Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Завершение Гражданской войны на Дальнем Востоке

1 января 1921 - 1 января 1921

Последние бои Гражданской войны происходили в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. В 1920–22 наиболее крупными антибольшевистскими формированиями там являлись Дальневосточная армия генерала Г.М. Семёнова (контролировала район Читы) и Земская рать генерала М.К. Дитерихса (контролировала Владивосток и часть Приморья). Им противостояли Народно-революционная армия (НРА) Дальневосточной республики (создана руководством РСФСР в апреле 1920, чтобы избежать столкновения с Японией, сохранявшей военного присутствие на Дальнем Востоке), а также отряды «красных» партизан. В октябре 1920 НРА овладела Читой и вынудила отряды Семёнова уйти по КВЖД в Приморье. В результате Приморской операции 1922 Земская рать была разбита (её остатки эвакуировались в Гензан, а затем в Шанхай).

ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ В ЗАБАЙКАЛЬЕ И ПРИМОРЬЕ

На Дальнем Востоке РККА противостояли не разгромленные в 1919 г. части белого движения и националистические режимы, а 175-тысячная армия Японии. В этих условиях советское правительство пошло на создание 6 апреля 1920 г. буферного демократического государства – Дальневосточной Республики (ДВР), тесно связанной с РСФСР. В ДВР вошли Забайкальская, Амурская, Приморская, Сахалинская, Камчатская области. Главой Народно-Революционной армии (НРА) ДВР был назначен Г. X. Эйхе, ранее командовавший 5-й армией советских войск в Сибири. Части НРА в течение 1920 г. вели боевые действия с войсками атамана Семенова и отрядами Каппеля, которые контролировали значительную часть территории ДВР. Лишь в результате третьего наступления 22 октября 1920 г. части НРА взяли Читу при поддержке партизан.

При помощи отступивших из Забайкалья каппелевцев и семеновцев Япония укрепилась в Приморье, где 26 мая 1921 г. была свергнута власть Приморского областного управления и создано прояпонское правительство С. Д. Меркулова. Одновременно из Монголии в Забайкалье вторглись части Р. Ф. Унгерна. В сложившейся сложной ситуации советское правительство оказало военную, экономическую и финансовую помощь ДВР. Эйхе на посту командующего НРА ДВР сменил В. К. Блюхер. В июне Унгерн отступил в Монголию, где в августе 1921 г. большая часть его войск была окружена и уничтожена частями НРА. Осенью 1921 г. ситуация вновь обострилась, но в конечном счете в результате ожесточеннейших боев у Волочаевки (январь-февраль 1922 г.) при 40-градусном морозе части НРА переломили ситуацию и вернули утраченный ранее Хабаровск. Дальнейшее наступление частей НРА (новый командующий И. П. Уборевич) пришлось на октябрь 1922 г. 25 октября войска НРА вступили во Владивосток, а 14 ноября 1922 г. Народное собрание ДВР объявило об установлении на территории Дальнего Востока советской власти и о вхождении ДВР в состав РСФСР. Советская власть утвердилась во всех регионах, где прежде полыхала гражданская война.

И.С. Ратьковский, М.В. Ходяков. История Советской России

http://www.bibliotekar.ru/sovetskaya-rossiya/23.htm

«ПО ДОЛИНАМ И ПО ВЗГОРЬЯМ»: ИСТОРИЯ ПЕСНИ

Удивительна биография Петра Парфенова, которая тесно связана с Сибирью. Он сумел совместить в себе таланты поэта, писателя, историка, военного деятеля, дипломата, руководителя крупного российского государственного ведомства и партийного функционера.

Возможно, его имя давно забыли бы, если бы не сочиненная им известнейшая песня “По долинам и по взгорьям”.

Петр Парфенов в статье “История партизанской песни”, вспоминал:

“Песня “По долинам, по загорьям” имеет длинную историю. Текст ее неоднократно перерабатывался мной. Окончательный вид песня приняла при следующих обстоятельствах.

После ликвидации колчаковщины и освобождения Владивостока политический уполномоченный (так назывались тогда войсковые комиссары — А.М.) при начальнике Никольско-Уссурийского гарнизона делал доклад о политико-моральном состоянии войсковых частей, указал на полное отсутствие хороших революционных песен.

“Уже пять месяцев мы стоим, а красноармейцы наши распевают колчаковскую “Канарейку”, а мы ничего не можем предложить им взамен. Ведь это позор, товарищи!” — говорил уполномоченный.

Воспользовавшись ближайшим воскресным днем, когда оперативной работы было меньше, я нашел свою тетрадь со стихами и, заимствуя из нее мелодию, тему, форму и значительную часть текста, написал за один вечер новую песню “Партизанский гимн”:

По долинам, по загорьям

Шли дивизии вперед,

Чтобы с боем взять Приморье —

Белой армии оплот.

