Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Материалы научных конференций

Сибирские стрелки в боях за Восточную Пруссию

Скачать
Великая, Священная, Отечественная: Россия в Первой мировой

П.А. Новиков

Сибирские стрелки в боях за Восточную Пруссию

 

Аннотация
Дан обзор боевого пути сибирских стрелков по Восточной Пруссии. Использованы сведения журналов военных действий и воспоминания участников, установлена хронология и география операций, рассмотрены данные о людских потерях.

Ключевые слова
Сибирские стрелки, Восточная Пруссия, боевые действия.

 

Pavel A. Novikov

The Siberian Rifle in the Battle of Eastern Prussia

 

Abstract
The article contains a review of the Siberian Rifle’s battle route in the Eastern Prussia. The author uses information from battle journals and remembrance and reveals chronology and geography of the battle operation. In the conclusion statistics of casualties are examined.

Key words
Siberian Rifle, Eastern Prussia, operations.


Термин «сибирские стрелки» корректнее всего применить к личному составу Сибирских стрелковых дивизий русской армии. Эти дивизии появились в 1910 г. после переименования из Восточно-Сибирских. Соответственно определение «сибирские» будет характеризовать не географию проживания призывников, а территорию довоенной дислокации соединений. Все даты в статье по старому стилю.

В 1910-1914 гг. все Сибирские стрелковые дивизии дислоцировались восточнее Урала, где в трех военных округах собственно и не было других пехотных соединений: В Приамурском военном округе размещался I Сибирский армейский корпус (1-я Сибирская и 2-я Сибирская стрелковые дивизии, Уссурийская конная бригада) со штабом в Никольске-Уссурийском,  IV Сибирский армейский корпус (3-я Сибирская и 9-я Сибирская стрелковые дивизии) во Владивостоке, V Сибирский армейский корпус (6-я Сибирская и 10-я Сибирская стрелковые дивизии) в Хабаровске, в Иркутском военном округе –II Сибирский армейский корпус (4-я Сибирская и 5-я Сибирская стрелковые дивизии) со штабом в Чите, III Сибирский армейский корпус (7-я Сибирская и 8-я Сибирская стрелковые дивизии) в Иркутске.  В Омском военном округе размещалась 11-я Сибирская стрелковая дивизия.

Также было предусмотрено, что при мобилизации в Иркутском военном округе дополнительно должен развернуться VI Сибирский армейский корпус из 12-й и 13-й Сибирских стрелковых дивизий, в Омске — 14-я Сибирская. Полки этих трех дивизий 2-й очереди формировались на базе скрытых кадров 7-й, 8-й и 11-й Сибирских дивизий.

18 июля 1914 г. в России объявлена всеобщая мобилизация. Подпоручик П. Шапошников так запомнил перевозки призванных — «чалдонов, будущих лихих сибирских стрелков, крепких, как таежные кедры, тяжелых на подъем, но безудержных и упрямых, если уж поднялись, часто доходящих до штыка в атаках»[1]. Последовательность отправки на фронт: из района Иркутск-Ачинск в начале августа 1914 г. убыл III Сибирский армейский корпус, 11 сентября оттуда же 12-я и 13-я Сибирские стрелковые дивизии; из района Омска — в середине августа 11-я Сибирская стрелковая дивизия, которая была включена в I Туркестанский армейский корпус.

Из района Сретенск–Верхнеудинск (ныне Улан-Удэ) в конце августа отправлен на театр войны II Сибирский армейский корпус, в начале сентября — Забайкальская казачья бригада; из Никольска-Уссурийского в конце августа — I Сибирский армейский корпус.

Из района Омска в сентябре выступила 14-я Сибирская стрелковая дивизия, из Иркутска — управление VI Сибирского армейского корпуса, из Владивостока и Хабаровска последовательно управление V Сибирского армейского корпуса, 6-я и 3-я Сибирские стрелковые дивизии, в октябре — Уссурийская конная бригада.

