Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Битва на Воже

1378

Русские в битве берут верх над татарами. На реке Воже князем Дмитрием Ивановичем разбиты войска мурзы Бегича

ПЕРВАЯ ПОБЕДА ДМИТРИЯ ДОНСКОГО НАД ОРДОЙ

В 1378 г. Мамай послал большое войско под командованием Бегича и нескольких других мурз на Русь. Бегич шел через рязанские земли, но целью похода была Москва. Великий князь Дмитрий Иванович решил не просто отразить вторжение, но и нанести врагу решительное поражение. Русские полки под командованием самого великого князя форсировали р. Оку и пошли по Рязанской земле навстречу Бегичу. Раньше, чем ордынцы, они успели подойти к р. Воже и приготовиться к бою. Бегич не решился переходить реку на виду у русского войска и, по словам летописца, «стоял много дней». Тогда Дмитрий Иванович сам решил отойти от реки, «отдать берег» ордынцам, чтобы вынудить их к «прямому бою». Бегич попался в расставленную западню. Его конница начала переправляться через Вожу и скапливаться на ее левом, русском берегу. Атака русского войска была стремительной и неудержимой. «В лицо» неприятеля ударил «большой полк» под предводительством великого князя, а два других полка - окольничего Тимофея и князя Даниила Пронского - зашли с флангов. Вражеская конница в беспорядке откатывалась к р. Воже, а русские воины, настигая ордынцев, «бьючи их, секучи, и колючи, и убиваша их множество, а инии в реце истопоша»; погиб в сече и сам Бегич. Преследование разбитого врага продолжалось до темноты, в руки победителей попала богатая добыча. Остатки воинства Вегича «побежали к Орде». Ордынцы потерпели полное поражение.

 Каргалов В.В. Конец ордынского ига

 

ПОВЕСТЬ О БИТВЕ НА РЕКЕ ВОЖЕ

По прошествии немногих дней татары переправились на эту сторону реки и, нахлестывая коней своих и закричав на своем языке, пошли рысью, и ударили на наших. А наши ринулись на них: с одной стороны Тимофей окольничий, а с другой стороны — князь Даниил Пронский, а князь великий ударил в лоб татарам. Татары же сразу побросали копья свои и побежали за реку за Вожу, а наши стали преследовать их, рубя и коля, и великое множество перебили их, а многие из них в реке утонули. И вот имена убитых князей их: Хазибей, Коверга, Карабулук, Костров, Бегичка.

А когда приспел вечер, и зашло солнце, и померк свет, и наступила ночь, и сделалось темно, то нельзя было гнаться за ними за реку. А на другой день с утра стоял сильный туман. А татары, как побежали вечером, так и продолжали бежать в течение всей ночи. Князь же великий в этот день только в предобеденное время пошел вслед за ними, преследуя их, а они уже далеко убежали. И наехали в поле на брошенные становища их, и шатры, и вежи, и юрты, и алачуги, и телеги их, а в них бесчисленное множество всякого добра, и все это брошено, а самих нет никого - все побежали в Орду.

Библиотека литературы Древней Руси. Том 6

 

ФОРМИРОВАНИЕ АНТИОРДЫНСКОГО СОЮЗА РУССКИХ КНЯЖЕСТВ

До второй половины XIV столетия сюзеренитет Орды над Северо-Восточной Русью не оспаривался ни политическими деятелями, ни деятелями общественной мысли. Акты сопротивления татарам были связаны с междукняжескими конфликтами на Руси (князья могли оказываться в конфронтации с ханом, поддерживавшим их соперников), а не с осознанной борьбой на полное уничтожение зависимости. Лишь в «Повести о Михаиле Тверском» (1319-1320) можно усмотреть мысль о временном характере татарского господст­ва над Русью, но проводится она крайне завуалированно, в виде наме­ка, путем использования примеров из истории Древнего Рима и Ви­зантии.

Но с началом в Орде замятни сложилась принципиально новая ситуация. Во-первых, обычным стало положение, когда в Орде было два «царя» (а временами и более). Во-вторых, самым могущественным политиком в этом государстве стал (впервые) человек, не принад­лежавший к «царскому» роду. «Цари» при нем превратились в марионе­ток, которых Мамай менял по своему усмотрению. На Руси такая ситуация осознавалась очень четко. Хан, от лица которого правил Ма­май, мог быть пренебрежительно назван «Мамаевым царем», прямо говорилось, что Мамай «у себе въ Ордe посадилъ царя другаго». Полновластие Мамая особо подчеркнуто в следующих летописных ха­рактеристиках: «...царь ихъ не владеяше ничимъ же, но всяко старьишинство держаше Мамай»; «Некоему убо у них худу цесарюющу, но все деющу у них князю Мамаю».

Таким образом, к 1374 г. уже более десятилетия государственное устройство Орды находилось в «ненормальном» состоянии: цари реаль­ной властью не обладали, она принадлежала узурпатору. После того как к этому факту добавилось стремление Мамая передать великое княжение Михаилу Тверскому и, наконец, потеря им Сарая, в Моск­ве решились, вероятно, в ответ на денежный «запрос», пойти на раз­рыв и не соблюдать с незаконным, ненадежным в плане поддерж­ки великого князя и к тому же не контролирующим всю террито­рию Орды правителем вассальных отношений.