Чтобы выгнать интервентов

За рубеж родной страны.

И не гнуть пред их агентом

Трудовой своей спины.

Становились под знамена,

Создавали ратный стан

Удалые эскадроны

Приамурских партизан.

Этих дней не смолкнет слава

Не забудут никогда

Как лихая наша лава

Занимала города.

Сохранятся, точно в сказке

Вековые будто пни

Штурмовые ночи Спасска,

Николаевские дни.

Как мы гнали атаманов,

Как громили мы господ.

И на Тихом океане

Свой закончили поход».

Позднее оказалось, что у легендарной “Партизанской песни” имелись и иные предшественники. Исследователь отечественной песенной истории Юрий Бирюков выявил, что еще в 1915 году был выпущен сборник стихов “Год войны. Думы и песни” Владимира Гиляровского — знаменитого московского репортера “дяди Гиляя”. Одно из его стихотворений “Из тайги, тайги далекой” стало песней, которую запели в русской армии. Песня получила подзаголовок “Сибирские стрелки в 1914 году”:

Из тайги, тайги дремучей,

От Амура, от реки,

Молчаливо, грозной тучей

Шли на бой сибиряки...

А в последние годы обнародован “Марш Дроздовского полка”, который считают первым по времени появления двойником “Песни сибирских стрелков”. Слова “Дроздовского марша” сочинил П. Баторин в память о переходе длиной в 1200 верст 1-й отдельной бригады русских добровольцев под командованием полковника Дроздовского из Румынии, где их застала революция, на Дон.

Из Румынии походом

Шел Дроздовский славный полк,

Для спасения народа

Нес геройский тяжкий долг.

Так на один мотив родилось две разные песни: “красная” и “белая” (поскольку позже бригада Дроздовского боролась с оружием в руках против большевиков), что нередко бывало в те дни трагического разлома в жизни России. В песне дроздовцев тоже есть пафос, но народ требует спасения во имя Руси святой:

Шли дроздовцы твердым шагом,

Враг под натиском бежал:

Под трехцветным русским флагом

Славу полк себе стяжал!

Обе песни остались в истории, в песенниках, хотя первоисточник был надолго забыт. А мировую известность приобрела песня Петра Парфенова, ставшая своеобразным символом эпохи Гражданской войны. Слова из этой песни вычеканены на памятниках партизанской славы во Владивостоке, в Хабаровске:

Этих дней не смолкнет слава,

Не померкнет никогда.

Партизанские отряды

Занимали города...

А. Муравьёв. Судьба автора популярной песни

http://magazines.russ.ru/sib/2007/12/mu9.html

ЛЕДЯНОЙ ЭПИЛОГ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

Проживая в Харбине, генерал Пепеляев весной 1922 года вступил в сношения с двумя делегатами от восставшего против большевиков населения Якутской области: П. А. Куликовским и В. М. Поповым, прибывшими во Владивосток, чтобы искать поддержки у правительства С. Д. Меркулова. Это правительство, однако, не проявило активного интереса к якутским делам, и делегаты тогда сумели заинтересовать в них генерала Пепеляева, который после долгих просьб и настояний согласился помочь народу Якутии в его борьбе с коммунистами. Решив организовать в этот далекий сибирский край военную экспедицию, А. Н. Пепеляев летом 1922 года переехал во Владивосток.

Заготовить продовольствие, обмундирование и вооружение для экспедиционного отряда помогли Куликовскому и Пепеляеву лица и учреждения, не имевшие ничего общего ни с японцами, ни с правительством Меркулова. Вербовка дала ген. Пепеляеву до 700 человек добровольцев, преимущественно бывших солдат его Сибирской армии и каппелевцев.

1 сентября 1922 года, когда власть в Приморье уже принадлежала генералу Дитерихсу, отряд Пепеляева был готов к отъезду из Владивостока. Он получил название Сибирской добровольческой дружины, официально же он составлял экспедицию по охране Охотско-Камчатского побережья.

Для отправки отряда к портам Охотского моря были зафрахтованы два парохода.

По прибытии экспедиции на место выяснилось, что народное антисоветское движение в Якутской области было уже ликвидировано большевиками. По свидетельству одного из участников похода, помощь Сибирской добровольческой дружины опоздала не менее, как на три месяца.

Перед генералом Пепеляевым стал теперь вопрос о том, создавать ли в Якутии новое противобольшевистское движение или же немедленно вернуться во Владивосток. Было устроено совещание с местными людьми, которые уверили Пепеляева, что движение в области легко создать вновь, так как еще много партизанских отрядов находится в тайге, и достаточно будет двинуться дружине вперед, как она быстро будет усиливаться новыми добровольцами.