После отправки двух корпусов Приамурского военного округа управление IV Сибирского армейского корпуса объединило еще не отмобилизованные в Владивостоке 9-ю и в Благовещенске 10-ю Сибирские стрелковые дивизии. Их мобилизация началась 28 октября 1914 г., а в ноябре влиты пополнения из запасных стрелковых батальонов Иркутского военного округа. В декабре 1914 г. — январе 1915 г. IV Сибирский корпус перевезен в действующую армию.

Генерал П.Н. Краснов писал: «Сибирские полки принесли с собой силу и мощный дух необъятной Сибири. Они несли крепость сибирского крестьянина, его положительность и опыт Японской войны»[2]

В первых боях Первой мировой войны сибирские стрелки подтвердили блестящую репутацию, заслуженную еще в русско-японскую войну. И не только сохранили ее до конца «Второй Отечественной» войны, но и многократно преумножили. Почему? На наш взгляд, следует выделить четыре фактора: Во-первых — высокое качество рядового состава. Поручик А.В. Туркул подчеркивал: «Из окопов другой норовит бабахать почаще, себя подбодряя, а куда бабахает и не следит. Сибирский же стрелок бьет редко, да метко»[3]. «Когда российский какой полк стоит, германцы выставляют 2 часовых, а как только разведали, что подошел сибирский, то 20 часовых выставят»[4].

Во-вторых — и до, и после русско-японской войны молодые офицеры стремились служить в Сибири. До потому что на Дальнем Востоке «пахло порохом», после — потому что Сибирские полки, прославившиеся в недавно законченной войне, были покрыты ореолом военной славы и попасть в них было лестно.  В-третьих — часть Сибирских корпусов к 1914 г. содержалась по усиленным штатам, что повышало боевую готовность. И наконец, в-четвертых — соединения из Азиатской России включились в борьбу, когда высшее русское командование накопило определенный опыт и избавилось от части генералов, не соответствующих должностям.

Из семи армейских корпусов, в которые в 1914 г. входили Сибирские стрелковые дивизии непосредственно в Восточной Пруссии действовали только два: I Туркестанский (суммарно 19 дней: 22-29 сентября и 25 октября – 4 ноября 1914 г.) и III Сибирский (более четырех месяцев: 30-31 августа 1914 г., 23 сентября 1914 г. – 1 февраля 1915 г.), причем все происходило южнее территории современной Калининградской области Российской федерации.

Рассмотрим эти боевые эпизоды соразмерно их продолжительности:

Действуя в составе 10-й армии, I Туркестанский армейский корпус в конце сентября 1914 г. наступал от крепости Осовец на Лык (ныне Элк). 22 сентября части корпуса перешли русско-германскую границу, а 24 сентября заняли Лык[5]. Продвигаясь дальше на север они достигли озера Клейн-Олецко (30 км севернее границы). Южнее 28 сентября 11-я Сибирская стрелковая дивизия через Писаницен наступала на Просткен (ныне Простки)[6]. Однако командующий Северо-Западным фронтом генерал от инфантерии Н.В. Рузский решает отвести 10-ю армию. В ночь на 29 сентября основные силы I Туркестанского корпуса отошли на российскую территорию к Щучину и Граево, у Лыка несколько дней оставался арьергард[7]. Затем корпус переброшен в район Рожаны – Пултуск. 

Вторично русско-германскую границу части I Туркестанского корпуса перешли вечером 25 октября, действуя в составе 1-й армии и наступая от Млавы на Сольдау. «После двухдневной подготовки атаки, 28 октября (10 ноября) корпус атакует, сбивает противника и оттесняет к городу (Сольдау). Дальнейшее наступление остановлено противником, получившим подкрепление. Два дня корпус безуспешно пытается сбить противника»[8]. 30 октября отбиты немецкие атаки. В дальнейшем, медленно тесня противника, I Туркестанский корпус 3 ноября захватил Сольдау.  Однако уже на следующий день после боя оставил этот город и отошел к Млаве.