В ноябре 1374 г. в Переяславле состоялся княжеский съезд. Счи­тается, что на нем русские князья договорились о совместной борьбе с татарами. Вероятно, что решения съезда касались все же более ши­рокого круга вопросов, речь шла о совместных действиях вообще, в том числе и против Орды. Отношения с последней при этом, скорее всего, строились так, как это зафиксировано в следующем году в договоре Дмитрия с Михаилом Тверским: «А с татары оже будет нам миръ, по думе. А будет нам дати выход, по думe же, а будет не дати, по думе же. А пойдут на нас татарове или на тебе, битися нам и тобе с единого всемъ противу их. Или мы пойдем на них, и тобе с нами с единого пойти на них». С одной стороны, здесь допускается возмож­ность мирных отношений с Ордой и уплаты выхода. С другой, это первый дошедший до нас факт договорного закрепления обязательств о совместных военных действиях против Орды, причем как оборони­тельных, так и наступательных.

В марте 1375 г. состоялся еще один княжеский съезд, место прове­дения которого неизвестно. Во время него Василий, сын Дмитрия Нижегородского, попытался ужесточить содержание Сарайки и его людей; татары оказали сопротивление (у них не было отнято оружие) и были перебиты. Во время схватки Сарайка выстрелил в епископа Дионисия, но стрела лишь задела мантию. В ответ на избиение посольства отряды Мамая повоевали нижего­родские волости - Киш и Запьянье.

Тем временем к Михаилу Тверскому перебежали Иван Васильевич, сын последнего московского тысяцкого Василия Вельяминова (умер­шего в 1374 г.) и Некомат Сурожанин. Михаил отправил их в Орду, и вскоре оттуда пришел посол Ачихожа (тот самый, что ходил с Дмитри­ем Нижегородским на Булгар в 1370 г.) с ярлыком тверскому князю на великое княжение владимирское. В ответ на Тверь двинулось невиданное по масштабам войско. Перечень участвовавших в походе кня­зей дает возможность определить круг участников Переяславского съезда, т.е. князей, договорившихся о совместных действиях и приз­нававших верховенство Москвы. Это (помимо самого Дмитрия Ивано­вича и его двоюродного брата Владимира Андреевича Серпуховского) суздальско-нижегородский князь Дмитрий Константинович, его сын Семен и братья - Борис и Дмитрий Ноготь, ростовские князья Андрей Федорович и Василий и Александр Константиновичи, князь Иван Васильевич из смоленской ветви (правившей, в Вязьме), ярославские князья Василий и Роман Васильевичи, белозерский князь Федор Рома­нович, кашинский князь Василий Михайлович (перешедший на сторону Москвы), моложский князь Федор Михайлович, стародубский князь Андрей Федорович, князь Роман Михайлович Брянский (Брянском он тогда уже не владел, тот был в руках Ольгерда), новосильский князь Роман Семенович, оболенский князь Семен Константинович и его брат тарусский князь Иван. Таким образом, сюзеренитет Дмитрия Ива­новича признавали не только все княжества Северо-Восточной Руси (кроме Тверского, за исключением его кашинского удела), но также князья трех верховских княжеств Черниговской земли (новосиль-ского, оболенского и тарусского), Роман Михайлович, считавшийся великим князем черниговским и вяземский князь. Последний перешел под руку Дмитрия еще в 1371 г., когда его дядя и сюзерен - великий князь смоленский Святослав Иванович был союзником Литвы. Но в 1375 г. Святослав уже являлся союзником Дмитрия, поэтому если Иван и терял на некоторое время контроль над Вязьмой, к середине 70-х гг. он его наверняка вернул.

В результате похода Михаил Тверской признал себя «молодшим братом» Дмитрия Ивановича, а великое княжение - его «отчиной»: «А вотчины ти нашие Москвы, и всего великого княженья, и Новагорода Великого, блюсти, а не обидети. А вотчины ти нашие Москвы, и всего великого княженья, и Новагорода Великого, под нами не искати, и до живота, и твоим детем, и твоим братаничем»…

В начале 1377 г. соединенные силы Московского и Нижегород­ского княжеств (московскую рать возглавлял сын Корьяда-Михаила Гедиминовича Дмитрий Боброк, перешедший на службу в Москву, нижегородскую - сыновья Дмитрия Константиновича Василий и Иван) отправились в поход «на Болгары»…

Очевидно, что в отношении ордынских «князей» великий князь московский действовал так же, как в отношении русских князей. Фак­тически он попытался как бы занять в отношении первых место, какое занимал правитель Орды. Однако видеть здесь стремление Дмитрия стать равным «царю» было бы рискованно - скорее подобными дейст­виями великий князь ставил себя на один уровень с Мамаем, семью годами ранее приводившим Волжскую Булгарию к покорности.

Летом того же года московско-нижегородское войско (московскую часть возглавляли воеводы, нижегородскую - Иван Дмитриевич), ожидая нападения пришедшего из Заволжья «царевича» Арабшаха (Арапши), пропустило удар татар из Мамаевой Орды и потерпело по­ражение на р. Пьяне (Иван Нижегородский погиб), вслед за чем ордын­цы разорили Нижний Новгород. В том же году Арабшах повоевал Засурье.

Воодушевленный успехом, Мамай летом 1378 г. решил нанести удар непосредственно по Московскому княжеству, направив на Дмит­рия Ивановича сильное войско под командованием Бегича. 11 августа на р. Воже, в пределах Рязанской земли, московско-рязанское войско нанесло Мамаевым татарам сокрушительное поражение. Несколько ранее, в конце июля, ордынцам вновь удалось разорить Нижний Нов­город. Остается, впрочем, неясным, были ли это татары из Мамаевой Орды.

В отместку за поражение на Воже Мамай напал в том же году на Рязанскую землю. Ее столица Переяславль-Рязанский был сожжен, а великий князь рязанский Олег Иванович спасся, бежав за Оку.

Горский А.А. Москва и Орда

Связанные материалы:

0 Комментариев


Яндекс.Метрика