Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Ввод войск стран Варшавского договора в Чехословакию

1968

Операция «Дунай» положила конец реформам «пражской весны».

В соответствии с принципами социалистического интернационализма, договорами, заключенными между союзниками по Антигитлеровской коалиции, самим фактом создания ОВД и СЭВ страны социалистического лагеря считались сферой интересов СССР.

Советское руководство не стало препятствовать смене в начале 1968 г. партийного и государственного руководства Чехословакии. В январе 1968 г. вместо А. Новотного первым секретарем ЦК КП Чехословакии стал А. Дубчек, заявивший о необходимости обновления политики партии. В стране стали исчезать цензурные ограничения, развернулись острые дискуссии о необходимости либерализации экономических отношений. Но когда новые руководители ЧССР попытались провозгласить и осуществить реформирование страны, грозившее отходом от принципов социализма и сближением с Западом, лидеры СССР (Л. Брежнев), ГДР (Э. Хоннекер), Польши (В. Гомулка) и других соцстран расценили это как подрыв устоев социализма. После ряда безрезультатных переговоров 21 августа 1968 г. войска пяти государств Варшавского договора - СССР, Болгарии, Венгрии, ГДР и Польши - одновременно с разных направле­ний вошли на территорию Чехословакии. Президент ее Л. Свобода отдал армии приказ не вступать в бой. Первый секретарь ЦК Компартии А. Дубчек и др. лидеры страны были арестованы и вывезены в Москву, где с ними велись «переговоры», в результате которых к власти пришли ставленники Москвы.

Ввод войск в Чехословакию, в отличии от венгерских событий 1956 г., не привел к большим потерям. Обычной выглядела картина, когда пражане, обступив советские танки пытались укорить ни в чем не повинных солдат и офицеров, завести с ними политические дискуссии. Однако сам факт ввода войск ударил по авторитету СССР и стран Варшавского договора, способствовал росту диссидентских настроений в самом Союзе и критике Кремля в различных государствах планеты. Сами чехи и словаки, смирившись с положением вещей, затаили глубокую обиду на СССР, отравлявшую былые теплые и добрососедские отношения.

В тоже время, в результате проведения операции «Дунай» Чехословакия осталась членом восточноевропейского социалистического блока. Советская группировка войск (до 130 тыс. чел.) оставалась в Чехословакии до 1991 года. Договор об условиях пребывания советских войск на территории Чехословакии стал одним из главных военно-политических итогов ввода войск пяти государств, удовлетворивших руководство СССР и ОВД. Однако Албания в результате вторжения вышла из Организации Варшавского договора.

 

 

«МЫ ДОЛЖНЫ ПРИДАТЬ НОВЫЙ ОБЛИК СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМУ РАЗВИТИЮ…»

Мы должны проложить путь через неизвестность, экспериментировать; придать новый облик социалистическому развитию с опорой на творческое марксистское мышление и опыт международного рабочего движения и с верой в то, что мы верно сумеем использовать социалистического развития Чехословакии, страны, которая несет ответственность перед Международным коммунистическим движением за использование высокоразвитой материальной базы, высокого уровня образования и культуры населения и бесспорных демократических традиций в интересах социализма и коммунизма.

Бывший министр иностранных дел Чехословакии Гаек Иржи

 

 

ИЗ ЗАЯВЛЕНИЯ ТАСС ОТ 21 АВГУСТА 1968

ТАСС уполномочен заявить, что партийные и государственные деятели Чехословацкой Социалистической Республики обратились к Советскому Союзу и другим союзным государствам с просьбой об оказании братскому чехословацкому народу неотложной помощи, включая помощь вооруженными силами».

 

 

ИЗ ЗАЯВЛЕНИЯ ТАСС ОТ 22 АВГУСТА 1968

Воинские части социалистических стран 21 августа вступили в Чехословакию - во все области, включая Прагу и Братиславу. Продвижение войск братских стран происходило беспрепятственно… Население проявляет спокойствие. Многие чехословацкие граждане выражают воинам советской армии свою признательность за своевременный приход в Чехословакию - на помощь в борьбе против контрреволюционных сил».