Теперь перейдем к боевой работе в Восточной Пруссии III Сибирской армейского корпуса. При переброске на фронт на 10-й день пути в Самаре офицерам сообщили, что корпус направляется на Юго-Западный фронт против наступавших на Люблин австрийцев. Однако в Курске узнали о поражении 2-й армии и о распоряжении — «переменить направление». Вместо Галиции III Сибирский корпус направили на поддержку разбитым в Восточной Пруссии войскам. «Наломаем немцам, остановим их! — таково было настроение сибирских стрелков. Брест-Литовск, Белосток и, наконец, высадка главных сил в крепости Осовец и станции Граево. Корпус вошел в только что образованную из прибывавших с окраин войск 10-ю армию генерал-лейтенанта В.Е. Флуга.

Первой боевой задачей III Сибирского корпуса стало выдвижение двумя колоннами утром 30 августа к Лыку, чтобы прикрыть «наступление XXII армейского корпуса от Августова на Маркграбово и далее на Гольдап». 24-км марш по неприятельской стране затянулся до вечера, поскольку враждебное население нередко обстреливало русские войска.Начатая утром 31 августа успешная атака Лыкабыла прервана приказанием штаба 10-й армии: «отвести корпус к Граеву и Щучину для обороны р. Бобра» в виду «сосредоточения значительных сил германцев в районе Сувалок и желанием лучше прикрыть район Гродно-Белосток». В прерванном наступлении корпус потерял 3 офицеров и 114 солдат убитыми, 13 офицеров и 456 солдат ранеными, 70 солдат пропало без вести[9].

Вторично III Сибирский корпус вступил в Восточную Пруссию после Августовского сражения (названному по г. Августов). За 23-27 сентября его части получили три приказа атаковать укрепленную позицию Версбовен–Чимохен–Санин и четыре приказа — остановиться и окопаться перед ней. Противоречивость распоряжений привела к оставлению 23 сентября уже взятой д. Версбовен.

5 октября у д. Соболен немцы атаковали, но отражены с большими потерями. Сибиряки заняли деревни Зеескен и Доршен, захватив германские обозы. Одновременно батальон 27-го Сибирского полка взял д. Гуттет, захватив 2 германских орудия. Германцы в превосходных силах перешли в контратаку и охватили правый фланг батальона, в силу чего батальон, бросив захваченные орудия, отступил к д. Ивашкен[10]. 8 октября и 13 октября последовали немецкие контрудары у деревень Дуткен и Боржимен.

27 октября III Сибирский корпус совместно с XXII корпусом получил задачу занять исходное положение для форсирования Мазурских озер и овладения крепостью Летцен (ныне Гижицко).Здесь немцы создали «целый укрепленный район с широким применением средств временной и долговременной фортификации, и с распространением обороны на фронт в 75 км и в несколько линий в глубину»[11].

Cибирским стрелкам предстояло«овладеть и обеспечить за собой переправу» сначала между озерами Левентин, Войново, Бувельно и Тиркло, а затем между озерами Сайтеш и Ягоднер, северо-западнее которых крупных водоемов уже не было.На два северных укрепленных перешейка первой линии озер двинулась 8-я Сибирская дивизия, на укрепленный перешеек между Бувельно и Тирклос д.Чершпинен (ныне Цешпенты) — 7-я Сибирская.

28 октябрясибиряки с боем заняли деревни Малинкен и Клепп-Конопкен, 29-30 октября продолжили наступление. Шла борьба артиллерии, а русские для сближения с германскими проволочными заграждениями начали апрошные (сапные) работы: сооружение зигзагообразных частично крытых траншей. В 32-м Сибирском полку разведчики во главе с прапорщиком Кузнецовым установили силы немцев у высоты 160: не менее 6 батальонов при 7 батареях.

1 ноября сибирские стрелки заняли часть д. Бувельно, а расстояние до немецких заграждений сокращено до 50 шагов. Началось исправление железной дороги Лык-Видминен, выбирались позиции для прибывающей русской осадной артиллерии. Поскольку германские позиции располагались на узких перешейках, для их определения запрошены воздухоплавательные аппараты. Два отряда самолетов и отряд аэростатов прибыли через неделю.

