Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Поход Едигея на Москву

1408

Хан Золотой Орды Едигей предпринял поход на Москву, пытаясь ослабить Русское государство и восстановить политическое влияние орды. Москву взять не смог, но разорил многие города.

ЭМИР ЕДИГЕЙ

Оценив обстановку на Руси и положение московского великого князя, фактический правитель Орды эмир Едигей решил начать против него войну. Осенью 1408 г. Едигей выступил в поход. Пройдя и опустошив Рязанскую землю, он взял и сжег Коломну, а 30 ноября оказался под стенами Москвы. Для Василия I действия Едигея не стали совершенно неожиданными, хотя об истинных планах ордынского полководца он догадался не сразу. В Москву в осаду сел имевший немалый военный опыт кн. Владимир Серпуховской, а вместе с ним другие князья и воеводы. Сам Василий вместе с семьей отъехал в Кострому. Часть своего войска Едигей направил в Нижний Новгород и Городец, которые были взяты, но большая часть татарской конницы пришла к Москве. Руководители обороны сожгли деревянные московские посады, что не дало возможности татарам использовать бревна для примета к стенам Кремля и их поджога. Каменная московская крепость была надежна и неприступна для Едигея. Опустошив Серпухов, Верею, Дмитров, Переяславль-Залесский, Юрьев-Польской, Ростов, Едигей вынужден был снять осаду Москвы и вернуться в свои степи после получения известия ордынского хана Булат-Салтана о наступлении на него сына Тимур-Кутлуга - Тимура. Но при этом Едигей взял с осажденных 3 тыс. р. откупа. Нападение Едигея показало Василию I, насколько ненадежны татары как союзники и насколько осторожно следует вести себя с Ордой.

Православная энциклопедия 

 

МОСКОВСКО-ОРДЫНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В НАЧАЛЕ XV ВЕКА

В 1395 г. в результате второго похода Тимура на Орду Тохтамыш был разгромлен; Тимур провозгласил ханом Орды Куюрчака, но вскоре тот был вытеснен Тимур-Кутлуком. Тохтамыш, вначале обос­новавшийся было в Крыму, бежал в Литву. Формально власть пере­шла к Тимур-Кутлуку, но фактическим правителем Орды стал эмир Едигей. Он непрерывно оставался у власти до 1411 г., поставляя ха­нов по своему усмотрению. Как и в случае с Мамаем, это хорошо осознавалось и подчеркивалось на Руси: «Едегеи... преболи всехъ князи ординьскыхъ, иже все царство единъ держаше и по своей воле царя поставляйте, его же хотяше».

Первым таким «царем» был Тимур-Кутлук (1396-1400). Глав­ной задачей его и Едигея было продолжение борьбы с Тохтамышем, получившим поддержку великого князя литовского Витовта (тестя Василия I Дмитриевича). Решающая битва произошла на р. Ворскле 12 августа 1399 г.: Витовт был разгромлен. Согласно Троицкой ле­тописи, между великим князем литовским и Тохтамышем было зак­лючено соглашение, что хан в благодарность за помощь в восстанов­лении его власти посадит Витовта «на княженьи на великом на Москве». Трудно судить, насколько это свидетельство отражает реальность. Возможно, перед нами домысел московского летописца: до завершения работы над протографом Троицкой летописи отношения с Литвой продолжали оставаться враждебными.

Что касается кануна битвы на Ворскле, то в это время Витовт активно претендовал на сюзеренитет над Новгородом Великим (в ус­ловиях, когда новгородцы вошли в конфликт с Василием Дмит­риевичем из-за Двинской земли). В противовес действиям вели­кого князя литовского Василий летом 1399 г. укрепил отношения с Тверским княжеством, обновив договор своего отца с Михаилом Алек­сандровичем: в новом докончании предусматривались совместные действия против Литвы. С Ордой, однако, в этот период сотруд­ничества не было. Напротив, вскоре после разгрома Витовта на Ворскле, 25 октября 1399 г., Семен Дмитриевич с ордынским царевичем Ентяком захватили Нижний Новгород. Вскоре им пришлось покинуть город, опасаясь приближения московских войск. Эти войска возглавлял брат Василия Юрий Дмитриевич. Он совершил трехме­сячный поход на Среднюю Волгу, в ходе которого были взяты города Булгар, Жукотин, Казань, Кременчуг. Насколько Среднее Поволжье тогда подчинялось Едигею - неясно, но поскольку Ентяк позже был послом в Москву от Шадибека и Едигея, вероятно, и в 1399 г. он действовал с санкции последнего.

В конце 1401 г. Василий послал своих воевод «искать» жену Семена Дмитриевича. Войска прошли через мордовскую территорию и «изнимаша» княгиню «въ татарьскои земле». Узнав об этом, Семен в сле­дующем году приехал из Орды в Москву, примирился с великим князем и был отправлен в ссылку на Вятку, где в конце того же года умер. В московских действиях не заметно какой-либо оглядки на позицию Орды, поддерживавшей Семена. В заключенном 25 ноября 1402 г. договоре Василия с Федором Ольговичем Рязанским содержится уникальная формулировка: «А отдалится от нас Орда, тобъ (Федору. - А.Г.) с нами учинити по думе». Очевидно, в условиях внутри-ордынской борьбы и пребывания там реальной власти в руках незакон­ного правителя в Москве возникли надежды, что отношения зависи­мости уйдут в прошлое сами собой.

