Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Военный конфликт СССР и Китая в районе о. Даманский

1969

Даманский - место вооруженного конфликта между КНР и СССР, когда после многочисленных провокационных акций китайские воинские подразделения вторглись на остров и предприняли попытку его вооруженного захвата. СССР потерял 58 военнослужащих убитыми, КНР – до 3 тыс.

ОБОСТРЕНИЕ СОВЕТСКО-КИТАЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Советское руководство не сумело воспользоваться снятием Хрущева для нормализации отношений с Китаем. Напротив, при Брежневе они еще более ухудшились. Вина за это ложится на обе стороны - со второй половины 1966 г. китайское руководство во главе с Мао Цзедуном организовало целый ряд провокаций на транспорте и советско-китайской границе. Заявляя, что эта граница была насильственно установлена российским царским правительством, оно предъявило претензии на несколько тысяч квадратных километров советской территории. Особенно острым было положение на речной границе по Амуру и Уссури, где за сотню лет после подписания договора о границе изменился фарватер реки, некоторые острова исчезли, другие приблизились к противоположному берегу.

Кровавые события произошли в марте 1969 г. на острове Даманский на р. Уссури, где китайцы обстреляли советский пограничный наряд, убив несколько человек. Крупные китайские силы высадились на острове, будучи хорошо подготовленными к ведению боевых действий. Попытки восстановить положение с помощью советских мотострелковых подразделений успеха не имела. Тогда советское командование применило систему залпового огня «Град». Китайцы были фактически уничтожены на этом небольшом острове (длиной около 1700 м и шириной 500 м). Их потери исчислялись тысячами. На этом активные боевые действия фактически прекратились.

Но с мая по сентябрь 1969 г. советские пограничники более 300 раз открывали огонь по нарушителям в районе Даманского. В боях за остров с 2 по 16 марта 1969 г. погибли 58 советских воинов, 94 получили тяжелые ранения. За проявленный героизм четверо военнослужащих получили звание Героя Советского Союза. Сражение за Даманский стали первым со времен Второй мировой войны серьезным столкновением Вооруженных Сил СССР с регулярными частями другой крупной державы. Москва, несмотря на свою локальную победу, решила не обострять конфликт и отдать остров Даманский Китайской Народной Республике. Китайская сторона впоследствии засыпала протоку отделяющую остров от их берега, и с тех пор он стал частью Китая.

11 сентября 1969 г. по советской инициативе состоялась встреча глав правительств СССР (А.Н. Косыгина) и КНР (Чжоу Эньлая), после которой в Пекине начались затяжные переговоры по пограничным вопросам. После 40 заседаний в июне 1972 г. они были прерваны. Китайское правительство предпочло улучшить отношения с США, странами Западной Европы и Японией. В 1982-85 гг. попеременно в Москве и Пекине проходили советско-китайские политические консультации на уровне представителей правительств в ранге заместителей министров иностранных дел. Результатов долго не было. Советско-китайские отношения были урегулированы только к концу 80-х гг.

 

ЖИВ  МАТРОСОВ!

«Комсомольская Правда», 21 марта 1969 года

Наши специальные корреспонденты В.Игнатенко и Л. Кузнецов передают из района острова Даманский

Здесь, на передней линии, как только развеялся дым последнего боя, нам рассказали об исключительном мужестве дальневосточных моряков-пограничников. Не на дальних океанских меридианах, не в походах на суперкрейсерах и субмаринах отличились в эти дни моряки. В смертном бою с маоистскими провокаторами 2 и 15 марта плечом к плечу с офицерами и солдатами застав стояли парни в бушлатах.

Их нетрудно узнать среди военного люда пограничного района: только у моряков – черные овчинные полушубки, да шапки и фуражки с якорьками надвинуты как-то по- особенному, вроде как небрежно, но в рамках устава.

К счастью, моряки вышли из огня без потерь. Снаряды и свинцовые очереди ложились рядом, стлались над их головами. Но, живые и невредимые, поднимались в рост парни, стряхивали с себя горячую, дымящуюся землю и бросались в контратаку… Мы видели этих молодых ребят-комсомольцев, в чьих жилах течет кровь отцов, защитников легендарной Малой земли.

