Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Столыпин

1906

П.А.Столыпин - министр внутренних дел и председатель Совета министров Российской империи – проводил реформы и подавлял революционные выступления с одинаковой решительностью. Погиб от руки террориста.

П.А. СТОЛЫПИН: НАМ НУЖНА ВЕЛИКАЯ РОССИЯ

«...В общих чертах дело сводилось бы к следующему: государство закупало бы предлагаемые в продажу частные земли, которые вместе с землями удельными и государственными составляли бы государственный земельный фонд. При массе земель, предлагаемых в продажу, цены на них при этом не возросли бы. Из этого фонда получали бы землю на льготных условиях те малоземельные крестьяне, которые в ней нуждаются и действительно прилагают теперь свой труд к земле, и затем те крестьяне, которым необходимо улучшить формы теперешнего землепользования. Но так как в настоящее время крестьянство оскудело, ему не под силу платить тот сравнительно высокий процент, который взыскивается государством, то последнее и приняло бы на себя разницу в проценте, выплачиваемом по выпускаемым им листам, и тем процентом, который был бы посилен крестьянину, который был бы определяем государственными учреждениями. Вот эта разница обременяла бы государственный бюджет; она должна была бы вноситься в ежегодную роспись государственных расходов.

Таким образом вышло бы, что все государство, все классы населения помогают крестьянам приобрести ту землю, в которой они нуждаются. В этом участвовали бы все плательщики государственных повинностей, чиновники, купцы, лица свободных профессий, те же крестьяне и те же помещики. Но тягость была бы разложена равномерно и не давила бы на плечи одного немногочисленного класса 130 000 человек, с уничтожением которого уничтожены были бы, что бы там ни говорили, и очаги культуры. Этим именно путем правительство начало идти, понизив временно проведенным по 87 статье законом проценты платежа Крестьянскому банку. Способ этот более гибкий, менее огульный, чем тот способ повсеместного принятия на себя государством платежа половинной стоимости земли, которую предлагает партия народной свободы. Если бы одновременно был установлен выход из общины и создана таким образом крепкая индивидуальная собственность, было бы упорядочено переселение, было бы облегчено получение ссуд под надельные земли, был бы создан широкий мелиоративный землеустроительный кредит, то хотя круг предполагаемых правительством земельных реформ и не был бы вполне замкнут, но виден был бы просвет, при рассмотрении вопроса в его полноте, может быть, и в более ясном свете представился бы и пресловутый вопрос об обязательном отчуждении.

Пора этот вопрос вдвинуть в его настоящие рамки, пора, господа, не видеть в этом волшебного средства, какой-то панацеи против всех бед. Средство это представляется смелым потому только, что в разоренной России оно создаст еще класс разоренных в конец землевладельцев. Обязательное отчуждение действительно может явиться необходимым, но, господа, в виде исключения, а не общего правила, и обставленным ясными и точными гарантиями закона. Обязательное отчуждение может быть не количественного характера, а только качественного. Оно должно применяться, главным образом, тогда, когда крестьян можно устроить на местах, для улучшения способов пользования ими землей, оно представляется возможным тогда, когда необходимо: при переходе к лучшему способу хозяйства — устроить водопой, устроить прогон к пастбищу, устроить дороги, наконец, избавиться от вредной чересполосицы. Но я, господа, не предлагаю вам, как я сказал ранее, полного аграрного проекта. Я предлагаю вашему вниманию только те вехи, которые поставлены правительством. Более полный проект предлагалось внести со стороны компетентного ведомства в соответствующую комиссию, роли бы в нее были приглашены представители правительства для того, чтобы быть там выслушанными.

Пробыв около 10 лет у дела земельного устройства, я пришел к глубокому убеждению, что в деле этом нужен упорный труд, нужна продолжительная черная работа. Разрешить этого вопроса нельзя, его надо разрешать. В западных государствах на это потребовались десятилетия. Мы предлагаем вам скромный, но верный путь. Противникам государственности хотелось бы избрать путь радикализма, путь освобождения от исторического прошлого России, освобождения от культурных традиций. Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!»