 

 

ВОСПОМИНАНИЯ ДЕСАНТНИКА ЛЬВА ГОРЕЛОВА

В мае месяце 1968 года я получаю шифровку - прибыть срочно в Москву к Маргелову. Я прилетаю, мы с ним расцеловались, он говорит: «Едем к начальнику, Министру обороны»…

Прибываем, входим в кабинет, лежат карты.

Командующий докладывает: 

- ...Товарищ Министр обороны, командующий Воздушно Десантными Войсками с командиром седьмой дивизии прибыли по вашему приказанию! 

- Здравствуйте! Генерал, обстановку знаешь в Чехословакии? - ко мне. 

- Товарищ Министр обороны, по печати... 

- Ну, вот что: берешь командиров полков, переодеваетесь в другую форму и летите в Прагу. Разведка, объектов, который вы будете брать, а брать объекты вот эти. 

И показывает мне: ЦК, Совет Министров, Министерство обороны, мосты, телецентр, радиоцентр, вокзал. 

Я говорю: 

- Товарищ Министр обороны, дивизия десантная, не готова драться в населенном пункте, - набрался смелости, - У нас и в уставах и наставлениях нет - брать, драться в городе. Надо время для подготовки. 

Он отвечает: 

- Ты генерал, ты и думай, будь здоров... 

Прилетаю в Витебск, там мой самолет стоит в Витебске, пересаживаюсь, прилетаю в Каунас. Не успел покушать, вдруг, срочно: «В КГБ на ВЧ...», - у меня в кабинете не было ВЧ, а был ЗАС. Поэтому... 

Приезжаю, Маргелов: «Завтра, во столько-то часов, будет самолет - с командирами полков выезжайте в Прагу на разведку, под видом дипкурьеров, пакеты вам будут, которые вы должны вручить там». 

Прилетаем в Прагу, приезжаем в штаб ШОВ, штаб такой был, Ямщиков. А там уже наших, человек 20 генералов встречаю, уже они работают. 

Я ему, представился, приехал, покажите, мне вот такие, такие-то объекты, чтобы долго не искать. Поехали. ЦК посмотрел, Министерство обороны посмотрел, Совет Министров, все посмотрели, они всем машины дали.

Прилетаю в Москву ночью, меня встречает Крипко - командующий военно-транспортной авиацией, Маргелов. Я докладываю обстановку, все доложил. 

Потом вернулись в Витебск из Москвы. 

«Что будем делать?» - спрашиваю у командиров полков. Ни одного учения не проведено ни с ротой, ни с батальоном, ни с полком по взятию населенного пункта или какого-нибудь дома. 

Собрал я ветеранов, которые в отставке, которые когда-то брали населенные пункты во время войны. Пишем временное наставление по взятию дома. Выводим дивизию, полки, а полки стояли раздельно, а в каждом городе, есть микрорайоны. 

Так вот мы с рассветом, до тех пор, пока люди придут с работы мы там тренировались - взятие населенного пункта отрабатывали. А это тактика другая: штурмовой отряд, отряд обеспечения, огневое обеспечение, отделения прикрытия - это целая новая тактика для десантников, да и для всех. Брать населенный пункт - это создавать штурмовые группы надо. Тренирую месяц, говорят: «Комдив с ума сошел, что такое, всех вывели, с утра до ночи, до прихода рабочего класса, штурмуют...» 

Где-то 10 или 12 августа - тревога. У меня пакет: выдвигать дивизию на 9 аэродромов. 

В Прибалтике все аэродромы задействованы, калининградский аэродром, один белорусский аэродром. Пошла дивизия туда, в исходные районы, там встали. А что делать, ожидать. 

