Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

1918_Kolchak.jpg

А.В. Колчак объявил себя «Верховным правителем России»

ноябрь 1918

Важный этап развития событий Гражданской войны. Колчак в Омске сверг правительство «Директории». Было образовано новое правительство, просуществовавшее до 4 января 1920 г.

ВЗЛЕТ И ПАДЕНИЕ

18 ноября 1918 г. в результате военного переворота, А.В. Колчак был избран Верховным правителем России с производством в полные адмиралы. Переворот был произведен не столько самим Колчаком, сколько «под Колчака», который был наиболее крупной, известной фигурой в Сибири. Власть Александра Васильевича признали руководители основных формирований белых в других районах России. В его руках оказался золотой запас России, он получил военно-техническую помощь от США и стран Антанты.

В ноябре 1919 г. под натиском Красной армии оставил Омск; в декабре поезд Колчака оказался блокированным в Нижнеудинске чехословаками; 4 января 1920 г. он передал всю полноту уже мифической власти Деникину, а командование вооруженными силами на Востоке — Семенову. Колчаку союзным командованием была гарантирована безопасность, однако в обмен на обеспечение беспрепятственного выезда союзнических миссий, чехословаки 15 января по указанию генерала Жанена передали адмирала иркутскому ревкому.

Понимая, что его ждет неминуемая казнь, на допросах он дал обширные показания «для истории». Распоряжение о расстреле было передано Иркутскому ревкому через члена РВС 5-й армии И.Н. Смирнова. Александр Васильевич был расстрелян вместе с председателем Совета министров В.Н. Пепеляевым. По официальной версии, расстрел совершен из опасения, что прорывающиеся к Иркутску части генерала Каппеля имеют целью освободить Колчака.

Биография Колчака на сайте «Белая Россия»

 

СТИХИ О КОЛЧАКЕ

Реют мачты над волнами,

Вьется гордый Русский флаг:

То идет на бой с врагами

Славный адмирал Колчак.

Поручик Ключкарев

 

И тоскуя по морскому валу,

И с лицом скоробленным, как жесть,

Я прошу: «Отдайте адмиралу

Перед смертью боевую честь...»

И теперь в груди четыре раны.

Помню я, при имени моем

Встрепенулись синие наганы

Остроклювым жадным вороньем.

И сомкнулось Время, словно бездна,

Над моей погасшею звездой.

А душа в глуби небес исчезла,

Словно в море кортик золотой...

Сергей Марков

 

ГЛАЗАМИ ЛИЧНОГО АДЪЮТАНТА

В ночь на 18-е ноября 1918 года три члена Директории: Авксентьев, Зензинов и Аргунов и Министр Внутренних Дел Роговский были арестованы группой офицеров во главе с казаками, полковниками Волковым, Красильниковым и Катанаевым. Тотчас же собрался Совет Министров, и ввиду создавшегося положения и возможных эксцессов было решено, взяв всю полноту власти в свои руки, передать ее в руки военного. Намеченных кандидатов оказалось двое: генерал Болдырев и адмирал Колчак. Первый получил один голос, и Адмиралу была вручена Верховная Власть, которую Адмирал принял как Крест. Блестящая патриотическая речь его произвела неописуемое впечатление на всех присутствующих... у многих были видны слезы на глазах!..

Арестованных членов Директории под иностранной охраной вывезли в Китай с правом ехать куда угодно, и каждый из четырех получил по 75 000 рублей, что составляло по тогдашнему курсу солидную сумму на иностранную валюту. Считая недопустимым покушение на Верховную Власть, Адмирал Колчак предал офицеров, произведших «переворот», Волкова, Красильникова и Катанаева, военному суду, который, однако, вынес этим офицерам оправдательный приговор.

Ротмистр В.В. Князев. Жизнь для всех и смерть за всех. Записки личного адъютанта Верховного Правителя Адмирала А.В. Колчака. Цит. по.: Окрест Колчака: документы и материалы. М., 2007. 

 

ТРОЦКИЙ. РОССИЯ ИЛИ КОЛЧАК?

Всколыхнулась страна. Надвинувшаяся с востока опасность пробудила великую энергию трудовых масс. Силы мобилизуются, воля сосредоточивается, — готовится отпор. Конечно, страна устала. За долгий ряд лет накопилась эта усталость. Трудовой подъяремный народ не выходил из состояния усталости никогда. В усталом виде он был брошен в пекло империалистической бойни. Февральская революция поманила его призраком освобождения, а затем обманула и увеличила усталость.

Октябрьская революция пробудила силы народа, указала ему путь выхода. Но эта же Октябрьская революция, ставшая страшной угрозой для буржуазии всего мира, положила начало ряду бешеных походов и атак на рабоче-крестьянскую власть. 17 месяцев мы ведем почти непрерывную борьбу. На нас нападают, мы обороняемся. Рабочие и крестьяне не хотели и не хотят войны, но они не хотели и не хотят превратиться снова в вьючных скотов, которых будут водить по команде Колчака.

Истощенная страна оборонялась и обороняется, истекая кровью. На усталость страны рассчитывали сперва немецкие империалисты, потом англо-французские хищники, а теперь Колчак. Он сам, разумеется, сознает, что с многомиллионной рабоче-крестьянской Россией ему не совладать. Но он рассчитывает на то, что у народа опустятся руки.

