Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

88.jpg

Создание "Товарищества передвижных художественных выставок"

31 декабря 1869

«Товарищество передвижных художественных выставок» (Передвижники), возникло 6 (18) декабря 1870 г. и было творческим объединением художников. Передвижники целенаправленно противопоставляли себя представителям официального академического искусства. В организации своих передвижные выставок художественных работ оно было основано на кооперативных началах.

ДЕНЕЖНЫЕ ПРЕМИИ И НАГРАДЫ В ИМПЕРАТОРСКОЙ АКАДЕМИИ ХУДОЖЕСТВ

Учащиеся Высшего художественного училища живописи, скульптуры и архитектуры при Императорской Академии художеств ежегодно принимали участие в конкурсе на соискание денежных премий и наград. Премий три: 100, 75 и 50 рублей. Наград две: 25 и 15 рублей. Работы предоставлялись под девизами, на собственные темы. Конкурс проводился два раза в году: в январе и в апреле.

ЗОЛОТЫЕ ИМЕННЫЕ МЕДАЛИ, УЧРЕЖДЕННЫЕ НА ПОЖЕРТВОВАННЫЕ КАПИТАЛЫ:

В конце учебного года двум ученикам архитектурного отделения, показавшим отличные успехи в механике, выдавались по постановлению Совета золотые медали имени Н.А. Демидова (медаль учреждена 9 января 1771 г.).

Осенью в октябре проводились три конкурса на золотые медали:

1. Золотая медаль имени А.Ф. Ржевской (учреждена 29 января 1771 г.) присуждалась за работу по заданию Академического совета: для живописцев – голова красками в натуральную величину, для скульпторов – круглая голова в натуральную величину.

2. Золотая медаль имени Лебрен (учреждена 18 марта 1843 г.). Почетная вольная общница Императорской Академии художеств французская подданная, художница Виже-Лебрен по смерти завещала по 100 франков ежегодно "на выбитие золотой медали с надписью на одной стороне "В воспоминание признательной Лебрен", с другой стороны – с палитрой с кистями, осененной солнечными лучами для награды одного из учеников по классу живописи за написанную голову, особенно выразительную".

3. Золотая медаль имени А.А. Иванова, учрежденная в 1906 г. коллежским асессором А.С. Раевским в ознаменование столетия со дня рождения художника А.А. Иванова […] присуждалась не только "ученикам Высшего художественного училища при Императорской Академии художеств, но и вольнослушателям за отличающийся безукоризненной правильностью рисунка и живостью красок этюд человеческой фигуры под открытым небом (безразлично – одетой или обнаженной, целой или бюстом, любого размера)".

Учредители этих медалей вносили в Академию значительные капиталы, с которых на награды расходовалась только часть процентов, а основной капитал с годами увеличивался. Так, капиталы Ржевской и Демидова, составлявшие 2000 рублей в 1771 году, к 1 января 1914 года составляли 5448 рублей 62 копейки, капитал А.Ф. Раевского, составлявший 1000 рублей в 1906 году, к 1 января 1914 года составлял 1286 рублей 58 копеек и т.п.

ПОСОБИЯ И СТИПЕНДИИ:

На основании прошений по постановлению Совета училища "недостаточным учащимся" выдавались пособия в сумме от 10 рублей. Количество выдаваемых пособий определялось необходимостью.

Ежегодно в ноябре Совет присуждал наиболее прилежным и успевающим учащимся 43 стипендии, общая сумма которых составляла 12 904 рубля. Стипендии выдавались только на 1 год, по истечении которого Совет училища в зависимости от успешности занятий стипендиата либо продлевал стипендию, либо передавал более достойному.

Наиболее значительными стипендиями были: Е.И.В. Государя Императора, Царства Польского, Министерства государственных крестьян, а также стипендии со вкладов жертвователей, например:

Стипендия имени профессора Императорской Академии художеств И. К. Айвазовского, учрежденная в 1900 г. Феодосийским городским общественным управлением в ознаменование шестидесятилетней художественной деятельности почетного гражданина города Феодосии;

И.К. Айвазовского. "Капитал в размере 6000 рублей на вечное время хранится в Феодосийском отделении Государственного банка и проценты с него, за удержанием сбора в пользу казны, ежегодно обращаются в стипендию для возможности получить специальное образование тем юношам из числа жителей города Феодосии и его уезда, которые проявят свои выдающиеся способности в области искусства, прославившего И.К. Айвазовского. Право назначения стипендиата предоставляется Феодосийскому городскому общественному управлению";

Стипендия живописца И.А. Акимова, адъюнкт-ректора Императорской Академии художеств учреждена в 1814 г. по завещанию, в котором говорилось: "В Императорскую Академию художеств оставляю 15000 рублей, с тем чтобы из этой суммы, вечно хранящейся в банке или ломбарде, содержались три воспитанника моего имени из бедных художнических детей, коих отцы воспитывались в Академии";

Стипендия имени Н.Л. Бенуа учреждена в 1886 г. Санкт-Петербургской Городской Думой, собрание гласных которой постановило: "В ознаменование 50-летнего юбилея государственной служба члена Городской управы и гласного Городской Думы Н.Л. Бенуа и во внимание к его продолжительной и полезной для городского населения деятельности, ассигновать из городских средств ежегодно по 300 рублей на стипендию имени Н.Л. Бенуа в Императорской Академии художеств, с предоставлением самому Н.Л. Бенуа права назначения стипендиата его имени". По смерти Н.Л. Бенуа назначение стипендиата перешло к комиссии по благотворительности.

Володина С. Система поощрений в Императорской Академии художеств // Российская академия художеств. http://www.webcitation.org/67ChSzIuG

«БУНТ ЧЕТЫРНАДЦАТИ»

14 студентов-выпускников Императорской Академии художеств, во главе с И.Н. Крамским обратились к Совету академии с просьбой разрешить им самостоятельно выбрать сюжеты картин для участия в конкурсе на Большую золотую медаль. Со времени основания Академии художеств для экзаменационной работы предлагались мифологические или библейские события. Золотая медаль давала право на 6-летнюю поездку в Италию оплачиваемую государством.

«Академисты и их профессора жили в одно время, но существовали в разных регистрах. Конкурсанты хотели в своих будущих работах ответить на насущные вопросы, здесь и сейчас вставшие перед обществом. Их интересовало малое время истории. Профессора, абстрагируясь от животрепещущих проблем современности, мыслили иными временными категориями: они были озабочены проблемой создания «большого стиля» в монументальном искусстве и, хотя не были чужды творческих исканий, реализм считали делом преходящим. Они жили большим временем истории, ибо прекрасно понимали, что монументальное искусство созидается десятилетиями и переживает свое время и своих творцов, а вот творцам, к сожалению, редко удаётся дожить до завершения своего замысла. […]

Коллизия была драматическая. И у конкурсантов, и у профессоров были свои резоны, в истинности которых они были убеждены. С одной стороны, игнорирование художниками злободневных и назревших проблем современности отчуждало отечественное искусство от русского общества, превращая Академию художеств в досадный и весьма тягостный для общества анахронизм. Если художник не отвечает на волнующие зрителей вопросы, то зачем он им вообще нужен? Общество, например, сильно волновало, можно ли сечь розгами воспитанников средних учебных заведений и не будет ли это насилием над их личностью, нужны ли древние языки в реальной жизни или, может быть, вместо латыни и древнегреческого стоит изучать новые языки. Зрителей прежде всего интересовало, что изображено на полотне, а уже потом – как оно написано. Содержание картины превалировало над формой, поэтому любые творческие искания в области «большого стиля» и осознанное стремление Совета оградить высокое искусство от вторжения «низменных элементов» – всё это не могло претендовать на зрительские симпатии и интерес публики. С другой стороны, распад связи времен между учителями и учениками лишал отечественную школу монументального искусства будущего, угрожал самому факту дальнейшего существования высокого искусства, адресованного не столько современникам, сколько потомкам».

И Совет отказал своим выпускникам. Тогда 14 выпускников отказались от участия в конкурсе и попросили выдать им дипломы с присвоением звания «свободных художников», что лишало их в будущем возможных заказов, получаемых через Академию. Вышедшим из Академии были вручены дипломы классного художника II-й второй степени. О «бунте четырнадцати» было доложено императору Александру II – высочайшее повеление последовало незамедлительно. 2 декабря 1863 года министр Императорского двора генерал-адъютант граф Владимир Фёдорович Адлерберг, в чьём ведении находилась Академия художеств, направил санкт-петербургскому военному генерал-губернатору князю А.А. Суворову официальное письмо […]. Аналогичное письмо было тогда же отправлено из канцелярии Министерства Императорского двора шефу жандармов и главноначальствующему Третьего отделения Собственной его императорского величества канцелярии князю Василию Андреевичу Долгорукову. С 13 декабря 1863 года все участники «бунта четырнадцати» находились под двойным негласным наблюдением: за Артелью художников присматривала обычная городская полиция и параллельно с ней шпионили «голубые мундиры» из Третьего отделения – так тогда называли тайную политическую полицию. Это было сделано по высочайшему повелению. Однако до выстрела Каракозова в государя оставалось ещё несколько лет, и времена были «вегетарианские». Власть ограничилась надзором и не стала предпринимать никаких репрессивных мер против артельщиков». В этом же году художники объединились в «Петербургскую артель художников», дело которой впоследствии было продолжено «Товариществом передвижных художественных выставок».

Экшкут С.А., Шайка передвижников. История одного творческого союза, М., 2008. С.34–54. http://bookz.ru/authors/semen-ek6tut/6aika-pe_070.html

ПИСЬМО В.Ф. АДЛЕРБЕРГА ПО ПОВОДУ «ЧЕТЫРНАДЦАТИ» 2 ДЕКАБРЯ 1863 Г.

Министр Императорского двора генерал-адъютант граф В.Ф. Адлерберг – санкт-петербургскому военному генерал-губернатору князю А.А. Суворову:

«Милостивый Государь Князь Александр Аркадьевич. Поименованные в прилагаемом списке тринадцать учеников Императорской Академии Художеств и один скульптор, приглашённые в Собрание Академического Совета для объяснения им программ конкурса на золотые медали 1-го достоинства, по взаимному между собою соглашению отказались участвовать в конкурсе и предпринимают ныне, как в недавнем времени дошло до моего сведения, составить особое общество, под видом занятия художествами, независимо от Академии, в противодействие начальству оной. По высочайшему повелению, имею честь сообщить об этом Вашей светлости для зависящего распоряжения о негласном наблюдении за действиями сих молодых людей и направлением составленного общества... Примите, Милостивый Государь, уверения в совершённом моём почтении и преданности». Подписал Гр. В. Адлерберг.

Экшкут С.А. Шайка передвижников. История одного творческого союза. М., 2008. С.34–35. http://bookz.ru/authors/semen-ek6tut/6aika-pe_070.html

ПЕРВАЯ ВЫСТАВКА ПЕРЕДВИЖНИКОВ В АКАДЕМИИ

29 ноября (11 декабря) 1871 г. в Петербургской Академии художеств открылась первая выставка передвижников – живописцев и скульпторов реалистического, демократического направления, входивших в крупнейшее российское творческое объединение «Товарищество передвижных художественных выставок» (ТПХВ). […]

Артель свободных художников в течение ряда лет являлась в Петербурге своеобразным художественным центром, противостоящим Академии. В конце 1869 г. Московские художники (В. Г. Перов, В. Е. Маковский, И. М. Прянишников, А. К. Саврасов) предложили петербургской Артели соединиться вместе и образовать новое общество. В 1870 г. «Товарищество передвижных художественных выставок», идейным вдохновителем которого стал Крамской, утверждённое правительством, начало свою деятельность.

В Уставе ТПХВ говорилось, что члены Товарищества должны сами вести свои материальные дела, не завися в этом отношении ни от кого, а также сами устраивать выставки и вывозить их в разные города («передвигать» по России), чтобы знакомить страну с русским искусством. Оба эти пункта стали определяющими в формировании принципов и стиля деятельности художников, делая искусство независимым от власти и приближая его к населению всей страны.