450 самолетов, самолётовылетов, везли меня в Прагу, три авиационных истребительных полка - в Германии, Польше прикрывали переброску. 

И пошли в Прагу. 

Но, момент один есть. Дивизия, значит, артиллерия на машинах, минометы 120мм на машинах... Ну, самоходки, само собой и так далее. Но пехота-то вся... Только радиостанции у командиров. Ведь у десантников-то не было машин. Это сейчас они на боевых машинах, а у нас не было машин. 

Так вот, мы десантировались и пошли, каждый знал куда идти, кто в ЦК, кто куда, но как идти? А на аэродроме, сотни автомобилей стоят, это иностранцы, они же и не закрывают эти машины, а десантники все знают как водить машины, так они угнали все эти машины! Вы видели, в кино, как батька Махно, вот он играет на гармошке и сидит на тачанке. Так и они сидят на этих машинах, облепили их, и входят в Прагу. 

Вошли. Что нас спасло от кровопролития? Почему в Грозном мы потеряли 15 тысяч наших ребят молодых, а в Праге нет? А вот почему: там были готовы отряды, готовые заранее, Смарковский руководил, идеолог, и другие, которые выступали против СвОбоды. Они сформировали отряды, но оружие не выдавали, оружие по тревоге - приходи, бери оружие. Так мы знали, наша разведка знала, где эти склады. Мы захватили склады в первую очередь, а потом брали ЦК, Генеральный штаб, и так далее, правительство. Первую часть сил мы бросили на склады, потом всё остальное. 

Короче говоря, в 2 часа 15 минут я приземлился, а в 6 часов Прага была в руках десантников. Чехи утром проснулись - к оружию, а там стоит наша охрана. Всё... 

В 10 часов, поступил приказ из Москвы вывезти правительство и Дубчека на аэродром, и отправить в Москву, на переговоры. Всех их вывезли туда, но уже вывозили не десантники, а БТРы 20-ой армии. Я только помогал их вынимать всех, вытаскивать. 

Довезли к аэродрому, получили расшифровку - Дубчека оставить. Их отправить самолетом, а Дубчека оставить, чтобы он обратился к народу. Я думаю, дай поеду, посмотрю на Дубчека. Ну, надо же посмотреть, верно? Приезжаю, представляюсь ему: «Товарищ Генеральный Секретарь, командир седьмой дивизии такой-то, здравствуйте!» Он выходит из машины, а тут караул, охраняют, зам комдив - полковник, начальник караула. 

Он мне говорит.... 

Вот когда я это рассказывал, то Министр чуть со смеху не умер! 

Говорит: «Товарищ генерал, а у вас нет чекушки, ну выпить? То есть 100 грамм, не чекушки, 100 грамм?» 

Я говорю: «Товарищ Генеральный Секретарь, у нас сухари есть, сухпай есть, все у нас есть накормить вас могу, но водки нету...» 

А сержант сзади стоит, говорит: «Товарищ генерал, у меня есть чекушка!»

Я горжусь тем, что операцию провел бескровно. Потерял там одного солдата, и то позже, в обычной жизни.

ОРТ/ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн

 

 

ПОГАС ОГОНЕК НАДЕЖДЫ

«С чехословацкой точки зрения, интервенция была вероломной. Агрессия оставила глубокий след в Советском Союзе. Вмешательство во внутренние дела Чехословакии  погасило огонек надежды на реформу социализма – огонек, который теплился внутри советского общества. Утверждался догматический подход к обществу… Решение о вторжении усугубило внутренние разногласия как в советском, так и восточноевропейском обществе. Долгих 20 лет доминировала политика, в результате которой стало нарастать отставание мирового развития».