На рассвете 3 ноября рота 31-го Сибирского полка захватила редут перешейка Пргрикоп (между Войново и Бувельно, назван по ближайшей деревне), отбила несколько контратак. Силы немцев против корпуса оценивались, как «не более бригады с артиллерией».

В 7.00 5 ноября 27-й и 28-й Сибирские полки атаковали окопы противника у д. Чершпинен и после штыковой атаки взяли редут на высоте 158 (очевидно на северо-восточном берегу Тиркло) и окопы южнее. При этом 27-й Сибирский полк захватил 3 пулемета и 6 полевых орудий. Германцы отступили на д. Домбровкен (6 км западнее Чершпинена). Немецкие контратаки на левый фланг отразил встречным ударом батальон 28-го Сибирского полка, обойдя противника с юга и захватив 2 орудия. Сибирякам противостояли 76-й ландверный полк, 1-й, 74-й и 71-й ландверные батальоны, 3 тяжелые и 3 легкие батареи. Генерал Э. Людендорф особо отметит, что «русский прорыв одного участка укрепленной линии Мазурских озер имел лишь местное значение»[12].

Трофеи 27-го и 28-го Сибирских полков: пленных 1 офицер, 87 нижних чинов, 8 полевых клиновых орудий, 4 тяжелых орудия, одна 6-ти дюймовая мортира образца 1914 г., 6 пулеметов, в том числе 3 русских, ручной прожектор, телефоны, много снарядов[13]. Всего журнал военных действий корпуса упоминает о захвате 5 ноября стрелками 7-й Сибирской дивизии 21 орудия и 9 пулеметов. Публикация же 1914 г. указывая то же число захваченных орудий, сообщает о взятии 16 пулеметов[14].

А.А. Керсновский отмечал «удачное дело сибиряков III корпуса 6 ноября у Бакаларжева, где портартурцами 7-й Сибирской дивизии захвачено 600 пленных и 19 орудий»[15]. В этих сведениях, скорее всего, ошибка или в дате или, что вероятнее, месте. Бакаларжево занято русскими 22 октября, этот пункт расположен на 60 км северо-восточнее Чершпинена. У Бакаларжево действовал XXII армейский корпус, которому в октябре временно придавалась 1-я бригада 7-й Сибирской дивизии. У Бакаларжево 9 октября под ударами сибиряков 2-й батальон 18-го ландверного полка сжег знамя. Но вероятнее, данные А.А. Керсновского — искаженное упоминание боя 5 ноября у Чершпинена.

В штабе Северо-Западного фронта «рассчитывали, что до весны доблестный III Сибирский корпус… и приданная сильная крепостная артиллерия (несколько десятков орудий Осовецкой крепости, а позднее и четыре 12-ти дюймовые гаубицы), направляемая искусным и энергичным генералом Бржозовским, сломят немецкое сопротивление и овладеет постепенно всем Летценским районом»[16]. События опровергли неоправданный оптимизм фронтового командования, его надежду на «авоську». Причина - огонь хорошо укрытой артиллерии и пулеметов, для погашения которых было недостаточно средств, нерегулярное снабжение тяжелыми снарядами.

В 16.30 9 ноября русские батареи отразили атаку германского батальона на д. Марциноволя (западный берег Войново), причем первыми врага обнаружили наблюдатели со змеекового аэростата. 10 ноября с него же обнаружено несколько редутов. Вечером 11 ноября 30-й Сибирский полк при поддержке 26-го Сибирского полка захватил редут и два кольцевых окопа на высоте 148 западнее Марциноволя, выйдя к небольшому озеру Папроткен. Немцы ответили артобстрелом потерянных окопов, а в 17.30 13 ноября двумя полками контратаковали ослабленный пятидневными боями 30-й Сибирский полк. Бойцы «не спавшие по ночам сделались крайне нервными. Начальник 8-й Сибирской дивизии опасался худшего. Командир корпуса приказал держаться «во чтобы то ни стало», выделил 27-й Сибирский полк. К 21.00. атаки отбиты».