Но в 1403 г. последовало посольство в Москву Ентяка, а в 1405 г. еще одного посла - «казначея царева». И позже (1406-1408) ор­дынские отряды принимали участие в военных конфликтах Василия с Витовтом. Очевидно, переговоры 1403 и 1405 гг. привели к заключению какого-то соглашения. В чем оно состояло, можно судить исходя из последующих событий.

В ноябре 1408 г. Едигей внезапно двинулся на Москву, введя Ва­силия в заблуждение утверждением, что идет на Витовта. Узнав о при­ближении татар, великий князь отправил к Едигею посла Юрия, кото­рый был захвачен правителем Орды. Василий, не дожидаясь подхода противника к Москве, отъехал в Кострому. Подойдя к столице 1 де­кабря, Едигей распустил войско по великокняжеским владениям. Были взяты Коломна, Переяславль, Ростов, Дмитров, Серпухов, Нижний Новгород, Городец (два последних - вторгшимся в московские владе­ния отдельно от главных сил отрядом). Погоня, предпринятая за Васи­лием, оказалась безуспешной. Едигей простоял у Москвы 20 дней, не предпринимая штурма. На сей раз город был лучше подготовлен к осаде, чем в 1382 г.: в нем оставались дядя Василия Владимир Анд­реевич Серпуховский, а также братья великого князя Андрей и Петр. Очевидно, правитель Орды ждал возвращения разошедшихся отрядов и не спешил атаковать хорошо укрепленный Кремль. Но тем временем некий «царевич» попытался свергнуть оставшегося в Орде хана Булата (посаженного на престол Едигеем в предыдущем, 1407 г.). Получив весть об этом, Едигей решил вернуться; поскольку осажденные не знали о случившемся в Орде, правитель вытребовал у них «окуп» в 3000 рублей, после чего отправился восвояси.

Каковы были политические последствия похода Едигея? В исто­риографии можно встретить утверждения, что зависимость от Орды после этого усилилась, Москве пришлось возобновить выплату дани. Иногда поездка Василия Дмитриевича в Орду в 1412 г. трактуется как следствие похода Едигея. Эти суждения представляются, однако, бес­почвенными.

Поход Едигея не завершился каким-либо соглашением с Василием: Едигей был вынужден уйти от Москвы из-за обострения ситуации в Орде. Трехтысячная сумма «окупа», которую он взял с москвичей, в два с лишним раза меньше ежегодной дани с великого княжения, уста­новившейся после присоединения Нижнего Новгород, Мурома и Та­русы - 7 тысяч рублей (а задолжал Василий, напомним, за 13 лет, т.е. 91 тысячу рублей). В 1412 г. Василий отправился в Орду не к Едигею, а к сыну Тохтамыша Джелал-ад-дину (Зеледи-салтан русских источ­ников), который с помощью Витовта в начале 1412 г. разбил хана Тимура (поставленного в 1411 г. на престол Едигеем, но вскоре изгнав­шего своего покровителя) и воцарился в Орде. Визит Василия, таким образом, был связан с возвращением на ордынский престол законного правителя и с прекращением власти временщика, т.е. с восстановле­нием «нормальной ситуации в царстве». Никаких оснований пред­полагать восстановление выплаты дани в Орду ранее прихода к власти Джелал-ад-дина нет. Отношения с Едигеем до его свержения остава­лись враждебными. Одним из результатов похода 1408 г. была выдача ярлыка на Нижний Новгород князю Даниилу Борисовичу (сыну Бориса Константиновича). Даниил реально вокняжился в Нижнем ив 1410 г. с «царевичем» Талычем совершил оттуда набег на Владимир. В январе 1411 г. московские войска во главе с братом великого князя Петром Дмитриевичем потерпели поражение от Даниила с братьями и под­держивавших его ордынских войск при Лыскове. Налицо аналогия событий 1408-1412 и 1380-1381 гг., с той разницей, что после воцаре­ния Тохтамыша Дмитрий Донской, имея за плечами Куликовскую победу над временщиком Мамаем, не поехал в Орду и не пошел на возобновление выплаты ей дани, а Василий после воцарения Тохтамышевича сделал это. Вело его, впрочем, не только сознание за­конности власти Джелал-ад-дина, но и прагматические соображения: необходимо было добиваться возвращения Нижнего Новгорода. Василий был несомненно хорошо лично знаком с сыновьями Тохтамыша, так как в юности около трех лет прожил в Орде.

Горский А.А. Москва и Орда 

Литература:

Связанные материалы:

0 Комментариев


Яндекс.Метрика