А. Дубчек - глава чехословацких коммунистов до советского вторжения в 1968 году

 

 

ПЕРЕГОВОРЫ БРЕЖНЕВА С ДУБЧЕКОМ (СТЕНОГРАММА)

А. Дубчек. Я, товарищи, не могу сделать никакого предложения, потому что я видел последнюю сцену из окна своей канцелярии, но потом вошли ваши люди с автоматами, вырвали телефоны — и все. С тех пор ни с кем не было контакта, и мы не знаем, что случилось. Я встретился с т. Черником, он говорит, что тоже ничего не знает, потому что его взяли таким же образом, как и меня. Был он в подвале вместе с остальными, пока не разобрались. Так мы попали сюда. Мы не знаем, что происходит, кто управляет, как идет жизнь в стране. Хотелось бы вместе с вами найти решение. Я согласен с вами, что нужно серьезно подумать, как помочь, потому что это страшная трагедия.

Л. И. Брежнев. Мы правильно понимаем, Александр Степанович, что не будем сейчас толковать ваше сообщение, это не поможет делу. Важно найти сейчас действительный выход, найти такое решение, которое бы, конечно, не сегодня и не завтра, а в будущем, восстановило положение. Поэтому мы понимаем твои последние слова как желание обоюдно с нами, со всеми другими соцстранами найти такое решение, которое проведет нас через определенные трудности, но приведет к дружбе. Мы этого хотим. На этой основе мы хотим беседовать. Так мы понимаем тебя?

А. Дубчек. Да.

Л. И. Брежнев. Теперь объективно должен оказать, что происходит. Войска прошли без единого выстрела. Армия выполнила свой долг. Ваши вооруженные силы были призваны президентом [760] и вашими деятелями не вступать в сопротивление, поэтому человеческих жертв не произошло.

А. Дубчек. Я считаю, что одним из основных шагов, предпринятых Президиумом ЦК КПЧ (хорошо, что был телефон), было указание с нашей стороны по линии армии и государственной безопасности, рабочей милиции, было обращение к народу, чтобы ни в коем случае нигде не было никакого отпора, что это наше желание и наш призыв.

Л. И. Брежнев. Это мы тебе говорим, что жертв не было при вступлении во все города, рабочие и рабочая милиция сопротивления нам не оказывали и не оказывают по сегодняшний день, организованно не выступают. Но что, конечно, при вводе войск неприятное впечатление при всех обстоятельствах было и что, конечно, какая-то часть населения это могла принять плохо, это естественно.

Наши хотели взять и овладеть средствами пропаганды, скажем телевидением, радиостанциями и «Руде право». Остальные газеты мы не трогали. Никакого вооруженного сопротивления не было. Но огромные толпы людей были организованы в момент прихода наших войск. Получилось так, что наши стоят и те стоят. Радиостанция в это время работает и ругает Советскую власть. Наши имели приказ не стрелять, не бить. И так проходила борьба целые сутки. А станция работает, там сидят правые и дуют вовсю правую пропаганду против Советского Союза. Потом взяли «Руде право», и та же самая история, тоже без жертв.

Начались всякие демонстрации, но без рабочего класса, без рабочей молодежи, главным образом молодчики. В некоторых местах было большое скопление народа, в других — небольшое скопление. Все проходило без стрельбы. Убили только нашего часового ночью — он ходил патрулировал, и его убили из-за угла. В Братиславе молодчики сбросили в Дунай легковую машину с двумя нашими людьми. Как будто один спасся, другой утонул. При взятии радиостанции имела место перестрелка, 13 человек наших ранено. Вот все кровавые столкновения.

Н. В. Подгорный. Из окон стреляли в Праге.

Л. И. Брежнев. Стреляли с чердаков, из окон в Праге и в Братиславе. Блокировали эти дома, но никто не выходил оттуда. Наибольше бурлит Прага.

Из стенограммы переговоров Л.И. Брежнева, А.Н. Косыгина, Н.В. Подгорного, Г.И. Воронова с А.Дубчеком 23 августа 1968 г.