Великие речи

 

ВЕХИ

Род Столыпиных известен с XVI века и связан со многими именами, составляющими гордость России. Так, например, урожденной Столыпиной была бабушка М.Ю. Лермонтова, прадед был другом М.М. Сперанского, а жена - правнучкой А.В. Суворова. Отец П.А. Столыпина - Аркадий Дмитриевич - генерал-адъютант, был участником Крымской войны, героем севастопольской обороны и другом Л.Н. Толстого. Мать - Наталья Михайловна - урожденная княжна Горчакова.

После окончания виленской гимназии Петр Аркадьевич Столыпин поступил на физико-математический факультет Петербургского университета, где его успехи были отмечены Д.М. Менделеевым. По окончании курса университета служил в Министерстве государственных имуществ и Министерстве внутренних дел. В 1902 году был назначен гродненским, а уже в следующем году саратовским губернатором, став самым молодым губернским начальником России. На этом посту его и застала революция 1905 г, в борьбе с которой он применил весь имеющийся у него арсенал средств - от силы убеждения до жестоких расправ с помощью войск и казаков с восставшими крестьянами. В апреле 1906 года Столыпин был назначен министром внутренних дел, а через два с половиной месяца - председателем Совета министров. Редко кто из царских чиновников проделывал столь головокружительную карьеру.

Став в 1906 году премьер-министром, Столыпин стал проводить политику, направленную на восстановление порядка в стране. Ключевым пунктом его плана являлась последовательная борьба с любыми проявлениями революционного движения. Именно с 1906 года начинается жесткое подавление вооруженных выступлений, стачек, волнений в армии и на флоте, вводятся «расстрельные» военно-полевые суды, когда тройка офицеров выносила приговор, не подлежавший обжалованию. Вместе с тем, Столыпин был убежден, что одних карательных мер для подавления революции недостаточно и разработал комплекс реформ, с помощью которых надеялся разрешить внутренние противоречия, сохранив при этом «традиционные» устои российского общества - сильную монархическую власть и помещичье землевладение. Он предлагал преобразование местного земского управления, введение всеобщего начального образования, закона о государственном страховании рабочих и т.п. Однако главным преобразованием Столыпина явилась его аграрная реформа.

Энергичным помощником Столыпина с 1908 года стал А.В. Кривошеин, занимавший пост главноуправляющего землеустройством и земледелием. После убийства премьер-министра он продолжил проведение его начинаний в жизнь.

Жесткий курс Столыпина, направленный на подавление революции, вызвал ответную реакцию со стороны антиправительственных сил. Так, 12 августа 1906 года эсерами была взорвана дача Столыпина на Аптекарском острове. Кроме двух террористов погибли 25 человек, были ранены трехлетний сын и четырнадцатилетняя дочь Столыпина.  По разным данным на жизнь Петра Аркадьевича Столыпина было совершено от 10 до 18 покушений.

Однако после 1907 года стали усугубляться разногласия между императором, не терпевшим в своем окружении лиц с твердым характером, и его премьером. Николай II, вопреки предложениям Столыпина о проведении комплексных реформ, считал, что революция побеждена навсегда и поэтому больше ни на какие уступки идти не следует. В марте 1911 года Столыпин подал в отставку, однако Николай II ее не утвердил, подвергшись давлению со стороны великих князей и вдовствующей императрицы Марии Федоровны, считавших Столыпина единственным человеком, способным вывести страну из кризиса. Однако пропасть между царем и его премьером усугублялась.

1 сентября 1911 года в Киевском оперном театре Столыпин был смертельно ранен террористом Д.Г. Богровым, являвшимся одновременно платным агентом царской охранки. Обстоятельства подготовки этого покушения до сих пор до конца не выяснены. 