Об одном моряке мы хотим рассказать особо. Задолго до рассвета, 15 марта, когда налицо были все признаки подготовки новой провокации у Даманского, капитан Владимир Матросов занял наблюдательный пост на косе в нескольких метрах от пологого берега острова. Ему было видно, как на китайском берегу в предрассветных сумерках суетливо возились провокаторы. Время от времени доносились надсадные звуки моторов: это, должно быть, подвозили на огневые рубежи пушки. Потом снова тишина, вязкая, холодная.

Через несколько часов с китайской стороны ударила первая очередь, потом – вторая, разорвались первые снаряды… Цепями на Даманский бросились маоисты. Заговорили наши огневые средства, на остров двинулся авангард советских пограничников.

- Я «Обрыв»! Я «Обрыв»! Как слышите? Противник в южной части острова, - кричал Матросов в радиотелефон. Это настал черед его боевой задачи. – Как поняли?

- Я «Бурав». Вас поняли!

Через минуту наш огонь стал точнее, китайцы дрогнули.

- Я «Обрыв»! Я «Обрыв»! Противник переместился северо-восточней. – Матросов не успел договорить: рядом ударила мина. Он упал на снег. Пронесло! И телефон цел.

- Я «Обрыв»! Я «Обрыв»! – продолжал Володя. – Как меня поняли?

И снова дрогнула земля. Снова упругая волна толкнула моряка. И снова лишь пришлось стряхивать с себя землю.

Потом Матросов привык. Правда, у него не проходило неприятное чувство, что кто-то невидимый с того берега следят за ним, словно знает, как многое сейчас зависит от его, Володиной, корректировки огня. Но снова в эфир летели позывные «Обрыва»…

Он видел, как сражаются на острове наши пограничники. И если вдруг кто-то из наших спотыкался и падал, он знал: это маоцзэдуновский свинец бросил солдата на землю. Это был уже второй бой в жизни Матросова…

Несколько часов держал связь с командным пунктом капитан Матросов. И все это время он был эпицентром огневого шквала.

Владимир, можно сказать, пограничник с пеленок. Отец его, Степан Михайлович, только недавно вышел на пенсию в чине полковника пограничных войск, и младший Матросов, сколько себя помнит, все время жил на краешках родной земли, на заставах. С детства он познал тревоги переднего края, и этот край заронил в его душе добрые семена мужественности и добра, и со временем, окрепнув, эти семена пошли в рост. Когда Владимиру настало время выбирать судьбу, сомнений не было: он выбрал дорогу отца. Учился, стал офицером. Сейчас ему 31-й год. Он коммунист. Пограничную закалку перед назначением в этот район получил на Курилах. Наверное, не один из одиннадцати матросов, участников боя на Даманском, сейчас мечтает получить партийную рекомендацию Матросова. Ведь коммунистом Владимир стал в их возрасте, и первое боевое крещение они прошли вместе: коммунист и комсомольцы.

В дивизионе старшие офицеры нам сказали: «Вы обратили внимание, как похож наш Матросов…» И мы, не дослушав, согласились: «Да, очень он похож на того легендарного Александра Матросова». Все получается вроде как нарочно. Вроде журналистский ход обнажен до предела. Но нет, важнее не эта удивительная внешняя схожесть. Во сто крат ярче видится родство их характеров – героических, истинно русских. Важнее тождество их высокого духа, огненность их сердца в трудный час.

Историки Великой Отечественной войны находят новые свидетельства о многих подвигах рядовых, сержантов, офицеров, повторивших подвиг Матросова. Они погибли славно, и они становились бессмертными, ибо есть в русском воине эта «матросовская» жилка, этот настрой на победу даже ценой своей жизни.

Жив Матросов Владимир!

Пусть он счастливо живет до глубокой старости. Пусть будет мир и лад в его доме, где растут дочки: второклассница Света и пятилетняя Катя. Пусть у них всегда будет папа…

Н-ский дивизион морских пограничников
Краснознаменного Тихоокеанского
пограничного округа, 20 марта

 

ЮРИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ БАБАНСКИЙ

Бабанский Юрий Васильевич - командир отделения пограничной заставы «Нижне-Михайловская» Уссурийского ордена Трудового Красного Знамени пограничного отряда Тихоокеанского пограничного округа, младший сержант. Родился 20 декабря 1948 года в селе Красный Яр Кемеровской области. По окончании восьмилетней школы, закончил ПТУ, работал на производстве, а затем был призван в пограничные войска. Проходил службу на советско-китайской границе в Тихоокеанском пограничном округе.

