Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Военное строительство: чему можно научиться у Петра I

Просмотры: 28
Оценить:

Всем доброго времени года. Сейчас у нас в стране идёт бурное военное строительство. Т.е. у нас сейчас вместо никчемного Сердюкова прекрасный министр обороны Шойгу. У нас принят на вооружение новый танк «Армата», у нас идут разработки истребителей 5-го поколения. Т.е., казалось бы, у нас всё в плане вооружений прекрасно. А теперь немножко о том, в чём заключается, собственно говоря, военное строительство.

В нашей стране было несколько случаев успешного военного строительства: это при Иване Грозном, при Петре I. Очень эффективное военное строительство у нас было при Сталине. А теперь рассмотрим немножечко на примере, по сути, хрестоматийном.

Петровское военное строительство. То, что Пётр I собирается прорываться к морям, создаёт полки потешные свои, создаёт потешную флотилию, собирается воевать выход к Азовскому морю, т.е взятие Азова, – это всё было вполне себе естественно и понятно. В это время Пётр I развивал армию, нанимая иностранных специалистов, занялся постройкой флота для Азовского моря. Первый Азовский поход провалился, потому что не было флота, для второго была построена эскадра, которая смогла заблокировать Азов с моря. И затем Пётр, собственно говоря, попытался пробиться к гораздо более важному для страны нашей в то время Балтийскому морю. Т.е. отбить у шведов те земли, которые они сумели отжать в своё время, в Смутное время.

И вот русская армия начинает воевать, осаждает Нарву, т.е. заключены были военные союзы. Но под Нарвой русская армия терпит сокрушительное поражение. Т.е. русские войска не могут сражаться на равных с численно уступающими шведскими войсками. Они уступают им по выучке, по дисциплине, по мотивации, по сути, во всём. В том числе, собственно говоря, и в командовании, т.е. под Нарвой нанятое Петром командование русской армией во главе с герцогом Декруа перешло на сторону противника.

И вот Пётр, которого в это время все уже сбросили со счетов, резко ускоряет военное строительство в российском государстве. Как оно выглядело вообще в России, т.е. что делал Пётр I? Для того, чтобы обеспечить вооружённые силы, он обеспечил систему комплектации, которая давала достаточную численность войск, т.е. рекрутская система воинской повинности. Это позволило получить профессиональную армию вместо прежней, которая была полупрофессиональной, т.е. стрельцы – они в мирное время занимались ремёслами, торговлей, поместная конница занималась своими поместьями, т.е. поместное войско. И, соответственно, это войско можно было считать скорее не постоянным, а иррегулярным. При Пётре I у нас создаётся нормальная полноценная регулярная армия. Вводится единое обмундирование, которое сказывается, кстати, и на дисциплине положительно.

Но предпринимаются и более важные шаги. Когда строился, допустим, флот для войны с турками, на реке Воронеж, создавались кумпанства, т.е. бояре и купцы озадачивались постройкой боевых кораблей. Т.е. они использовали свои средства, свои богатства для создания русского флота. Т.е. можно посмотреть на современных олигархов, посмотреть, как они вкладываются в обеспечение оборонной мощи страны. При Петре вкладываться приходилось. Для того, чтобы обеспечить строящиеся корабли орудиями, для того, чтобы обеспечить войска ружьями, для того, чтобы обеспечить войска формой, Пётр I развивает военные мануфактуры, т.е. это как текстильные мануфактуры, так и железоделательные, и прочие мануфактуры, которые необходимы для создания как флота, так и армии.

Т.е. строятся заводы достаточно многочисленные. Для них выписываются зарубежные специалисты, для них готовятся собственные кадры. Так вот, когда страна занимается военным строительством, она нуждается в большом количестве квалифицированных кадров. Это означает, что система образования. Вот Пётр I создаёт учебные заведения, т.е. готовит за государственный счёт людей за рубежом, потому что в стране подготовить специалистов первое время было нельзя, а также готовит специалистов, начинает у нас в стране, открывая учебные заведения.

При этом нет такой задачи, что содрать со студента побольше денег, типа платное образование – нет, государство в это образование вкладывалось само. И нет такой задачи, чтобы подготовить конкурентного специалиста, способного уехать зарабатывать за рубеж, нет. Специалисты готовились для нашей страны, в том числе и за рубежом, а не у нас для других стран, как это делается сейчас в лучших, так сказать, пожеланиях Высшей Школы Экономики.

Разрабатываются воинские уставы, в этих воинских уставах прописываются крайне жёсткие вещи. Например, если русский корабль откроет огонь по кораблю противника, и не будет до него добивать, то командира корабля полагается казнить. Т.е. он нёс ответственность за это своей жизнью, потому что если он открыл огонь с дистанции, с которой пушки не добивают, значит, он трус.

Твёрдое следование уставам приводило к тому, что нерешительные люди, трусы, просто некомпетентные, они довольно быстро отсеивались, они бежали с флота, они бежали из армии, и на их место заступали люди, которые добились этого места своими умениями, своим мужеством, своими навыками.

Кстати, по этому поводу даже есть такой довольно занятный советский фильм «Спектакль» по ещё более старой истории, которая называлась «Табачный капитан». Очень наглядно показывает отношение к кадрам. Собственно, в фильме «Как Пётр I арапа женил» речь идёт, собственно говоря, о том же самом. Это нужно понимать. Кадры нужны для страны. Не для того, чтобы человек получил образование и поехал в Штаты работать, а для того, чтобы, получив образование, он укреплял военную и экономическую мощь своей страны. И научную мощь, и интеллектуальную мощь, всю. Т.е. для этого нужно, чтобы образование работало на внутренние интересы страны.