 

«БЫЛ БЫ У МЕНЯ ТАКОЙ МИНИСТР…»

На посту губернатора Саратова Столыпина застала первая революция (1905-1907 г.г.). Саратовская губерния, в которой находился один из центров Российского революционного подполья, оказалась в центре революционных событий, а молодому губернатору пришлось противостоять двум стихиям: революционной, оппозиционной к правительству, и «правой», «реакционной» части общества, стоящей на монархических и православных позициях. Уже в то время на Столыпина было проведено несколько покушений: в него стреляли, бросали бомбы, террористы в анонимном письме угрожали отравить младшего ребенка Столыпина - трехлетнего сына Аркадия. Для борьбы с восставшими крестьянами применялся богатый арсенал средств от ведения переговоров до применения войск. За подавление крестьянского движения в Саратовской губернии Петр Аркадьевич Столыпин - камергер двора Его Императорского Величества и самый молодой губернатор России - получил благодарность императора Николая II.

26 апреля 1906 П.А. Столыпин был назначен министром внутренних дел в кабинете И.Л. Горемыкина. 8 июля 1906, после роспуска Первой государственной думы, была объявлена отставка Горемыкина и замена его Столыпиным, который стал таким образом председателем Совета министров. Портфель министра внутренних дел был оставлен за ним. В течение июля Столыпин вел переговоры с князем Г.Е. Львовым, графом Гейденом, князем Е.Трубецким и другими умеренно-либеральными общественными деятелями, стараясь привлечь их в свой кабинет. Переговоры ни к чему не привели и кабинет остался почти неизменным, получив название «кабинета разгона Думы». Возглавив кабинет министров, П.А. Столыпин провозгласил курс социально-политических реформ. Было начато проведение аграрной («столыпинской») реформы (по некоторым источникам идея аграрной «столыпинской» реформы принадлежала С.Ю. Витте), под руководством Столыпина был разработан ряд крупных законопроектов, в том числе по реформе местного самоуправления, введению всеобщего начального образования, государственному страхованию рабочих, о веротерпимости.

Революционные партии не могли примириться с назначением убежденного националиста и сторонника сильной государственной власти на пост премьер-министра и 12 августа 1906 на жизнь Столыпина было совершено покушение: на его даче на Аптекарском острове в Петербурге были взорваны бомбы. В тот момент на даче кроме семьи главы правительства находились и те, кто пришел к нему на прием. В результате взрыва 23 человека были убиты, 35 ранены; в числе раненых оказались и дети Столыпина - трехлетний сын Аркадий и шестнадцатилетняя дочь Наталья (у Натальи были изуродованы ноги и она навсегда осталась инвалидом); сам Столыпин не пострадал. Как вскоре выяснилось, покушение было совершено группой эсеров-максималистов, выделившихся из партии социалистов-революционеров; сама эта партия ответственности на себя за покушение не взяла. По предложению государя семейство Столыпина перебирается в более безопасное место - в Зимний дворец.

Стремясь остановить волну террористических актов, зачинщики которых зачастую уходили от возмездия из-за судебных проволочек и адвокатских уловок, и для проведения реформ в жизнь, был принят ряд мер, среди которых было введение «скорострельных» военно-полевых судов («скорострельная юстиция»), приговоры которых должны были утверждать командующие военными округами: предание суду происходило в пределах суток после акта убийства или вооруженного грабежа. Разбор дела мог длится не более двух суток, приговор приводился в исполнение в 24 часа. Столыпин являлся инициатором создания военно-полевых судов и применения смертной казни (веревку для повешения стали называть «столыпинским галстуком»), утверждая, что смотрит на репрессии только как на временную меру, необходимую для водворения в России спокойствия, что военно-полевые суды - временная мера, которая должна «сломить преступную волну и отойти в вечность». В 1907 Столыпин добился роспуска 2-й Государственной думы и провел новый избирательный закон, существенно усиливший в Думе позиции правых партий. За короткое время Петр Аркадьевич Столыпин был отмечен целым рядом царских наград. Помимо нескольких Высочайших рескриптов с выражением признательности, в 1906 Столыпин был пожалован в гофмейстеры, 1 января 1907 назначен членом Государственного совета, в 1908 - статс-секретарем. Заболев весной 1909 крупозным воспалением легких, по требованию врачей Столыпин покинул Петербург и вместе с семьей провел около месяца в Крыму, в Ливадии.

