Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Феодосийская операция. Работа санитарно-медицинской службы на Калининском фронте

Год выхода: 2014
Просмотры: 1
Оценить:

Феодосийская операция

 Крейсер «Адмирал Лазарев» (с 14 декабря 1926 года — «Красный Кавказ») решили кардинально реконструировать путем замены 130-мм артиллерии на более мощную. Утвержденная 25 декабря 1926 года программа модернизации предусматривала наличие пяти таких установок на корабле.

В годы Великой Отечественной войны крейсер под командованием офицеров А.М. Гущина и В.Н. Ерошенко успешно громил немецко-фашистские войска под Одессой и Севастополем, в Феодосии и под Новороссийском. Впервые главный калибр корабля заговорил 11 сентября 1941 года, когда крейсер обрушил огонь на позиции вражеских войск, находившихся в деревне Ильинка под Одессой. Первую половину октября 1941 года «Красный Кавказ» провел в непрерывных походах между Одессой и Севастополем, участвуя в эвакуации войск одесского оборонительного района. Затем последовали срочные воинские перевозки из Новороссийска в главную базу.

Наиболее яркой страницей в истории этого корабля является его участие в Керченско-Феодосийской десантной операции. Вечером 29 декабря 1941 года, приняв на борт 1853 десантника, батарею трехдюймовых орудий, 15 автомашин, а также другую боевую технику и продовольствие, «Красный Кавказ» во главе отряда покинул Новороссийскую бухту и, прибыв ранним утром следующего дня в Феодосийский залив, первым открыл огонь. Тем временем десантники прыгали на подходящие катера и баркасы и устремлялись на берег. Орудия и пулеметы крейсера вели огонь по амбразурам огневых точек врага, складу боеприпасов. За два часа боя в «Красный Кавказ» попало 13 снарядов и 7 мин, которые вызвали на нем 7 пожаров, но главные и вспомогательные механизмы оставались в строю. На следующий день, выдержав 25 групповых и одиночных атак вражеских самолетов и выполнив задание, «Красный Кавказ» ушел в Туапсе. Но и на этот раз стоянка корабля оказалась недолгой. В полночь нового, 1942 года корабль перешел в Новороссийск и, приняв на борт вооружение и 1200 человек, утром 4 января вновь прибыл в Феодосийскую бухту. Быстро подав швартовы, моряки немедленно приступили к разгрузке, которая была уже почти завершена, когда крейсер был атакован немецкими самолетами. Несмотря на интенсивный зенитный огонь, 4 бомбы врага взорвались у борта крейсера. В кормовой части корабля образовались 3 громадные пробоины. Не успел крейсер выйти на рейд, как снова был атакован большой группой «юнкерсов» и вновь вступил в неравную схватку с врагом. На этот раз бомба взорвалась совсем рядом. Корму крейсера выбросило из воды, оторвало правый винт и кронштейн левого гребного вала, погнуло и заклинило рулевое устройство. Осадка корабля увеличилась на 5 метров, и палуба до четвертой башни скрылась в волнах. Почти через сутки полузатопленный, но не сдавшийся «Красный Кавказ», пройдя сквозь шторм и пургу, появился в Туапсе, а через два дня ушел в Поти для ремонта. 3 апреля 1942 года экипаж «Красного Кавказа» был удостоен гвардейского звания. К тому времени корабль выполнил 30 боевых заданий командования, в том числе 9 — по огневой поддержке сухопутных войск, дважды участвовал в минно-заградительных действиях. Пройдя около 14 тысяч миль, крейсер «Красный Кавказ» перевез более 25 тысяч бойцов, раненых воинов и эвакуированных граждан Одессы и Севастополя, доставил к линии фронта до 200 вагонов с боеприпасами, отконвоировал 6 транспортов с войсками и боевой техникой. Артиллерия крейсера провела 32 огневых налета по фашистским позициям, уничтожила 16 вражеских артиллерийских и минометных батарей, истребила до 5 батальонов пехоты. Зенитчики корабля отразили 67 налетов немецкой авиации и сбили 3 самолета.

«Апрель. В Поти вовсю буйствует весна. Над планетой гремят сражения, но вечное преображение природы продолжается. И, как Феникс из пепла, из руин возрождается «Красный Кавказ». Каждый день меняет облик корабль. Листы свежей обшивки закрывают его раны, исчезают следы разрушений на верхней палубе, приобретают свой прежний вид командирские каюты и матросские кубрики. Люди находятся в приподнятом настроении. Все знают: еще немного, и крейсер вновь выйдет на боевые коммуникации и начнет громить фашистов. Как-то утром ко мне в каюту буквально ворвался военком Щербак:

— Командир, включай погромче трансляцию!

Зараженный волнением военкома, я до отказа повернул рычажок динамика. Торжественный голос Левитана заполнил помещение:

— За проявленную отвагу в боях с немецкими захватчиками, за стойкость, мужество, дисциплину и организованность, за героизм личного состава удостоить звания гвардейских экипажи нижеследующих кораблей Военно-Морского Флота:

Экипаж крейсера «Красный Кавказ» ...

Смысл услышанного не сразу дошел до моего сознания. Слишком неожиданным было сообщение, чтобы вдруг уразуметь его. Но Щербак уже тряс меня за плечо и счастливо повторял:

— Гвардейцы, командир! Гвардейцы!.. Гвардейцы! Волнующее слово, за которым видится вся ратная история русских и Советских Вооруженных Сил. Быть гвардейцем — значит быть лучшим из лучших, нести на своем знамени все символы воинской доблести».


Работа санитарно-медицинской службы на Калининском фронте

«Будучи полуголодными, ослабленными, медицинские работники, находясь в невероятно сложных условиях окружения, делали операции, лечили раненых, собирали у населения продукты питания и кормили больных. Добрые, отзывчивые и трудолюбивые медсестры не только помогали раненым выздороветь, но и выпускали бюллетени, стенгазеты, организовывали концерты для раненых.

Многие из них уже были награждены медалями «За отвагу», «За боевые заслуги» за вынос и эвакуацию тяжелораненых. Самоотверженно трудился врач Георгий Антонович Радзимовский, защищавший Родину с первых дней войны. Обороняя Вязьму, он был тяжело ранен и попал в плен; выздоровев, в лагере военнопленных тайно лечил наших бойцов, а в феврале 1942 года вместе с фельдшером Чухраевым бежал и оказался в расположении 355-ой дивизии. Он, как и все остальные медработники, всецело отдавал себя работе по спасению жизней солдат. «Мы с врачом Дикопольцевой, — вспоминал И.И. Ромайкин, — оперировали тяжелораненого с повреждением плечевой артерии. Потребовалась кровь. Георгий Антонович в это время отдыхал после многочасовой операции. Узнав, что нужна кровь, он, не задумываясь, предложил взять у него 450 кубиков. Солдат благодаря нему остался жив».


Источники и литература:

Гущин А. М. Осененные гвардейским стягом. М.: Молодая гвардия, 1975.

Ромайкин И.А. Боевой путь 355-ой Кировской стрелковой дивизии Калининского фронта (26.12.1941 – сер. июля 1942 гг.)// Исторические исследования: материалы междунар. науч. конф. (г. Уфа, июнь 2012 г.). Уфа: Лето, 2012. С. 15-20.

Информационный ресурс «Черноморский флот»

0 Комментариев


Яндекс.Метрика