Командир отделения пограничной заставы Нижне-Михайловской (остров Даманский) Уссурийского ордена Трудового Красного Знамени пограничного отряда младший сержант Бабанский Ю.В. проявил героизм и мужество во время пограничного конфликта 2 - 15 марта 1969 г. Тогда пограничники отряда впервые в истории пограничных войск после 22 июня 1941 года приняли бой с подразделениями регулярной армии сопредельного государства.  В тот день, 2 марта 1969 г. китайские провокаторы, вторгшиеся на советскую территорию, из засады расстреляли вышедшую им навстречу группу пограничников во главе с начальником заставы старшим лейтенантом Стрельниковым И.И.

Младший сержант Юрий Бабанский взял на себя командование группой оставшихся на заставе пограничников и смело повел их в атаку. Маоисты обрушили на горстку отважных огонь крупнокалиберных пулеметов и гранатометов, минометов и артиллерии. На протяжении всего боя младший сержант Бабанский умело руководил подчиненными, метко стрелял, оказывал помощь раненым. Когда противник был выбит с советской территории, Бабанский более 10 раз ходил в разведку на остров. Это Юрий Бабанский с поисковой группой нашел расстрелянную группу И.И. Стрельникова, и под дулами автоматов и пулеметов противника организовал их эвакуацию, это он со своей группой в ночь с 15 на 16 марта обнаружил тело геройски погибшего начальника погранотряда полковника Д.В. Леонова и вынес его с острова…

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1969 года младшему сержанту Ю.В. Бабанскому присвоено звание Героя Советского Союза (медаль «Золотая Звезда» № 10717).

По окончании военно-политического училища Бабанский Ю.В. продолжил службу в пограничных войсках КГБ СССР на различных офицерских должностях, в том числе и в период боевых действий в Афганистане. В 90-е годы был заместителем начальника войск Западного пограничного округа, являлся членом ЦК ВЛКСМ, избирался депутатом Верховного Совета Украины.

В настоящее время генерал-лейтенант запаса Ю.В. Бабанский - военный пенсионер, занимается общественной деятельностью. Он председатель общероссийского оргкомитета по проведению акции «Аргунская застава» и одновременно является председателем общественной организации «Союз Героев», Почетный гражданин Кемеровской области. Проживает в Москве.

 

СТРАНА ЕЩЕ НЕ ЗНАЛА

…Любили на заставе огневую подготовку. Часто выезжали на стрельбы. А времени в последние месяцы для учебы становилось все меньше и меньше. Хунвэйбины не давали покоя.

С детства учили Юрия Бабанского считать китайцев братьями. Но когда он впервые увидел разъяренную улюлюкающую толпу, размахивающую дубинами и оружием, выкрикивающую антисоветские лозунги, он не мог понять, что происходит. Не сразу научился он понимать, что вера в свята узы братства растоптана маоистами, что люди, обманутые кликой Мао, способны на любое преступление. Китайцы устраивали демонстрации с лозунгами «великого кормчего». Потом лезли с кулаками на советских пограничников. «Вот как их одурачили, - думал Бабанский. - А ведь отцы наших ребят боролись за освобождение Китая и гибли за Народный Китай». Был строгий приказ: не поддаваться на провокации. Автоматы за спину. И только мужество, выдержка советских пограничников не позволяли превратить инциденты в кровавый конфликт.

Маоисты действовали все наглее. Почти ежедневно по утрам они выходили на лед Уссури, вели себя развязно. провокационно.

2 марта 1969 года пограничники, как обычно, должны были выдворить восвояси разбушевавшихся маоистов, пересекших границу. Как всегда, вышел им навстречу начальник заставы Иван Иванович Стрельников. Тишина. Слышно только, как поскрипывает под валенками снег. Это были последние минуты тишины.  Бабанский взбежал на бугор и огляделся. Из группы прикрытия за ним бежали только Кузнецов и Козусь. «Оторвался от ребят». Впереди, чуть правее, стояла первая группа пограничников - та, что шла за Стрельниковым. Начальник заставы предъявлял китайцам протест, требуя покинуть советскую территорию.