Талантливый политик, экономист, юрист, администратор, оратор, Столыпин почти отказался от личной жизни, все силы отдавая Российскому государству: председательство в Совете министров, созывавшемся не менее двух раз в неделю, непосредственное участие в совещаниях по текущим делам и по вопросам законодательства (заседания часто затягивались до утра); доклады, приемы, тщательный просмотр русских и иностранных газет, изучение новейших книг, особенно посвященных вопросам государственного права. В июне 1909 П.А. Столыпин присутствовал на встрече государя Императора Николая II с Императором Германии Вильгельмом II. Встреча проходила в финляндских шхерах. На яхте «Штандарт» состоялась беседа между премьером Столыпиным и Вильгельмом II, который впоследствии по различным свидетельствам, говорил: «Был бы у меня такой министр, на какую высоту мы подняли бы Германию!»

Столыпин Петр Аркадьевич. Биография

 

ПРЕМЬЕР И ЦАРЬ

Царь был крайне слабовольным человеком и столь же упрямым. Николай II не терпел в своем окружении ни людей с твердым характером, ни тех, кто превосходил его умом и широтой кругозора. Он считал, что подобные лица «узурпируют» его власть, «оттирают» самодержца на второй план, «насилуют» его волю. Именно поэтому не пришелся ко двору С.Ю. Витте, а теперь наступала очередь второго по величине после Витте государственного деятеля России начала XX века - П.А. Столыпина. Реформы, задуманные им, не грозили устоям самодержавия, но революция была побеждена, и, как считали Николай II и его подсказчики из Совета объединенного дворянства, побеждена навсегда, а посему никаких реформ не требовалось вообще. Приблизительно с 1909 года начались мелкие, но систематические придирки и кляузы крайне правых царю на главу правительства. Решено было создать Морской генеральный штаб из двух десятков человек. Поскольку это вызывало дополнительные расходы, Столыпин решил провести его штаты через Думу, которая утверждала бюджет. Немедленно последовал донос Николаю II, который был «верховным вождем армии» и считал, что все дела о вооруженных силах - его личная компетенция. Проведенный через Думу и Государственный совет законопроект о штатах МГШ Николай II демонстративно не утвердил. В это же время «святой старец» Г.Распутин, уже несколько лет вертевшийся при дворе, приобрел значительное влияние на экзальтированную царицу. Скандальные похождения «старца» заставили Столыпина попросить царя выгнать Распутина из столицы. В ответ на это, тяжело вздохнув, Николай II ответил: «Я с вами согласен, Петр Аркадьевич, но пусть будет лучше десять Распутиных, чем одна истерика императрицы». Узнавшая об этом разговоре Александра Федоровна возненавидела Столыпина и в связи с правительственным кризисом при утверждении штатов Морского генерального штаба настаивала на его отставке.

П.А. Столыпин. Нам нужна великая Россия... Вступительная статья К. Ф. Шацилло. М., 1991

 

