Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

История заблуждений

«Русский след» в «сараевском выстреле»: пропагандистский штамп, переживший сам себя

Краткое описание мифа

О послужившем поводом для развязывания Первой мировой войны убийстве в Сараево наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда за сто с лишним лет создана поистине огромная литература, снимаются фильмы, жаркие дискуссии идут до сих пор. Одной из точек зрения, отстаиваемой западными историками вслед за властями Вены и Берлина образца 1914 года, остаётся убеждение в том, что руку Гаврилы Принципа направляли не только из Белграда, но и из Санкт-Петербурга. Эта точка зрения стала активно тиражироваться после покушения, получила новый импульс во время Первой мировой войны, и даже использовалась Гитлером в 1941-м для обоснования собственной агрессии против Югославии и Советского Союза, от которых исходила «славянская опасность» для Европы. В наши дни она также популярна: миф о «вечно агрессивной России» получает в этом случае дополнительное историческое обоснование.

На самом деле

Собственно, версию «русского следа» и разоблачать-то затруднительно. Данная соблазнительная теория возникла и использовалась как элемент воинственной пропаганды в Германии и Австро-Венгрии. Её фактологическая составляющая мало чем отличается от современного «Кошка бросила котят – это Путин виноват».

То есть, строго говоря, мы имеем дело даже не с «версией» или «теорией», а, как сейчас сказали бы, со «слоганом» или «демотиватором». А пропагандистские слоганы в доказательствах не нуждаются.

***

Из нашей первой публикации о событиях 28 июня 1914 года нам уже известны версии об участии в покушении «сербских националистов». Но ведь на одних сербах мировую войну не развяжешь – именно и только поэтому практически сразу же главным стал именно «русский след».

Уже через два дня после убийства австрийская газета «Райхспорт» опубликовала сенсационную статью, прямо обвинявшую Белград и Петербург в подготовке покушения. «Сербской агитацией руководила Россия, пора с ней рассчитаться», – говорилось в статье. Вот и вся доказательная база.

Россия между тем упоминалась отнюдь не случайно: её считали первым союзником Сербии, во многом стоявшим за Балканскими войнами, сильно изменившими политический ландшафт региона. Отношение к России в то время и в Австро-Венгрии, и в Германии было явно враждебным, что подтверждается сообщениями в прессе двух стран: задолго до войны, с марта 1914-го, постоянно твердили о русской угрозе, а Сербия изображалась некоей ширмой или безропотным союзником Петербурга.

Война началась, и о поводе к ней постепенно стали забывать. Но сказку об «агрессивной России» ещё по ходу Первой мировой попытались воплотить в солидные доказательства после оккупации Сербии и захвата местных архивов. Первые публикации фальшивок с использованием «трофейных документов» появились уже во время Первой мировой войны. 25 января 1916 г. в известной австрийской газете «Нойе фрайе прессе» было заявлено о том, что Петербург не только знал о готовящемся покушении, но и подталкивал Белград к его осуществлению. Основой для сенсации послужила якобы попавшая в руки журналистов личная переписка российского императора Николая II и сербского короля Петра I Карагеоргиевича – фальшивку состряпали наскоро и неумело.

Информационная война в странах германско-австрийского блока не утихала. К двухлетней годовщине покушения, 29 июня 1916 года, была подготовлена статья о том, что болгарские власти нашли в оккупированном Нише, где в своё время находилось бежавшее из Белграда сербское правительство, письмо русского посланника в Сербии Н.Г. Гартвига. И там якобы было написано, что правительственные круги в Петербурге не удивились известиям о драме в Сараево, поскольку знали о подготовке покушения. Естественно, ни немецкое, ни австро-венгерское, ни болгарское правительство до конца войны так и не предъявили оригиналы подобных документов.

***

Как же готовилось покушение согласно версии Берлина и Вены? Организацию «Молодая Босния» и самого Принципа реальные поджигатели войны считали не более чем непосредственными исполнителями убийства Франца Фердинанда, а заговор против эрцгерцога якобы готовила сербская тайная организация «Объединение или смерть», широко известная под названием «Чёрная рука». Лидерами организации были полковник Драгутин Димитриевич по прозвищу Апис, являвшийся одновременно начальником разведки Генерального штаба сербских войск, а также офицеры Велимир Вемич и Воислав Танкосич. Организация не имела чёткой программы, но в отличие от «Молодой Боснии» выступала за идею «Великой Сербии».

На счету лидеров организации было прямое участие в государственном перевороте в Сербии в 1903 года, в ходе которого ими был жестоко убит тогдашний король Александр Обренович вместе с королевой. Открытое убийство монарха вызвало настоящий шок во всей Европе. Николай II, принимая нового сербского короля Петра I Карагеоргиевича в Санкт-Петербурге, предостерёг его от «преторианской гвардии», которая могла поколебать его трон. Своё предостережение русский император повторил и во время повторного визита сербского короля.

Версия о причастности «Чёрной руки» к событиям в Сараево имеет ещё более широкое хождение, чем «русский след». Отношения между тайной офицерской организацией и сербским правительством нельзя назвать простыми. Пётр I Карагеоргиевич и премьер-министр Никола Пашич подвергались критике со стороны лидеров организации за нерешительность действий по отстаиванию сербских интересов, поэтому отношения между ними были крайне натянутыми. Пашич настаивал на роспуске неприятной структуры, вмешивающейся как во внешнюю, так и во внутреннюю политику Сербии. Именно в 1914 году конфликт между премьер-министром и «Чёрной рукой» достиг своего апогея, офицеры требовали ухода Николы Пашича. Только вмешательство России спасло его от отставки.

Не случайными кажутся слова Фридриха Визнера, специального представителя МИД Австро-Венгрии, занимавшегося расследованием: «Даже подозревать сербское правительство в том, что оно было осведомлено о покушении, либо участвовало в его осуществлении, подготовке и в предоставлении оружия, невозможно, но... бомбы были получены убийцами в Крагуеваце из арсенала сербской армии». Действительно в мае 1914-го члены «Молодой Боснии» были в Белграде, где тренировались в стрельбе и познакомились с Танкосичем, передавшим им оружие. Но аргумент ли это в пользу того, что именно «Чёрная рука» готовила покушение в Сараево?

В ходе проходившего в Салониках суда над руководителем организации Димитриевичем-Аписом в апреле 1917 года им был написан рапорт, в котором он признавался в подготовке покушения, назвав членов «Молодой Боснии» своими агентами. При этом факты свидетельствуют об обратном: перед отъездом из Белграда участники заговора остро нуждались в средствах (Гаврило Принцип даже заложил ценности в ломбард); заседание управы «Чёрной руки», на котором будто бы было принято решение о покушении, состоялось вообще после отъезда младобоснийцев; Апис неверно указал оружие, переданное им заговорщикам; на следствии и суде в Австрии, даже под пытками, никто из членов «Молодой Боснии» не признался в том, что они являлись агентами и действовали по указке «Чёрной руки».

Суд же в Салониках, организованный сербскими властями, не исключавшими в 1917-м возможности сепаратно договориться с Австро-Венгрией, проходил с вопиющими нарушениями каких бы то ни было норм законности и привёл к смертному приговору для Аписа и прочих противников правящей в Белграде династии. Весьма показательно, что в 1953 году, уже при правлении маршала Тито, новый судебный процесс отменил результаты судилища в Салониках. Тогда ещё отношения Югославии и СССР не были восстановлены после конфликта Тито и Сталина в 1948-м: если бы хотя бы какие-то достоверные доказательства причастности России к сараевскому убийству существовали, их немедленно разнесла бы по всему свету титовская пропаганда – тезис об «агрессивной России» был ей весьма на руку.  

Всё это ставит под сомнение прямое участие Аписа и «Чёрной руки» в заговоре, хотя вызывает вопрос о личной роли офицера Воислава Танкосича. По всей видимости, он действовал по своей инициативе, к тому же вряд ли кто-то мог всерьёз рассчитывать на удачный исход этого дерзкого предприятия.

Что же касается связей русской разведки с «Чёрной рукой», то полковник Апис в том же самом рапорте, написанном под очевидным давлением, категорически отклонил версию о каком бы то ни было участии в этих событиях военного агента России В.А. Артамонова. В западной трактовке он до сих пор упоминается чуть ли не как главный организатор заговора, но Артамонов доказал свое полное алиби. Во время покушения в Сараево его вообще не было в Сербии, он находился на лечении в Швейцарии. К тому же ещё 17 января 1912 года в телеграмме в Петербург он написал: «Не скрою, что «Чёрная рука» через одного офицера сделала попытку войти в сношения со мной. Конечно, я немедленно и решительно отклонил приглашение переговорить с членами тайной организации, чтобы не дать им возможности примешивать при агитации имя России».

История с «Чёрной рукой» и русской разведкой – это блистательный пример того, как две пропагандистских фантазии за уши притягиваются друг к другу и становятся третьей пропагандистской фантазией.

***

Таким образом, никаких мало-мальски серьёзных доказательств хотя бы малейшей причастности императорской России к трагическим событиям 28 июня 1914 года в Сараево не существует. Да их никто и не искал: повторимся, сама «версия» изначально была не более чем элементом предвоенной и военной пропаганды. И по сей день именно так остаточно и существует в сознании западных гуманитариев – как одно из череды «общеизвестных исторических свидетельств» новейших страшилок об угрозе с Востока.

 

Литература

Богданович Б. Первые выстрелы Первой мировой // Оружие. 2012. № 12. С. 1-3, 6-13.

Задохин А.Г., Низовский А.Ю. Пороховой погреб Европы. М., 2000.

Кузьмичёва Л.В. Атентатор. Сараевское убийство глазами его участника // Родина.  2008. № 1. С. 70-71.

Писарев Ю.А. Тайны первой мировой войны. Россия и Сербия в 1914-1915 гг. М., 1990.

Штрандтман В.Н. Балканские воспоминания. М., 2014.

 

Читайте также:

Виктор Мараховский. Ледовое побоище в истории наших 90-х. Казалось бы, при чём тут Церетели и дирижёр Ельцин

Иван Зацарин. В апреле 2016-го. Если бы СМЕРШ вернулся

Софья Абезгауз. Между Антантой и Германией: торговая политика России перед войной и революцией

Андрей Смирнов. Секреты царской психологии: зачем Пётр I переодевал Россию в европейское платье

Иван Зацарин. Что будет, если торговать миром. Памяти Лиги Наций

Дмитрий Пучков. Любой русофоб является дегенератом

Иван Зацарин. Ленский расстрел. О роли частной инициативы в крушении империи

Иван Зацарин. Первый выстрел Гражданской войны. К 150-летию покушения Каракозова

Егор Яковлев, Дмитрий Пучков. От войны до войны. Часть 3: зачем русским и немцам понадобилась Первая мировая

Андрей Смирнов. Как искажается «выбор Александра Невского» в школьных учебниках

Иван Зацарин. Они не знали, что спорт – это война. К 120-й годовщине первых Олимпийских Игр

Андрей Сорокин. Танцы с врагами. О скандально-рядовом телешоу

Андрей Сорокин. Растерянные в истории. Рецензия на х/ф «Герой» с помощью рецензии на х/ф «Солнечный удар»

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история Военная история История международных отношений и дипломатии История военных конфликтов

0 Комментариев


Яндекс.Метрика