 

 

ИЗ ОТЧЕТА СЕКРЕТАРЯ МОСКОВСКОГО ГК КПСС В. ГРИШИНА

 «На предприятиях и в учреждениях … проведено свыше 9 тысяч собраний, на которых присутствовало 885 тысяч и выступило 30 тысяч (человек). Выступавшие заявили о полной  поддержке… политики ЦК КПСС и Советского правительства…

Вместе с тем в отдельных научно-исследовательских институтах были выступления против мероприятий, осуществляемых советским правительством… Так в НИИ автоматических устройств кандидат технических наук, старший научный сотрудник Андронов, беспартийный, заявил, что он не понимает, кто в Чехословакии и от чьего имени просит помощи Советского Союза, и предложил голосование резолюции общего собрания сотрудников института отложить до выяснения обстановки. Его выступление осуждено участниками собрания».

 

 

«РУКИ ПРОЧЬ ОТ ЧЕХОСЛОВАКИИ»

В момент оккупации Чехословакии 7 человек вышли на Красную площадь. Был полдень 25 августа 1968 года. Семеро сели у Лобного места и развернули самодельные плакаты: «Руки прочь от Чехословакии», «Позор оккупантам», «За нашу и вашу свободу».

Из письма Натальи Горбаневской, адресованного редакциям европейских газет:  «…Почти сразу же раздался свист, со всех сторон к нам побежали работники госбезопасности в гражданской одежде… с криками: «Все это жиды! Бейте антисоветские элементы!» Мы сидели спокойно и не сопротивлялись. Они вырвали из наших рук транспаранты. Виктору Файндергу разбили до крови лицо и выбили зубы. … Мы счастливы, что смогли показать, что не все граждане нашего государства согласны с насилием, которое проводится от имени советского народа. Мы надеемся, что чехословацкий народ узнал об этом».

 

 

АЛЕКСАНДР ТВАРДОВСКИЙ ОБ АВГУСТЕ 1968 ГОДА

Что делать нам с тобой, моя присяга,

Где взять слова, чтоб рассказать о том,

Как в сорок пятом нас встречала Прага

И как встречает в шестьдесят восьмом.

 

 

ИЗ СТИХОТВОРЕНИЯ ЕВГЕНИЯ ЕВТУШЕНКО «ТАНКИ ИДУТ ПО ПРАГЕ»

Танки идут по Праге
в закатной крови рассвета.
Танки идут по правде,
которая не газета.

Танки идут по соблазнам
жить не во власти штампов.
Танки идут по солдатам,
сидящим внутри этих танков.

Боже мой, как это гнусно!
Боже - какое паденье!
Танки по Яну Гусу.
Пушкину и Петефи.

Прежде чем я подохну,
как - мне не важно - прозван,
я обращаюсь к потомку
только с единственной просьбой.

Пусть надо мной - без рыданий
просто напишут, по правде:
«Русский писатель. Раздавлен
русскими танками в Праге».
23 августа 1968

Русская виртуальная библиотека: Неофициальная поэзия

 

 

ДВА СЛУЧАЯ В 68-М

Мой отец был в Чехословакии во время событий 1968 года.

Чешские «сопротивленцы» выходили на трассы, перекрывали их собой, не давая проехать автоколоннам с советскими войсками.

Так вот, мой отец рассказывал случай: на гористую дорогу выбежала женщина с маленьким ребенком на руках, и советский танкист не задумываясь резко свернул с дороги. Танк слетел на обочину, сполз в обрыв и загорелся. Все танкисты погибли.

А вот другая отцовская история того периода. В Чехословакию ведь вошли не только советские, но еще и венгерские и немецкие (из ГДР) части. К лагерям солдат из ГДР вечерами собирались местные сопротивленцы, приносили с собой кастрюли и щетки.

Колотили в кастрюли, устраивая страшный грохот, кричали: «Убирайтесь вон». «Кошачий концерт» не давал солдатам возможности поспать, давил на нервы.