КРИЗИС

В марте 1911 года разразился новый и на этот раз более серьезный для Столыпина кризис. Он решил учредить земство в западных губерниях, введя при выборах национальные курии. Правые поспешили дать бой Столыпину в Государственном совете и, получив негласное разрешение царя, проголосовали против национальных курий, что составляло ядро законопроекта. Итоги голосования явились для Столыпина полной неожиданностью не потому, что он не знал, какова позиция Дурново, Трепова и их сторонников, а потому, что они не могли бы ослушаться воли царя. Голосование означало, что Николай предал своего премьера, и Столыпин не мог этого не понять. На ближайшей аудиенции у царя Столыпин подал в отставку, заявив, что легитимистские лидеры «ведут страну к погибели, что они говорят: «Не надо законодательствовать, а надо только управлять», т. е. отказаться от какой-либо модернизации политического строя и его приспособления к изменившейся обстановке». Столыпин был уверен, что получит отставку, но этого не произошло по двум обстоятельствам. Во-первых, царь не признавал за министрами права выходить в отставку по собственному желанию, считая, что это принцип конституционной монархии, самодержец же должен лишать министров их постов только по собственному усмотрению. А во-вторых, он подвергся довольно единодушной атаке великих князей и вдовствующей императрицы Марии Федоровны, считавшей, что Столыпин все еще остается единственным человеком, способным привести Россию к «светлому будущему». Таким образом, Николай не принял отставки Столыпина, который, уверовав в свои силы, выдвинул перед царем ряд жестких условий. Он соглашался взять отставку назад, если, во-первых, Дума и Государственный совет будут распущены на три дня и законопроект будет проведен по специальной 87-п статье, предусматривавшей право правительства издавать законы во время перерывов занятий законодательных палат. Главных своих противников - П.Н. Дурново и В.Ф. Трепова - Столыпин требовал удалить из Государственного совета, а с 1 января 1912 года назначить туда 30 новых членов по его выбору. Царь не сказал ни да, ни нет, но вечером его вновь атаковала великокняжеская родня, требуя уступить. Некоторым из членов Думы Столыпин показывал листок, на котором рукой царя были записаны все поставленные ему условия. Надо было хорошо знать своего государя, никогда и никому не прощавшего подобных «силовых приемов» в обращении с собой. [...] Поползли слухи о скорой отставке премьера. У Столыпина начало сдавать здоровье, усилилась стенокардия. [...] Но, несмотря на болезнь и явно возраставшую опалу царя, премьер-министр упорно продолжает работать над проектами реформ - планирует организовать восемь новых министерств (труда, местного самоуправления, национальностей, социального обеспечения, исповеданий, исследования и эксплуатации природных богатств, здравоохранения, переселения), для содержания их изыскивает меры для троекратного увеличения бюджета (введение прямых налогов, налога с оборота, повышения цены на водку), намечает понизить земский ценз, что-бы допустить к местному самоуправлению владельцев хуторов и рабочих, владевших небольшой недвижимостью. [...]

В августе 1911 года Столыпин отдыхал в своем имении в Колнобреже, где работал над своим проектом. И отпуск, и работу пришлось прервать для поездки в Киев, где в присутствии царя должен был открыться памятник Александру II по случаю недавно исполнившегося юбилея Великой реформы. Пребывание премьер-министра в Киеве началось с оскорблений - ему явно давали понять, что он здесь лишний и его не ждали. Столыпину не нашлось места в автомобилях, в которых следовали царь и его свита. Ему не дали даже казенного экипажа. Председателю Совета министров пришлось искать извозчика.

П.А. Столыпин. Нам нужна великая Россия... Вступительная статья К. Ф. Шацилло. М., 1991

 

ЗЕМЛЕУСТРОЙСТВО

Правительство Столыпина, отвергая принцип принудительного отчуждения частновладельческих земель, сознавало необходимость принятия мер для расширения площадей крестьянского землевладения. Готовя реформу, Столыпин использовал наработки «Особого совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности», пример аграрного устройства Прибалтики и собственный опыт руководства Саратовской губернией. Начало реформы связано с указом 9 ноября 1906 года «О дополнении некоторых постановлений действующего закона, касающегося крестьянского землевладения и земле-пользования». Каждый крестьянин получал право выхода из общины и закрепления надельной земли в личную собственность. Он мог также потребовать сведения всех своих земельных участков в одно место с переносом усадьбы (хутор) либо без него (отруб). За-кон был утвержден Государственной Думой и обнародован царем 14 июня 1910 года, когда проведение реформы уже шло полным ходом. Составляющими аграрной реформы явились также деятельность Крестьянского банка и политика переселения.

 

КРЕСТЬЯНСКИЙ БАНК

Деятельность Крестьянского банка при Столыпине приобрела грандиозный масштаб. В августе 1906 года ему были переданы удельные (принадлежащие царской семье) и часть казенных земель. Банку также были выделены средства для покупки помещичьих земель, с тем чтобы они были проданы крестьянам мелкими участками на льготных усло-виях. За 1906–1916 гг. банком было куплено около 4,7 млн десятин и продано около 4 млн. Особенно поощрялось создание отрубных и хуторских хозяйств. Однако, получив от банка землю, крестьянин попадал от него в долговую зависимость. Теперь ему ежегодно приходилось выплачивать часть полученной ссуды. Для большинства единоличных кре-стьян, которые уже не могли рассчитывать на поддержку общины, эти условия были крайне обременительны, тормозя превращение их хозяйств в «крепкие».