И образованные граждане – это не задача самих граждан, это задача государства максимально поднимать уровень образования. Это часть военного строительства. Чем более образованное население в стране, тем больше военный потенциал державы. Вот у нас, например, на это особо внимания не обращают.

Дальше. Если мы начинаем строить корабли, лить пушки, или сейчас начинаем строить танки, самолёты и так далее, то ключевым моментом является производственная база. При этом производственная база не только которая собирает технику, это вот очень важный момент, а которая выпускает все виды комплектующих для этой техники. Т.е. страна, которая не может сама выпускать шариковые подшипники, но, допустим, умеет сама построить танки, самолёты (а такие страны есть), эта страна в плане оборонного потенциала очень слаба. Почему? Потому что без подшипников она самолёт или танк не построит.

Поэтому нужны предприятия не только которые делают саму военную технику, само вооружение, но и те, которые делают всё необходимое для этой военной техники. Те предприятия, которые делают станки для этой военной техники, для производства военной техники, а также станки делают для производства того, из чего делается эта военная техника. Т.е. нужна промышленность группы А – производство средств производства.

Пётр это создавал, создавал отчаянными усилиями. Сейчас у нас, к сожалению, этого практически нет. И от этого зависят темпы как производства вооружений, допустим, во время войны. От этого зависят и темпы перевооружения армии. Т.е., например, у нас темпы перевооружения достаточно низкие. Большая часть вооружения у нас относится к советским образцам, которые даже не модернизированы. А несколько менее половины нашей техники военной – это либо новые образцы оружия, либо советское оружие, т.е. заметьте, это которое было выпущено четверть века назад. Которое, правда, прошло модернизацию. И это в мирное время, когда прилагаются усилия по перевооружению армии. Если начнутся боевые действия сколько-нибудь серьёзные, то резко возрастёт необходимость замещения потерь в технике, в расходе боеприпасов.

Как это будет замещаться? Ну, например, сейчас это смотрится крайне неочевидно, при Петре это было совершенно чётко видно: вот есть предприятия, на которых делают якоря, отливают пушки, производят ткань, есть которые из этой ткани делают военную форму, т.е. весь цикл производства на месте. Есть момент, связанный с мотивацией, т.е. жесточайшие наказания за подрыв боевой мощи, за подрыв военного духа, и поощрения за выполнение приказа, поощрение за выполнение воинского долга. У нас, к сожалению, этот принцип тоже нарушается. У нас людей, которые выполняли свой воинский долг, зачастую наказывают, людей, которые подрывали боевую мощь, ставят на высокие посты.

И вот к чему приводили петровские действия? Если под Нарвой русские войска умудрялись бежать, т.е. центр русской армии бежал, если численно меньшие силы шведов громили русскую армию, то спустя несколько лет после начала Северной войны в Лифляндии войска под командованием Шереметева уже бьют шведов, но, правда, имея двойное численное превосходство. Борьба идёт с переменным успехом, сначала Шереметев бьёт Шлиппенбаха, потом Левенгаупт бьёт Шереметева. Русские войска сражаются на территории Польши против шведов, и вынуждены отступать от шведской армии под Гродно, но чем дальше идут боевые действия, тем лучше сражаются русские войска. Возрастает их стойкость, возрастает их умение, возрастает их инициатива.

И в сражении при Лесной русский войска громят корпус Левенгаупта, уже не имея превосходства в силах, громят наголову, лишив шведскую армию снабжения. А в сражении под Полтавой русская армия наголову громит считавшегося непобедимым шведского короля. При этом из армии у того не остаётся практически ничего, т.е. пол-армии полегло на поле боя, половина армии сдалась в плен. Это вот итог Полтавской битвы. Т.е. шведский король бежал без армии с поля боя. Армии у него не осталось.

И русские войска постепенно приобретают славу непобедимых, русская армия начинает считаться одной из сильнейших в мире, а после разгрома Наполеона просто сильнейшей в мире. Но правительство начинает почивать на лаврах, производственная база обновляется достаточно плохо, и вроде бы военное строительство продолжается, но у нас всё начинают постепенно замещать иностранные образцы оружия, которые сначала просто делаются по зарубежным образцам, затем начинают заказываться за рубежом, и в итоге мы подходим к Первой мировой войне, когда половина оружия заказывается за рубежом, при этом его всё равно не хватает, а собственные производственные мощности не позволяют выпускать современнейшие виды вооружения.

Это неправильный подход к военному строительству. Т.е. военное строительство опирается на людской потенциал, т.е. численность населения, собственно говоря, на качество этого потенциала людского, т.е. на качество человеческого материала, т.е. насколько эти люди подготовлены, образованы, и на сколько они готовы защищать свою Родину, выполнять, так сказать, свой воинский долг. И военный потенциал состоит из промышленной мощи государства, т.е. способности обеспечить как гражданские, так и военные потребности не только в условиях мирного времени, но и в условиях войны. Потому что ситуация, что типа того «а, что не сделаем – то купим» во время войны, в большинстве случаев, не работает.

Вот, собственно, и всё.

С помощью oper.ru

0 Комментариев


Яндекс.Метрика