Первое общее собрание Товарищества состоялось 6 (18) декабря 1870 г., а первая выставка открылась 29 ноября (11 декабря) 1870 г. и действовала по 2 (14) января 1871 г. На выставке выступило 16 художников (В. Ф. Аммон, С. Н. Аммосов, А. П. Боголюбов, Н. Н. Ге, К. Ф. Гун, Л. Л. Каменев, Ф. Ф. Каменский (скульптор), М. К. Клодт, М. П. Клодт, И. Н. Крамской, В. М. Максимов, Г. Г. Мясоедов, В. Г. Перов, И. М. Прянишников, А. К. Саврасов, И. И. Шишкин.), показавших 47 произведений. Были представлены все жанры – исторический, бытовой, пейзажный, портретный.

В своём письме молодому художнику Васильеву, вынужденному по болезни жить в Крыму, Крамской писал: «Теперь поделюсь с Вами новостью. Мы открыли выставку…, и она имеет успех, по крайней мере, Петербург говорит весь об этом. Это самая крупная городская новость, если верить газетам. Ге царит решительно, затем Перов и даже называют Вашего покорного слугу. Пейзаж Саврасова есть лучший, и он действительно прекрасный, хотя тут же и Боголюбов, и барон Клодт, и Шишкин. Но это всё деревья, вода и даже воздух, а душа есть только в "Грачах"».

Первая выставка ТПХВ произвела небывалое впечатление и вызвала очень большой по тому времени приток зрителей. Выставка была воспринята как программное выступление художников-демократов; печать приветствовала именно его просветительный, идейно-демократический характер, активность вторжения художников в жизнь, связь их с освободительным движением.

После Петербурга выставка переехала в Москву, затем в Киев и Харьков. В дальнейшем выставки передвижников проводились ежегодно во многих городах России, а последняя, 48-я, состоялась в Москве в 1923 г. […]

В 1870-80-е гг. деятельность Товарищества достигла наивысшего расцвета. Оно объединяло почти все наиболее талантливые художественные силы страны. […].

В Петербургской Академии художеств открылась первая выставка передвижников // Президентская библиотека http://www.prlib.ru/history/pages/item.aspx?itemid=752

КРИТИК В. В. СТАСОВ О ВЫСТАВКЕ ПЕРЕДВИЖНИКОВ

«Самая большая художественная новость в настоящее время в Петербурге – передвижная выставка. С какой стороны на нее ни посмотришь, везде она является чем-то особенным и небывалым: и первоначальная мысль, и цель, и дружное усилие самих художников, которым никто извне не задавал тона, и изумительное собрание превосходных произведений, в числе которых блещет несколько звезд первоклассной величины, – все это не слыхано и не видано, все это новизна поразительная.

Кому еще недавно могло притти в голову, что настанут – и настанут даже очень скоро – такие времена, когда русские художники не захотят более ограничиваться одним личным своим делом, не захотят более сидеть только по своим мастерским, вынося оттуда по временам картины и статуи, чтобы их продать, и потом снова запираясь в мастерские, – далекие для света, глухие ко всему, что в нем творится, и не знающие, как в нем бьется жизнь; что они, эти художники, которых всякий представлял себе беззаботными гуляками, наивными ребятами, знавшими только «божественного Рафаэля» и будущего покупщика, занятыми только гипсовым Геркулесом и своею картиной, или туманными разглагольствованиями с товарищем об «идеале» и «искусстве», – что они вдруг бросят свои художественные норы и захотят окунуться в океан действительной жизни, примкнуть к его порывам и стремлениям, задумаются о прочих людях, своих товарищах! Не раз, правда, приходило это иным в голову, и мы сами, пишущие эти строки, не раз призывали к этому наших художников, пробовали наметить им их задачу; но никто, конечно, не думал, что так скоро художники откликнуться на призыв и, кроме палитры и резца, возьмут еще и общее, и свое собственное дело в руки.

Всего важнее нам кажется именно последнее – решимость художниковсоединиться, образовать свою собственную среду и массу […]».

Литература:

Связанные материалы:

0 Комментариев


Яндекс.Метрика