И вдруг сухую морозную тишину острова вспороли два выстрела. За ними - частые автоматные очереди. Бабанский не поверил. Не хотел верить. Но снег уже обжигали пули, и он видел, как один за другим падали пограничники из группы Стрельникова. Бабанский рванул из-за спины автомат, примкнул магазин:

-Ложись! Огонь! - скомандовал он и короткими очередями начал косить тех, кто только что в упор расстреливал его товарищей. Пули свистели рядом, а он стрелял и стрелял. В азарте боя не заметил, как израсходовал все патроны.

- Кузнецов, - позвал он пограничника, - дай магазин!

- А мне?

- Подвезут. Всем хватит. Будь слева, а я к дереву.

Он припал на колено, вскинул автомат и повел из-за дерева прицельный огонь. Хладнокровно, расчетливо. Есть! Один, второй, третий...

Существует невидимая связь между стрелком и целью, как будто ты посылаешь пулю не из автомата, а из собственного сердца и она поражает противника. Он так увлекся, что сержанту Козусю пришлось кричать несколько раз:

- Юрка! Кто это в маскхалатах, наши или китайцы?

Козусь вел огонь справа от Бабанского, на него двигалась большая группа маоистов, с вечера укрывшаяся на острове. Они шли напрямик. Расстояние сокращалось с каждой минутой. Козусь выпустил несколько очередей и только успел подумать, что патронов маловато, как услышал команду Бабанского: «Экономь патроны!» и перевел рычаг на одиночный огонь.

- Козусь! Смотри, чтобы не обошли справа!

Как и Бабанский, он не оставался на месте, менял позиции и вел прицельный огонь. Патроны кончались.

- Кузнецов! А Кузнецов! - позвал он и посмотрел туда, откуда только что стрелял пограничник. Кузнецов сидел, согнувшись, положив голову на ладони. Лицо обескровленное, чуть закушена нижняя губа. Безжизненные глаза. Спазма сжала горло, но горевать было некогда. Взял у Кузнецова остатки патронов. И тут прямо перед собой, метрах в тридцати, он увидел китайский пулемет. Бабанский выстрелил, сразил пулеметчика. Теперь надо помочь Козусю. Бабанский действовал стремительно, точно. Простреливал протоку и вел огонь по наступавшему справа противнику. У китайского пулемета снова появился солдат. Юрий опять выстрелил. Он радовался тому, что пулемет так и не выпустил ни одной очереди.

- Козусь! Прикрой! - хрипло скомандовал Бабанский и пополз к своей группе, залегшей в низине. Он полз по изрытому, почерневшему от огня и железа острову. Выли, свистели мины, ухали взрывы. В голове мелькало: «Как ребята? Живы ли? Сколько еще смогут продержаться? Главное - боеприпасы...» Ребята лежали в низине, прижатые огнем. Бабанский не успел ощутить страх - в нем была только ярость. Хотелось стрелять, уничтожать убийц. Он скомандовал пограничникам:

- Размахнин, к дереву! Наблюдать! Бикузин! Веди огонь в сторону бруствера!

Пограничники залегли полукольцом, в шести метрах руг от друга. Патроны поделили поровну. По пять-шесть на брата. Рвались снаряды, мины. Казалось, оторвись от земли - и нет тебя. Одна пуля просвистела над ухом Бабанского. «Снайпер, - пронеслось в голове. - Осторожнее надо». Но прикрывавший его Козусь уже снял китайского стрелка. Неожиданно огонь утих. Готовясь к новой атаке, китайцы перегруппировывались. Бабанский решил воспользоваться этим:

- По одному, дистанция восемь - десять метров, перебежками к створным знакам! Ежов - к БТР! Пусть поддержит!