 

ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

Переселение крестьян из густонаселенных центральных районов на окраины Российской империи было довольно заметным явлением в конце XIX – начале ХХ в. Особенно оно усилилось после постройки Транссибирской железнодорожной магистрали. С 1896 по 1905 г. в Сибирь переселилось более миллиона человек. Однако наиболее массовый характер переселение приобрело в годы проведения столыпинской реформы. По мнению Столыпина, поощрение переселения крестьян, с одной стороны, могло бы решить проблему крестьянского перенаселения и малоземелья в центральных губерниях, а с другой – позволило бы создать крепкие хозяйства на востоке страны, способствуя тем самым как повышению сельскохозяйственного производства, так и планомерному освоению районов Сибири и Дальнего Востока. Для переселенцев устанавливались льготные железнодорожные тарифы. Был даже создан особый тип пассажирского вагона, названный впоследствии «столыпинским». Казенные земли в Сибири даром закреплялись за крестьянами, а получившим участки в труднодоступных районах выплачивалась денежная субсидия. За счет переселения в Сибири выросли новые села, были освоены более 30 млн десятин земли, резко возросло производство хлеба, масла, мяса и других продуктов. Возросла рентабельность и Транссибирской магистрали. Все же значительная часть крестьян-переселенцев сталкивалась с труднопреодолимыми проблемами. На Восток уезжали в основном беднейшие крестьяне, поднимать которым неосвоенную целину было крайне сложно. Всего в годы реформы за Уралом оказались более 3,5 млн переселенцев (из них около 500 тысяч возвратились обратно).

Столыпин не ставил своей целью полностью ликвидировать общинное землепользование, он рассчитывал создать слой зажиточных крестьян, частных собственников земли, которые могли бы стать новой опорой самодержавию. К началу ми-ровой войны из общины вышло около 25% крестьян. Быстрыми темпами стала развивать-ся кооперация, куда вступали многие вышедшие из общины крестьяне. Так, например, в Сибири широкую деятельность развернул Союз сибирских маслодельных артелей, экс-портировавший масло за границу (в основном в Англию). К началу 1914 года в стране было более 31 тыс. кооперативов, которые осуществляли сбыт товаров, снабжение крестьян новыми машинами, орудиями, предметами повседневного спроса. В 1912 году был открыт Московский народный банк, 85% акционеров которого составляли кредитные кооперативы. Это нанесло существенный удар по ростовщичеству в деревне. Следствием столыпиской реформы явилось усиление «раскрестьянивания». Многие крестьяне, выйдя из общины, продали свои наделы и устремились в город, где они пополнили ряды наемных рабочих на фабриках и заводах.

В итоге уровень и объем сельскохозяйственного производства значительно повы-сился. В 1909–1911 гг. Россия ежегодно вывозила хлеб на сумму более 750 млн рублей. Средний ежегодный сбор хлеба составил более 4 млрд пудов. Однако начавшаяся в 1914 году мировая война привела к прекращению проведения реформы, которая так и осталась незавершенной. Именно поэтому она не смогла разрешить комплекс противоречий в де-ревне, а политическая цель Столыпина - создать в деревне крепкий слой крестьянских частных собственников, которые бы стали надежной опорой правительства, так и не была достигнута до конца.

 

СМЕРТЬ СТОЛЫПИНА

«1-го сентября 1911 года был четвертый день пребывания в Киеве Императора Николая II. [...] В восьмом часу утра я отправился ко дворцу, чтобы быть при отъезде Государя на маневры. После проводов Государя, ко мне подошел Начальник Киевского Охранного Отделения полковник Кулябко и обратился с следующими словами: «Сегодня предстоит тяжелый день; ночью прибыла в Киев женщина, на которую боевой дружиной возложено произвести террористический акт в Киеве; жертвой намечен, по-видимому, Председатель Совета Министров, но не исключается и попытка Цареубийства [...] Генерал Трепов заходил к П.А. Столыпину и просил его быть осторожным». Я спросил Кулябко, что он предполагает делать, если обнаружить и арестовать террористку не удастся. На это он ответил, что вблизи Государя и Министров он будет все время держать своего агента-осведомителя, знающего террористку в лицо. [...] К 9 часам (вечером) начался съезд приглашенных в театр. На театральной площади и прилегающих улицах стояли сильные наряды полиции, у наружных дверей - полицейские чиновники, получившие инструкции о тщательной проверке билетов. Еще утром все подвальные помещения и ходы были тщательно осмотрены. В зале, блиставшей огнями и роскошью убранства, собиралось избранное общество. Я лично руководил рассылкой приглашений и распределением мест в театр. Фамилии всех сидевших в театре мне были лично известны, и только 36 мест партера, начиная с 12 ряда, были отправлены в распоряжение заведовавшего охраной Генерала Курлова, для чинов охраны, по его письменному требованию. В 9 часов прибыл Государь с Дочерьми. К своему креслу, к первому от левого прохода, с правой стороны, прошел Столыпин и сел в первом ряду. [...] Шла «Сказка о Царе Салтане» в новой, чудесной постановке. Мне казалось, что здесь можно быть спокойным: ведь все сидящие в театре известны, а снаружи он хорошо охраняется и ворваться с улицы никто не может. [...] При самом начале второго акта, когда Государь с Семьей отошел в глубь аванложи, а П.А. Столыпин встал и, обернувшись спиной к сцене, разговаривал с графом Фредериксом и графом Иосифом Потоцким, я на минуту вышел к подъезду, чтобы сделать какое-то распоряжение. [...] Возвращаясь, я медленно пошел по левому проходу к своему креслу, смотря на стоявшую передо мной фигуру П.А. Столыпина. Я был на линии 6 или 7 ряда, когда меня опередил высокий человек в штатском фраке. На линии второго ряда он внезапно остановился. В то же время в его протянутой руке блеснул револьвер, и я услышал два коротких сухих выстрела, последовавших один за другим.» (А. Гирс, «Смерть Столыпина. Из воспоминаний бывшего киевского Губернатора.» 18 января 1927 г. Париж) Пуля браунинга имела перекрещивающиеся надрезы и действовала как разрывная. «От мгновенной смерти спас крест Св. Владимира, в который попала пуля и, раздробив который, изменила прямое направление в сердце. Этой пулей оказались пробиты грудная клетка, плевра, грудобрюшная преграда и печень. Другою пулей насквозь пронизана кисть левой руки.

«В театре громко говорили и выстрел слыхали немногие, но когда в зале раздались крики, все взоры устремились на П.А. Столыпина, и на несколько секунд все замолкло. П.А. как будто не сразу понял, что случилось. Он наклонил голову и посмотрел на свой белый сюртук, который с правой стороны, под грудной клеткой, уже заливался кровью. Медленными и уверенными движениями он положил на барьер фуражку и перчатки, расстегнул сюртук и, увидя жилет, густо пропитанный кровью, махнул рукой, как будто желая сказать: «все кончено» Затем он грузно опустился в кресло и ясно и отчетливо, голосом слышным всем, кто находился недалеко от него, произнес: «счастлив умереть за Царя». Увидя Государя, вышедшего в ложу и ставшего впереди, он поднял руки и стал делать знаки, чтобы Государь отошел. Но Государь не двигался и продолжал на том же месте стоять, и Петр Аркадьевич, на виду у всех, благословил его широким крестом. Преступник, сделав выстрел, бросился назад, руками расчищая себе путь, но при выходе из партера, ему загородили проход. Сбежалась не только молодежь, но и старики, и стали бить его шашками, шпагами и кулаками. Из ложи бельэтажа выскочил кто-то и упал около убийцы. Полковник Спиридович, вышедший во время антракта по службе на улицу и прибежавший в театр, предотвратил едва не происшедший самосуд: он вынул шашку и, объявив, что преступник арестован, заставил всех отойти. Я все-таки пошел за убийцей в помещение, куда его повели. - Каким образом вы прошли в театр? спросил я его. В ответ он вынул из жилетного кармана билет. То было одно из кресел в 18 ряду. Я взял план театра и список и против номера кресла нашел запись: «отправлено в распоряжение генерала Курлова для чинов охраны». [...] Когда публика разъехалась, я вошел в комнату, где на диване, с перевязанной раной и в чистой рубашке, с закрытыми глазами, лежал П.А. Столыпин. От окружавших его профессоров, известных киевских врачей, узнал, что они распорядились отвезти раненого в лечебницу доктора Маковского, что на Мал. Владимирской, и что у подъезда театра уже стоит карета скорой помощи. Когда П.А., смертельно бледного, на носилках выносили в карету, он открыл глаза и скорбным страдающим взглядом смотрел на окружающих. [...] На следующий день Государь ездил в Овруч. По выходе из дворца Его Величество объявил, что желает навестить Столыпина. [...] В тот же день, по инициативе группы членов Государственной Думы из партии националистов и земских гласных Края, в 2 часа дня, во Владимирском Соборе было отслужено торжественное молебствие о выздоровлении Столыпина. Собор был переполнен, Собравшиеся истово молились и многие плакали. Два последующих дня прошли в тревоге, врачи еще не теряли надежды, но по вопросу о возможности операции и извлечения пули, консилиум, с участием прибывшего из Петербурга профессора Цейдлера, вынес отрицательное решение. 4-го сентября вечером, здоровье П.А. сразу ухудшилось, силы стали падать, сердце слабло и около 10 ч. вечера 5-го сентября, он тихо скончался. (А. Гирс, «Смерть Столыпина. Из воспоминаний бывшего киевского Губернатора.» 18 января 1927 г. Париж) Во вскрытом завещании Столыпина, написанном задолго до смерти, в первых строках было наказано: «Я хочу быть погребенным там, где меня убьют». 6 сентября Император Николай II вернулся из Чернигова и приехал в больницу. По воспоминаниям дочери Петра Аркадьевича Марии Бок (Столыпиной) государь «преклонил колени перед телом верного слуги, долго молился, и присутсвующие слыхали, как он много раз повторил слово. «Прости». «Указание Столыпина было свято исполнено его близкими и местом вечного его упокоения была избрана Киево-Печерская Лавра. [...] 9-го сентября утром, в Трапезной церкви, заставленной венками с национальными лентами, собралось Правительство, представители армии и флота и всех гражданских ведомств, многие члены Государственного Совета, центр и почти все правое крыло Государственной Думы, а также более сотни крестьян, прибывших из ближайших деревень отдать последний долг почившему. Киевский Генерал-Губернатор Генерал-Адютант Трепов, по повелению уехавшего 7 сентября Государя, представлял Его Особу. После отпевания гроб вынесли и опустили возле церкви, рядом с исторической могилой другого русского патриота Кочубея. Сейчас же после смерти Столыпина, в той же группе земских гласных и членов Государственной Думы из партии националистов, возникла мысль о постановке ему памятника в Киеве. Было использовано пребывание в Киеве Государя Императора и заместителя Председателя Совета Министров Коковцева и на Всероссийский сбор пожертвований уже 7 сентября утром последовало Высочайшее соизволение. Пожертвования потекли столь обильно, что в три дня в одном Киеве была собрана сумма, которая могла покрыть расходы на памятник. Местом постановки памятника была избрана площадь возле Городской Думы, на Крещатике, а исполнение его поручено итальянскому скульптору Ксименесу, бывшему в Киеве. В 1912 году, ровно через год после смерти П.А., памятник был открыт в торжественной обстановке, среди съехавшихся со всех концов России, его почитателей. Столыпин был изображен как бы говорящим с Думской кафедры, на камне высечены сказанные им слова, ставшие пророческими: «Вам нужны великие потрясения - нам нужна Великая Россия». Большевики не могли перенести вида памятника и его уничтожили».

А. Гирс. «Смерть Столыпина. Из воспоминаний бывшего киевского Губернатора. Париж, 1927

 

Литература:

Связанные материалы:

0 Комментариев


Яндекс.Метрика