Еще до прибытия генерала Вишневского в Аян ген. Пепеляев с отрядом в 300 бойцов отправился на Нелькан, чтобы захватить там врасплох местный красный гарнизон с его запасами продовольствия и вооружения и судоходными средствами. Отряду предстояло пройти путь в 240 верст по безлюдной местности и в пути перевалить труднопроходимый Джукджурский хребет, что во время осенней распутицы, при недостаточности перевозочных средств было делом крайне нелегким.

Все же этот путь был пройден, и отряд достиг Нелькана, но три перебежчика предупредили красных о приближении неприятеля, и те успели уплыть на баржах по реке Мае к Алдану.

Таким образом, дружина вынуждена была расположиться на зимовку в двух пунктах: в Нелькане, с генералом Пепеляевым, и в Аяне, с генералом Вишневским… 19 ноября смог подойти к Нелькану отряд из порта Аяна во главе с ген. Вишневским, и в Аяне остался теперь только третий батальон дружины.

В Нелькане дружина Пепеляева пробыла около месяца, организуя свой транспорт и собирая разведочные сведения. Была получена информация о расположении в области красных частей. Выяснилось, что в слободе Амга находилось до 350 красных бойцов, почти столько же в селах Петропавловском и Чурапче. В самом областном города Якутске количество красных бойцов не было выяснено. Предполагалось, что здесь находились главные силы их во главе с командующим всеми красными отрядами в области Байкаловым…

22 января 1923 года для взятия села Амги был послан из Усть-Мили отряд, под командой полковника Рененгарта силой до 400 бойцов при двух пулеметах… Расстояние в 200 верст от Усть-Мили до Амги отряд Рененгарта прошел при 40–50° по Реомюру в шесть суток.

Амга была взята после короткого сопротивления красных… Это был первый успех белых, но дальнейшее развитие борьбы не принесло им ничего, кроме разочарования и тяжких бедствий.

12 февраля получены были сведения, что красный гарнизон селения Петропавловского под командой Стродта снялся с места и пошел на Якутск. Навстречу ему был командирован генерал Вишневский инструкторской ротой и 1-м батальоном, который должен был устроить засаду и разбить красных во время отдыха их в одной из деревень.

Стродт, однако, узнал о предполагавшейся засаде и приготовился к встрече с противником. В якутском улусе (деревне) Сигалсысы 13 февраля начался бой…

Отряд Стродта был окружен; вокруг него по лесу были расставлены караулы. Белые сделали попытку взять Сигалсысы штурмом, но красные развили губительный пулеметный огонь, и эта попытка не имела успеха.

Ввиду невозможности взять противника с боя, белые решили не снимать осады, пока красные под давлением голода не сдадутся сами. 25 февраля были получены сведения о движении Чурапчинского красного отряда на выручку Стродта. Ген. Пепеляев послал часть своей дружины навстречу этому отряду, но уничтожить его опять не удалось.

Еще через три дня пришли вести о том, что из Якутска выступил большой отряд под командованием самого Байкалова. Этот отряд двинулся прямо на Амгу и утром 2 марта открыл по ней орудийный и пулеметный огонь. Белые защитники Амги отстреливались от красных до последнего патрона, потом часть их отступила до Усть-Мили, часть попала в плен к неприятелю.

Обстановка теперь круто изменилась не в пользу белых.

3 марта ген. Пепеляев отдал приказ об отступлении его дружины назад, к селению Петропавловскому, у устья реки Маи. В приказе было, между прочим, сказано:

«Те, кто не желает дальше отступать, могут остаться на милость красных...»

Испытав дорогой тяжкие лишения, дружина ген. Пепеляева в первых числах апреля. 1923 года дошла до Нелькана. Всего бойцов в дружине после похода на Якутск осталось около 600 человек, в том числе 200 якутов.

Отдохнув в Нелькане, отряд вышел затем к Аяну на берег Охотского моря. Это было уже летом 1923 года. Узнав о выходе отряда генерала Пепеляева к морю, красные власти Приморья выслали на трех пароходах из Владивостока военную экспедицию под командой Вострецова.

В ночь на 18 июня при сильном ветре и шторме на море красные высадились на берег недалеко от Аяна и незамеченными подошли к порту, окружив штаб Пепеляева и его боевые части. Вострецов предложил Пепеляеву сдаться без боя, предупредив, что в противном случае его дружина будет уничтожена силою оружия.

Выхода не было: Пепеляев согласился сдаться…

Пепеляев и его главнейшие сподвижники были увезены в Сибирь, где в городе Чите и состоялся суд над ними. Сам генерал и десять человек из числа взятых в плен с ним вместе были приговорены к расстрелу, но этот приговор позже был заменен десятью годами заключения в тюрьме…

Литература:

Связанные материалы:

0 Комментариев


Яндекс.Метрика