема стали с 1 м² пода мартеновской печи. В 1942 году довел съем стали до 16 тонн (при среднем съёме по заводу 5 тонн). Организовал одну из первых комсомольско-молодежных бригад. Всю войну вел подготовку молодых сталеваров. С 1945 года мастер мартеновских печей.

Колхозники … положили начало новому этапу патриотического движения советского народа — массовому сбору средств на строительство вооружения для Красной Армии. В день празднования годовщины Великого Октября (7 ноября) труженики сельхозартели «Красный доброволец» Избердеевского района провели общее собрание, где председатель колхоза В.Т. Мананников рассказал о положении на фронтах, о нуждах армии и призвал их к сбору средств на постройку танковой колонны. Его поддержали все колхозники. Здесь же на собрании колхозники внесли наличными на постройку танков 40 тыс. руб. «А на другой день, — читаем в воспоминаниях очевидца Я.И. Глотова, — на строительство танков каждый вносил столько, сколько мог внести, все свои сбережения. У кого не было денег — продавали на колхозном рынке, что можно было продать». Первым внес в фонд строительства танков 5 тыс. руб. сам председатель колхоза.

Волнуясь, комкая старую шапку, вышел к столу президиума кузнец дегтянского колхоза имени Мичурина Погонин.

— У меня в Красной Армии три сына, все трое — лейтенанты. Я вношу на строительство танковой колонны три тысячи рублей: по тысяче на танк для каждого из моих сыновей.

— Мой сын пал смертью героя на поле боя, — сказал, выступая на собрании, колхозник из колхоза «Красное знамя» Первомайского района Щенев. — Клянусь, что всеми силами буду мстить за него фашистам. В фонд строительства танковой колонны вношу восемь тысяч рублей.

Сотни тысяч пожелтевших от времени документов, написанных на местах из ученических тетрадей, конторских книг, просто на оберточной бумаге, — протоколов собраний и сельских сходов, писем, обращений — хранятся в госархиве Тамбовской области. Часто скупы, очень скупы их строки. Но как много они сегодня говорят о величии народного подвига, о крепости его духа, о вере в победу над врагом.


Источники и литература:

Егоршин В.А. Фельдмаршалы и маршалы. М.: Патриот, 2000.

Верт А. Россия в войне 1941–1945. М.: Воениздат, 2001.

Куманев Г.А. Говорят сталинские наркомы. Смоленск: Русич, 2005.

Коломиец М., Мощанский И. Камуфляж танков Красной Армии 1930-1945. М.: Экспринт, 2005.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика