Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Первое русское посольство в Константинополе

838

Послы прибыли в Царьград «ради дружбы». Русь устанавливает мирные отношения с Византией.

КРУЖНЫМ ПУТЕМ ИЗ КОНСТАНТИНОПОЛЯ

Заметной вехой в развитии древнерусской дипломатии явилось русское посольство в 838 г. в Кон­стантинополь к византийскому императору Феофилу (829-842 гг.) и в Ингельхайм - императорскую резиденцию на левом берегу Среднего Рейна, близ Майнца -  к Людовику Благочестивому (814-841 гг.). Сведения об этом содержатся в Бертинских анналах, принадлежащих перу епископа Пруденция. Общая канва событий такова. В 839 г. при дворе франкского императора Людовика Благочестивого появились послы византийского императора Феофила - епи­скоп Феодосии Халкидонский и спафарий Феофан. Вместе с византийцами в Ингельхайм прибыли русские послы, воз­вращавшиеся на родину кружным путем из Константинополя. Византийские послы привезли Людовику подарки и личное послание императора Феофила, в котором тот предлагал подтвердить отношения «мира и любви» между двумя стра­нами. 18 мая 839 г. византийское посольство было торжест­венно принято в Ингельгейме.

Сахаров А.Н. Дипломатия Древней Руси

 

БЕРТИНСКИЕ АННАЛЫ О ПОСОЛЬСТВЕ РУСОВ В КОНСТАНТИНОПОЛЬ

«В лето от Воплощения Господня 839-е [...] прибыли также греческие послы, направленные императором Феофилом, а именно халкидонский митрополит Феодосий и спафарий Феофан, которые, наряду с дарами, достойными императора, доставили послание; император с почестями принял их в 15-й день июньских календ в Ингельхайме. Их посольство имело целью подтверждение мирного договора и вечной дружбы и любви между обоими императорами, а также их подданными. Кроме того, с благодарением и ликованием о Господе он (Феофил) сообщал о победах, одержанных им с небесной помощью в войне против внешних врагов, и предлагал императору и всем его подданным, проявив дружеское расположение, вознести за это благодарность Подателю всех побед. С ними (послами) он прислал еще неких [людей], утверждавших, что они, то есть народ их, называются рос и что король их, именуемый хаканом, направил их к нему, как они уверяли, ради дружбы. В упомянутом послании он (Феофил) просил, чтобы по милости императора и с его помощью они получили возможность через его империю безопасно вернуться, так как путь, которым они прибыли к нему в Константинополь, пролегал по землям варварских и в своей чрезвычайной дикости исключительно свирепых народов, и он не желал, чтобы они возвращались ним путем, дабы не подверглись при случае какой-либо опасности. Тщательно расследовав [цель] их прибытия, император (Людовик) узнал, что они из народа свеев, и, сочтя их скорее разведчиками и в той стране, и в нашей, чем послами дружбы, решил про себя задержать их до тех пор, пока не удастся доподлинно выяснить, явились ли они с честными намерениями или нет. Об этом он через упомянутых послов, а также через [собственное] послание не замедлил сообщить Феофилу, равно как и о том, что из любви к нему принял их ласково и что, если они окажутся достойными доверия, он отпустит их, предоставив возможность безопасного возвращения на родину и помощь; если же нет, то с нашими послами отправит их пред его очи, дабы тот сам решил, как с ними следует поступить».

 

«Бертинские анналы», доведенные до 882 г., представляют собой западнофранкское продолжение общефранкского исторического сочинении так называемых «Франкских королевских анналов», обрывающихся на 829 г. Название памятник получил по происхождению единственного сохранившегося полного списка Х / ХІ в., скорее всего второй половины X из монастыря св. Бертина на севере Франции.

Анналы состоят из трех хронологически последовательных частей. Автором второй из них, за 835-861 гг., в которую входит и приводимое известие о Руси, был придворный капеллан, а с 843/6 г. - епископ Труа Пруденций, историограф, агиограф и богослов, человек, в силу своего положения хорошо информированный, писавший как очевидец непосредственно по следам происходивших при дворе событий.

Откуда именно прибыло посольство от «народа Рос» в Константинополь, из источника не ясно. Некогда популярная гипотеза, будто «русский» каган сидел в некоей азово-причерноморской Руси, вступает в противоречие с указанием «Бертинских анналов», что путь «русских» послов в Константинополь «пролегал по землям варваров». Наиболее естественным представляется мнение, что оно пришло из Среднего Поднепровья, из Киева. В последнее время получили хождение гипотезы, основывающиеся преимущественно на данных археологии, согласно которым «хакан Рос» сидел где-то на севере Восточной Европы: в Ладоге, Рюриковом городище или в одном из очагов варяжского присутствия в Ярославском Поволжье, тогда как в Киеве скандинавская русь появляется только в конце IX столетия. Однако такое представление трудно увязать с заимствованным из тюркской языковой среды титулом правителя «Рос», а также с недвусмысленными свидетельствами письменных источников о военной и торговой активности народа русь на Черном море, Ближнем Востоке  и Среднем Дунае уже в первой половине – середине IX в.