Русские медленно продвигались и вели апрошные работы. 19 ноября плененный немецкий солдат 33-го фузилерного полка сообщил о форсированной переброске 3-9 ноября 1-го армейского корпуса из Гумбинена на 70 км южнее в Растенбург. Сведения вызывали дополнительное укрепление русских позиций. 20 ноября III Сибирский и XXVI армейский корпуса атаковали позиции немцев восточнее Летцена: «с утра был густой туман, в 12 часов открыт артиллерийский огонь. Пользуясь туманом, части медленно продвигались вперед, отказавшись от решительной атаки. Атаку решено перенести на ночь, овладеть редутами не удалось. Части окопались в 50-100 шагах от противника. Произведенные атаки не увенчались успехом, 30-й Сибирский полк понес большие потери и выведен в резерв». Корпусам приказано перейти к постепенной атаке.

29 ноября с 8.00. артиллерийский огонь по всему фронту 7-й Сибирской дивизии, с 9.00. — неприятельские цепи, а с 11.00. — наступление противника.  29-й Сибирский полк у д. Марциноволя 3-мя ротами контратаковал, но под сильным пулеметным огнем отошел. К 19.00. наступление германцев отбито.

1 декабря — закладка фугасов, устройство проволочных заграждений, апрошные работы. 10 декабря у д. Корцевена разъезд конных разведчиков 30-го Сибирского полка в 32 человека внезапно атаковал 3 роты немцев, нанес им значительные потери и обратил в бегство.

III Сибирскому корпусу, усиленному 5-й стрелковой бригадой, 12 декабря приказано овладеть Папродкенскими высотами и позициями на высотах 167 и 160 у д. Руден. На исходные позиции части вышли к 7.00, в 8.00 открыт артиллерийский огонь. На правом боевом участке против высоты 160 30-й Сибирский и 20-й стрелковые полки проделали один проход. Кто-то крикнул «ура». Немцы всполошились, открыли огонь. Атака отбита, отход. К высоте 167 проходы проделать не удалось.

На среднем участке 26-му Сибирскому полку предстояло перед атакой пройти Нитлицкое болото (южнее Папродкенских высот). Полк двинулся в 3.00. Во многих местах топко, люди проваливались по колено и выше. В темноте, в полной тишине полк сбил сторожевые заставы и на их плечах ворвался в передовые окопы, во дворик восточнее мельницы. Далее 1-й батальон двинулся на Цу-Папроткен и окопы по сторонам его. Попав под боковой огонь с высоты 140, командир батальона послал в атаку 4-ю роту, которая и захватила ее. 1-я рота, пройдя восточнее Цу-Папроткен, захватила вторую линию окопов, ворвалась в лес и двинулась к его восточной опушке. Попутно захватила легкую батарею из 6 орудий, далее севернее тяжелую батарею из 4 орудий. В 8.30 вышла на опушку леса в тыл окопам против 18-го стрелкового полка. Другие роты двигались уступом, захватили 160 пленных.   4-й и 3-й батальоны двинулись на север. Резервы отсечены болотом. Во время атаки 26-го Сибирского полка соседние 18-й и 19-й стрелковые полки частью залегли перед немецкой проволокой, частью отступили. В 9.00. их усилил батальон 29-го Сибирского полка, но атаки отбиты. В 14.00. добавлен еще один батальон и отдан категорический приказ атаковать. В 18.00. двинулся батальон 19-го стрелкового полка. В 19.30. он занял Цу Марциноволю, но слишком поздно для 26-го Сибирского полка.