Бабанский не знал еще, что русло реки простреливается. Не знал, успел ли посланный им к розетке Еремин («Пусть пришлют патронов!») сообщить на заставу распоряжение командира. Маоисты напирали. Пять советских пограничников во главе с младшим сержантом Юрием Бабанским против батальона противника. Пограничники заняли более выгодную позицию - у створных знаков. До китайцев не более сотни метров. Они открыли шквальный огонь. Этот огонь поддержала с берега минометная батарея. Впервые для двадцатилетних парней вооруженная схватка стала реальностью: жизнь рядом со смертью, гуманность рядом с вероломствам. Ты против врага. И ты должен защищать справедливость, ты должен защищать свою родную землю.

- Ребята, подмога придет! Бубенин должен подойти. Стоять надо, ведь наша земля!

И Бубенин пришел им на помощь. На своем бронетранспортере он вторгся в тыл китайцам, внес панику в их ряды и по существу решил исход боя. Бабанский не видел бронетранспортера, он только слышал гул его моторов на реке, прямо против них, и понял, почему дрогнул, отхлынул назад противник.

- Перебежками за мной! - скомандовал Юрий и повел бойцов к северной части острова, где вели бой подоспевшие бубенинцы. «Пять автоматов - это тоже сила!» Бабанский упал, замер, потом пополз. Пули свистели со всех сторон. Тело напряглось. Хоть бы какая выбоинка, воронка - нет, скатертью раскинулся заснеженный луг. Видно, не суждено было погибнуть Юрию Бабанскому, видно, «в тельняшке родился». И на этот раз снаряды и мины пощадили его. Он добрался до кустов, огляделся: ребята ползут следом. Увидел: с советского берега развернутой цепью шла подмога. Бабанский облегченно вздохнул. Хотелось курить. Не сразу нашлись у кого-то две сигареты. Он выкурил их одну за другой. Напряжение боя еще не спало. Он еще жил азартом борьбы: подбирал раненых, искал убитых, выносил их с поля боя. Ему казалось, он оцепенел, не способен чувствовать. Но слезы выступили на глазах, когда увидел изуродованное китайцами лицо Коли Дергача - земляка, друга. Поздно вечером, вконец уставший, он включил на заставе радио. В эфире звучала музыка. Это казалось немыслимым, невозможным, неестественным. А потом вдруг по-новому открылся смысл пограничной службы: ради того, чтобы мирно спали дети, ради того, чтобы звучала вот эта музыка, ради жизни, счастья, справедливости стоят парни в зеленых фуражках на границе. Стоят насмерть. Страна еще не знала о том, что произошло на Даманском…

В. Голанд. Из сборника очерков «Герои Уссури» (Библиотечка журнала «Пограничник» № 4 (22) 1969 г.). М., 1969

 

НАСТУПИЛА ТИШИНА

Стало ясно, что введенных в бой сил не хватает, и китайцы значительно превосходят отряды пограничников и армейцев численно. Неудача контратаки и потеря новейшей боевой машины Т-62 с секретной аппаратурой убедили, наконец, советское командование в том, что введенных в бой сил недостаточно для победы над китайской стороной. Тогда в дело вступили силы развернутой вдоль реки 135-й мотострелковой дивизии, командование которой в 17.00, в нарушение инструкции Политбюро ЦК КПСС не вводить в конфликт советские войска, отдало приказ своей артиллерии (в том числе отдельному реактивному дивизиону БМ-21 «Град») открыть огонь по позициям китайцев на острове. Это был первый случай применения в бою ракетных установок «Град», удар которых решил исход сражения. Наступила тишина.

Не обошлось без курьезов. Из воспоминаний участника событий Юрия Витальевича Сологуба, полковника в отставке: «Штаб ракетных войск и артиллерии (РВиА) округа, а не штаб дивизиона, как должно было быть, произвел расчеты, выдал данные для стрельбы на огневые позиции. 18 боевых машин дали залп, и 720 стокилограммовых реактивных снарядов (РС) ушли к цели за несколько минут! Но когда развеялся дым, то все увидели, что в остров не попали ни одним снарядом! Все 720 РС улетели на 5-7 км дальше, в глубь китайской территории, и разнесли деревню со всеми штабами, тылами, госпиталями, со всем, что там находилось в это время! Потому и наступила тишина, что китайцы такой наглости от нас не ожидали!»

В. Яременко. Горячий остров

Литература:

Связанные материалы:

0 Комментариев


Яндекс.Метрика