Ответ на вопрос, каким именно путем через территорию Франкского государства собирались вернуться «русские» послы, зависит от локализации местопребывания «хакана Рос». Если он помещался в Киеве, то имелся в виду, возможно, сухопутный маршрут, связывавший Среднее Поднепровье с Баварской восточной маркой. Вместе с тем такое предположение отнюдь не обязательно, и вполне допустимо думать, что Rhos, бывшие одновременно Sueones, собирались воспользоваться путем по Балтике и далее хорошо им известными маршрутами по рекам Восточной Европы. Поэтому находки византийских артефактов времени императора Феофила (в частности медных монет) в прибалтийских землях, на которые иногда ссылаются как на аргумент в пользу северной локализации «хакана Рос», таким аргументом служить не могут.

Тюркский по происхождению титул верховного правителя «хакан», который был усвоен князем руси, вероятнее всего, вследствие ее соперничества в то время с хазарами и в качестве торжественного архаизма в форме каган применялся к киевским князьям еще в XI в. О титуловании князя руси хаканом в IX - X столетиях сообщают и арабские источники.

Древняя Русь в свете зарубежных источников. Хрестоматия. Том 4. Западноевропейские источники  

Литература:

Связанные материалы:

1 Комментарий

  • Горожанина Марина Юрьевна / к.и.н., доцент

    Бертинские анналы впервые были опубликовананы в ХVII в. французом Дюшень, в отечественной науки к их анализу обратились уже в ср. ХVIII в. С тех пор между исследователями не утихают споры о том, кто же такие русы. Многие используют Бертинскую летопись в качестве одного из доказательств норманского происхождения русов. Из текста аналов следует, что послы народа рос эти "eos gentis egge Sveonorum" - из народа свеонов. Поскольку это свидетельство (едва ли не единственное) вполне подтверждает модную ныне теорию о "шведском" происхождении руси, то ее сторонники увлеченно его цитируют, предпочитая не задумываться над целым рядом неудобных для них вопросов, возникающих при знакомстве с текстом. А именно:
    1) Зачем надо было задерживать послов народа, который хорошо знали во Франции. Или все же это был неведанный Людовику народ, ничего не имевший общего со шведами.
    2) Может под термином Sveonorum франкский летописец именовал не шведов, а некий другой народ. Вспомним как когда-то булгары, исчезнув с исторической арены, подарили свое имя южным славянам, живущим на Балканском полуострове. Никто же сегодня не будет утверждать, что тюркоязычное племя булгар и славяне болгары это один и тот же народ.
    3) Почему ни в одном из скандинавских источников не встречается термина каган в употребление к правителю. Не потому ли, что титул "каган" в Скандинавии неизвестен, что, кстати, напрямую отмечено в переписке того же Людовика Благочестивого с Византией. Правитель франков заявил императору Восточного Рима, по всей вероятности, поименовавшего где-то каганом владыку хазар, что франки так называют только правителя аваров, а называть так правителя неведомой Хазарии считают столь же неуместным, как величать так вождей болгар или норманнов. Болгарские правители, кстати, и действительно никогда не претендовали на звание кагана, нося изначально тюркский титул "хан сюбиги", а ко временам Людовика уже, прочно сменив его на славянское "князь".
    В то же время в различных источниках как арабских, так и византийских правители у руссов именуются каганами. Так в Х в. восточный автор Ибн Русте писал, что правителя русов именуют "хакан-рус". Спустя чуть больше полвека киевский митрополит Иларион величает "каганом" крестителя Руси. В ХII в. в Черниговском соборе появляется не полностью сохранившаяся надпись, посвященная "кагану нашему С..." - очевидно, имеется в виду правитель Чернигова, а впоследствии и Киева, Святослав Ярославич. Наконец, в "Слове о полку Игореве" мелькает загадочная фраза "Ольгова когана", по предположению некоторых исследователей относящаяся к знаменитому сыну Черниговского князя, Олегу Святославичу.
    Таким образом, даже поверхностное рассмотрение Бертинской летописи показывает несостоятельность тезиса о шведских корнях Руси. Как верно писал С.А. Гедеонов: «Пусть продолжает норманская школа приводить это известие в доказательство своих мечтательных мнений, пусть основывает она свои убеждения в тождестве руси и шведов на том обстоятельстве, что порученные благосклонности Людовика шведы приговорены им к заточению как обманщики и шпионы, единственно потому, что они присвоили себе непринадлежащее им имя Руси в Константинополе; пусть возвращается эта школа, спасения ради, к торжественно превращению азиатского хакана в шведского Гакона; для меня драгоценные слова Пруденция останутся верным свидетельством как существования задолго до Рюрика южной славянской Руси под управлением хаканов, так и коренного отличия русской и шведской народности, останутся, по крайней мере, до тех пор, пока не будет логически доказано, что итальянцу стоит выдать себя за китайца и быть посажену в тюрьму за этот обман, чтобы тем самым укрепить итальянское происхождение за уроженцами небесной империи».


Яндекс.Метрика