Немцы предупредили чехов раз, два... На третью ночь выставили взвод автоматчиков, и те дали очередь по толпе. Сколько людей было убито или ранено, история умалчивает, но больше немцам не докучали.

Владимир Мединский, «Мифы о России»

 

 

В 1968‑М МЫ ПРЕДОТВРАТИЛИ ТРЕТЬЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ

Автор книг «Операция «Дунай»: как это было» и «Они защищали мир в Европе» гвардии подполковник в отставке Владислав Сунцев рассказал газете «Культура» о некоторых деталях тех событий.

 

Сунцев: 20 августа 1968 года мы получили боевой приказ о начале операции «Дунай»: к утру 21 августа наша армия должна была совершить 220‑километровый бросок по маршруту Бишофсверда-Дрезден-Пирна-Теплице-Мельник-Прага и занять позиции на северо-западной окраине столицы ЧССР. Важно отметить, что в приказе было запрещено использовать оружие на поражение за исключением случаев вооруженного нападения.

 

Культура: Но таких случаев было немало? Сегодня либеральными публицистами настойчиво доказывается, что большинство наших потерь были «небоевыми».

Сунцев: Нет, это был самый настоящий военный конфликт. За прошедшие годы мне удалось составить список погибших в те дни в Чехословакии - на сегодняшний день в нем насчитывается 112 человек. Многие погибли от огнестрельных ран, по несколько человек - в сбитых самолете и вертолете. Да и гибель экипажа танка, отказавшегося давить толпу, преградившую дорогу, и рухнувшего с моста, на мой взгляд, потеря боевая. Все эти люди погибли при выполнении боевого задания.

И в самой Праге, и многих других крупных городах - Брно, Братиславе, Пльзене - на улицы выходили тщательно подготовленные молодчики, оказывавшие активное сопротивление войскам Организации Варшавского договора, в том числе поджигали наши танки, бронетранспортеры и автомобили. Но надо понимать, что в предшествующее операции «Дунай» время в Чехословакии среди населения активно велась антисоветская пропаганда. Этим занимался целый ряд финансировавшихся из-за рубежа организаций — «Клуб‑231», «Клуб беспартийных активистов» и тому подобные структуры.

 

Культура: Велика ли роль западных спецслужб в подготовке этого сопротивления на взгляд военного разведчика?

Сунцев: Она несомненна. Я лично принимал участие в розыске подпольных типографий и радиостанций, а также складов с оружием и боеприпасами, которых на территории Чехословакии к началу операции «Дунай» было очень много. И очевидно, что так подготовиться можно было только при помощи Запада. Более того, по имеющимся данным, западными спецслужбами к августу 1968 года было натаскано более 40 000 антисоветски настроенных вооруженных молодчиков - специальная ударная группа, которая должна была подготовить вторжение на территорию Чехословакии войск НАТО.

 

Культура: То есть получается, в августе 1968‑го наши войска опередили натовские?

Сунцев: Именно так. Если бы мы не вошли в Чехословакию в ночь с 20 на 21 августа 1968 года, то буквально через несколько часов там уже были бы войска Северо-Атлантического договора. В свою очередь, это не остановило бы Советский Союз, и тогда вполне могла бы начаться Третья мировая война.

«Культура», 16.08.2013

Литература:

Связанные материалы:

10 Комментариев

  • Вишняков Ярослав / к.и.н. доцент

    События в Праге следует рассматривать в контексте протестных движений 60-х годов. Советское руководство, несмотря на то, что протест в Европе был направлен против буржуазного строя, прекрасно понимало, что молодежные движения на Западе развивались помимо их воли и были направлены против любого властного принуждения и против любого ограничения свободы личности. В этом смысле они противопоставляли себя государственному социализму соцлагеря так же, как и буржуазной системе ценностей, а бесконтрольное проникновение протестных настроений в «социалистический мир» никак не отвечало интересам СССР. И если к середине 60- годов, после отставки Хрущева, (заметим при этом, что именно Н.С. Хрущев провозгласил курс на построение в СССР коммунизма, а следовательно, как первый этап, создания общества материального достатка) начали проводиться осторожные преобразования, направленные на изменения экономической системы, создание советской модели "общества потребления", более известные как реформы Косыгина, то подавление пражской весны усилило позиции консерваторов, эксперимент, из-за боязни чехословацких событий был свернут, а СССР уверенно вступил в "эпоху застоя" - как экономического, так и политического. 1968 год стал началом конца СССР.