Два батальона 27-го Сибирского полка под началом полковника Афанасьева с горной батареей ждали прохода 26-го Сибирского полка. В итоге стало светать, а сильный артиллерийский огонь с высоты 165 заставил идти цепями. Лишь к 10.00. отряд Афанасьева достиг резервов 26-го Сибирского полка у северной окраины болота. Сосредоточенный артобстрел немцами участка между батальонами 26-го и 27-го Сибирских полков и лесом не прекращался до вечера, утрачена связь с вырвавшимися вперед батальонами[17]. Спасшийся капитан Бейнар доложил, когда батальоны вышли на восточную опушку леса, то обстреляны из окопов против 18-го и 19-го стрелковых полков. Одновременно немцы наступали от деревень Цу-Марциноволя, Трухсен и Папродкен. Им удалось окружить прорвавшиеся батальоны сибиряков, остатки которых «понесшие большие потери сдались»[18]. Горстке вырвавшихся помог огонь укрывавшейся с утра на южной опушке Папродкенского леса горной батареи. К 24.00. части вернулись на исходные позиции.

Интересно, что в журнале военных действий III Сибирского корпуса вырезано несколько листов. Описание боев не последовательное. Вероятно, факт окружения вызвал подчистки. Причинами неудачи названы: отсутствие связи из-за огня немецких орудий от д. Шимонкен (ныне Шимонка) по болоту. Общие потери корпуса за 12 декабря — 28 офицеров и 2706 нижних чинов. Бои подтвердили состав противника: 33-й и 45-й активные полки 1-го армейского корпуса, 33-я и 70-я ландверные бригады дивизий Эйнема, 135-й и 139-й отдельные ландверные полки, 6 ландштурменных батальонов.

13 декабря приказано продолжать сближение с неприятелем, беспокоить его сильными партиями разведчиков, делать проходы, где можно вести минные галереи. Началось сооружение тыловых позиций у д. Ней-Юха (20 км восточнее линии фронта). 22, 28-31 декабря 31-й и 32-й Сибирские полки вели бои у д. Стасвинен, что на северной оконечности Войново. Замечено ведение немцами контрапошей.

25-26 января1915 г. 8-я и 10-я германские армии нанесли удар по флангам 10-й русской армии. Начальник штаба германского Восточного фронта генерал Э. Людендорф напишет: «Командиры и войска стремились изо всех сил скорее продвинуться вперед. Но для широкого стратегического взаимодействия движение происходило все-таки слишком медленно. Лык, который прекрасно защищался III Сибирским корпусом, пал только к утру (1 февраля). Этот корпус избежал уничтожения и отошел (пробился) через Августов за болота верхнего Бобра»[19].

С 27 января его главные силы III Сибирского корпуса отходили на тыловые позиции. Тем временем боковые авангарды, спешно выброшенные к Арису и Дригалену, задержали немецкое наступление, выказав удивительную неутомимость и выносливость, а наряду с храбростью стойкость и упорство[20]. Это позволило выполнить задачу полной эвакуации всех осадных батарей, действовавших против Летцена.

В ночь на 31 января арьергард III Сибирского корпуса дал бой на линии Бартоссен-Нейндорф, в 5 км впереди Лыка. И хотя Вошеллен на севере был русскими уступлен, все попытки немецкой 80-й резервной дивизии по правому берегу р. Лык ворваться в г. Лык были отбиты. Рухнули германские планы отрезать сибиряков. Только 1 февраля немцы вступили в Лык, куда приехал кайзер Вильгельм. Оборонительные действия III Сибирского корпуса, по признанию немцев, были превосходно организованы и велись с замечательным упорством. Они же способствовали благополучному отходу XXVI корпуса. 

Днем 31 января на левом фланге лесным обходом немцы захватили русскую батарею. Через 2 часа батарея отбита, кроме 1 орудия, которое немцам удалось увезти[21]. 2 февраля русские очистили Райгород. Постепенно оставляя тыловые позиции, они заняли последнюю арьергардную позицию на северном берегу озера Зельмент к востоку от Лыка, прикрывая планомерное отступление к Августову. А 3 февраля русские отошли на левый берег Бобра, удержав переправы.