Столько бед, невзгод и тягот выпало на долю трудового русского народа за последние пять лет, что, казалось бы, откуда и взяться еще силе народной для сопротивления и отпора? И Колчак надеется: поникнет головой русский рабочий, упадет сердце русского крестьянина, опустятся у них руки, и скажут они: «нет у нас больше сил на сопротивление, пускай приходит, кто хочет — Колчак, английский король, японский микадо; пускай грабят, душат, пускай делают, что хотят, — мы больше сопротивляться не можем и не хотим». Вот на что рассчитывает Колчак.

Действительно, если бы надломился дух народный, тогда пришла бы гибель наша.

Но этого нет, этого не будет!

На наших глазах совершается великое дело. Грозная опасность вызвала в народных недрах новый прилив энергии и силы. Так бывает и с отдельным человеком. Усталый, истомленный, полусонный бредет он лесной дорогой, готовый свалиться у первого пня и заснуть мертвым сном. Но вот в лесной вечерней тиши послышался ему разбойничий посвист, — и полумертвый от усталости путник встряхнулся, пробудился, вперяет взор в сумрак, рукой сжимает дубину, камень, нож, что есть под рукой. Смертельная опасность пробудила в нем упавшую энергию.

Русский народ сейчас великий путник. Сбросив со своих плеч цепи старого рабства, идет он к новым великим целям — к устройству честной, справедливой, трудовой и счастливой жизни, основанной на началах братского труда. Но путь тяжел. Подъемы и спуски, ухабы и овраги, и острый щебень под ногами. И ядовитые гады прячутся под камнями придорожными. Черное воронье, зловеще каркая, кружится над головой и ждет добычи. Но путник, преодолевая препятствия, истощенный голодом, идет к своей цели. Моментами кажется, что он остановился — не то от усталости, не то от раздумья. Даже как будто сомнение шевельнулось в его душе: дойду ли?

Вот такой момент уловил Колчак. Он изловчился, сосредоточил все, что у него было, и ударил из сибирского тыла по русскому народу. «Ты истощен, пролетарий; ты устал, крестьянин. У вас сердце дрогнуло, у вас руки опускаются, — стало быть, теперь вы будете мои. Я подомну вас под себя, я закую вас в железо, я надену на вас новый намордник самодержавия, калеными, стальными прутьями я заставлю вас по-прежнему служить вашим вековым господам — помещикам, фабрикантам, генералам и адмиралам. И снова станет Россия царской и дворянской».

Но не рассчитал Колчак. Усталость народную он подметил правильно. Усталость эта есть у всех. Вся страна хочет мира и спокойного труда. Но есть не только усталость. Есть в народе сознание, несокрушимая воля — к свободе, к независимости и к счастью. Нынешняя Россия — новая Россия, не дворянская, не буржуазная, не царская, не колчаковская, а рабоче-крестьянская. Прозвучал на всю Россию вечевой колокол тревоги, и не только рабочие Петрограда и Москвы, не только трудовое население Поволжья, которому непосредственно угрожает Колчак, но и крестьяне самых захолустных уездов и волостей услышали и поняли, что последний сильный и опасный враг угрожает всему, что народом завоевано, и, главное, — всей его будущности. Перед каждым рабочим и крестьянином, перед каждым сознательным и честным солдатом Красной Армии вопрос стоит теперь так: кому жить, а кому погибать — России или Колчаку?

Россия — это трудящиеся, которые взяли в свои руки управление страной и принялись залечивать ее старые раны и язвы и строить новую разумную жизнь. Россия — это многомиллионный народ, который желает жить в мире и братстве со всеми другими трудовыми народами. Россия — это молодые и грядущие поколения, дети наши, внуки и правнуки, которым мы передадим страну, освобожденную от того варварства и зверства, которые тяготели над нею веками.

Колчак — это воплощение всей старой неправды русской жизни. Превратить всю страну в страшную каторжную тюрьму, где надсмотрщиками и палачами были бы обиженные ныне эксплуататоры, а каторжниками — трудовые рабочие и крестьяне, — такова единственная цель колчаковского похода. ...

Колчак — единственная серьезная опасность. Эта опасность будет преодолена, устранена, задушена. Рабоче-крестьянская Россия хочет жить и будет жить.

Гибель и смерть Колчаку!

Да здравствует рабоче-крестьянская Россия!

«В пути» N 34, 20 апреля 1919 г.

 

КОЛЧАК. РЕСПУБЛИКАНСКИЙ ОБРАЗ ПРАВЛЕНИЯ Я СЧИТАЛ ОТВЕЧАЮЩИМ ПОТРЕБНОСТЯМ СТРАНЫ

До революции 1917 г. я считал себя монархистом... [После Февраля 1917 г.] я считал, что монархия, вероятно, будет совершенно уничтожена, для меня было ясно, что восстановить прежнюю монархию совершенно невозможно, а новую династию в наше время уже не выбирают, я считал, что с этим вопросом уже покончено, и думал, что, вероятно, будет установлен какой-нибудь республиканский образ правления, и этот республиканский образ правления я считал отвечающим потребностям страны.

Из ответов арестованного адмирала А.В.Колчака на вопросы следственной комиссии Иркутского ревкома (январь 1920 г.) Архив русской революции. Т. 10.

Литература:

Связанные материалы:

0 Комментариев


Яндекс.Метрика