  • Вишняков Ярослав / к.и.н. доцент

    Собственно, случайно наткнулся на материал, как раз в тему http://lenta.ru/articles/2013/08/21/kosygin/

  • Коваленко Надежда Вячеславовна / Преподаватель архивоведения, ГАУГН

    Ввод войск стран Варшавского договора в Чехословакию
    Возможно, следует добавить ссылки и указания на позиции историков относительно восприятия этих событий на Западе, в другом лагере. Например заслуживает внимания точка зрения, что на эти события на Западе смотрели как на внутренние дела социалистического лагеря и СССР (например, В.В. Поздняков).

  • Александров Иван

    До того как погрузиться в подробности, хотелось бы предоставить пару замечаний по существу. Единственным контекстом у историка должен быть стратегический интерес того Государства, которому он служит, а не спекуляции об "объективности" и "истинности", не говоря уже о "свободе слова". Глядя со стороны европейского опыта работы над т.н. "свободой слова", можно рекомендовать некоторым "очень современным и независимым ученым" продезинфицировать свои мозги марганцовкой после юношеских романтических бдений у радиоприемников в поисках "правды" у "героев" из "Радио Свободы". Не надо забывать,что и от вас зависит то, как наш народ будет защищать и ваших детей.., если они пока еще не в Лондоне, конечно. Евроремонт должен быть не только в санузлах.

    • Вишняков Ярослав / к.и.н. доцент

      И для вас тоже пара замечаний по существу. До вас эту мысль ясно высказал В.И. Ленин: "История политическая проститутка господствующего класса". Настоящий историк никогда не будет накладывать прошлое на настоящие и подменять факты фикцией.В этом и есть отличие историков от борцов за историческую правду, которые конструируют "правильное", прошлое, соответствующее их воззрениям или группы, интересы которой они обслуживают.

  • Александров Иван

    Уважаемый Ярослав!
    Вы наверное не в курсе того, что Чехословакия была важнейшим из всех поставщиков уранового сырья...
    Против народа Чехословакии велась жесткая идеологическая обработка и открытая подрывная работа со стороны многочисленной активной эммиграции, которая имела прямую материальную заинтересованнность в свержении строя мешавшего им. Здесь были и судетские немцы и многочисленные пособники фашистов, которых лишили собственности не коммунисты, а "демократический" президент Э.Бенеш. Социализм здесь не при чем!
    К вашему сведению: на вводе войск настояли поляки во главе с Гомулкой.

  • Вишняков Ярослав / к.и.н. доцент

    Уважаемый Иван. К вашему сведению: кроме Гомулки на силовом сценарии настаивали и Вальтер Ульбрихт и Тодор Живков. А Чехословакию, о чем собственно и говорится в ленте времени, вошли не только войска СССР. Конечно, ввод войск в Чехословакию помог сохранить "социалистический лагерь". Но причины этого шага, а главное его последствия следует рассматривать в комплексе и взаимосвязи разных факторов. Я вижу пражскую весну в том числе ( при этом не отвергая и других причин этого события) в контексте событий и в США и в связи с боями в Собонне. И конечно, предметом рассмотрения историка должно быть и то, как это событие повлияло на внутренний курс СССР. Кстати, я прекрасно помню хоккейные баталии 70-х. Самые принципиальные матчи были именно со сборной Чехословакии, где бились до конца. Даже в этом был отголосок событий 1968 года.


Яндекс.Метрика