Фронтовой путь III Сибирского армейского корпуса в Первой мировой войне составил 80 км по территории Германии и 280 км по землям Российской империи. Расстояние по прямой между пунктами начала и окончания боевой работы — 250 км. Таким образом корпус имел один из самых компактных районов боевой работы среди русских соединений.

Всего за Первую мировую войну из 7-й Сибирской и 8-й Сибирских дивизий убитыми, ранеными, пропавшими без вести выбыло два личных состава. Наиболее полные именные списки потерь сохранились по 28-му, 29-му и 31-му Сибирским стрелковым полкам. В Восточной Пруссии 28-й Сибирский стрелковый полк потерял убитыми с 24 сентября 1914 г. по 1 февраля 1915 г. 211 солдат, ранеными 900, контужеными 104, пропавшими без вести 1203. Убитыми 29-й Сибирский стрелковый полк лишился 34 человек 9-20 октября у д. Боржимен, 84 человек 21-29 ноября на укрепленной линии Мазурских озер, 37 человек 6-18 декабря у д. Марциноволя. 31-й Сибирский стрелковый полк потерял убитыми 40 солдат 27 сентября у г. Маркграбово, 12 солдат 20 октября у озера Скоментнер, 88 солдат в ноябре, 49 солдат у д. Пржикоп[22].


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Шапошников П. На станции Зима // Военная быль, Париж, июль 1968, №68. С.6.

[2] Краснов П.Н. Воспоминания о русской императорской армии. М.: Айрис-пресс, 2006. С.472.

[3] Туркул А.В. Дроздовцы в огне.  Л., 1991.

[4] Серебренников И.И. Претерпев судеб удары. Дневник 1914-1918 гг. Иркутск, 2008. С.206.

[5] Флуг В. X армия в сентябре 1914 г. Воспоминания участника // Военный сборник Общ-ва ревнителей военных знаний. Кн. 5. Белград, 1924. С.254.

[6] Ладыгин И.В. История 41-го Сибирского стрелкового полка. Новосибирск, 2014. С.54.

[7] Стратегический очерк войны 1914-1918 гг. Ч. 2. Период с 1(14) сент. по 15(28) ноября 1914 г. Сост. Г. Корольков. С. 37-39, 99. 

[8] Там же. С.113.

[9] Российский государственный военно-исторический архив (далее РГВИА). Ф. 2280, Оп. 1, Д. 336, Л. 7 об.

[10] РГВИА. Ф. 2280, Оп. 1, Д. 337, Л. 7.

[11] Будберг А.П. Третья Восточно-Прусская катастрофа 25 января – 8 февраля 1915 г. // Отдельный оттиск из «Вестника» Общ-ва русских ветеранов Великой войны. Сан-Франциско. С.7.

[12] Людендорф Э. Мои воспоминания о войне 1914-1918 гг. М.: АСТ; Минск: Харвест, 2005. С.111.

[13] РГВИА. Ф. 2280, Оп. 1, Д. 338, Л. 16.

[14] Бои на Немане и в Августовских лесах. Одесса, 1914. С.8.

[15] Керсновский А.А. История русской армии. Т. 3. М.: Голос, 1994. С.235.

[16] Будберг А.П. Указ. соч. С. 10.

[17] РГВИА. Ф. 2280, Оп. 1, Д. 339, Л. 39, 46.

[18] Шапошников П. В Восточной Пруссии (1914 г.) // Военная быль, Париж, сентябрь 1967, №87. С.4.

[19] Людендорф Э. Указ. соч. С. 125.

[20] РГВИА. Ф. 2280, Оп. 1, Д. 364, Л. 65.

[21] РГВИА. Ф. 2280, Оп. 1, Д. 341, Л. 39.

[22] РГВИА. Ф. 16196, Оп. 1, Д. 777, 778, 781.


Об авторе:

Новиков Павел Александрович — доктор исторических наук, профессор кафедры истории и философии Иркутского государственного технического университета.

 

 

0 Комментариев


Яндекс.Метрика