Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

К 100-летию Первой мировой

Пилькалленский отряд

Скачать

К.А. Пахалюк 

Пилькалленский отряд

Из всех событий в Восточной Пруссии в 1914-1915 гг. внимание исследователей всегда привлекали масштабные сражения августа-сентября 1914 г., когда две русских армии вторглись в эту провинцию. Как известно, их наступление обернулось тяжелейшими поражениями и отходом за р. Неман. Основной центр событий на русском фронте в сентябре перенесся южнее — в Польшу, а восточнопрусский театр боевых действий стал второстепенным.

Во второй половине сентября были очищены от противника Августовские леса и русские войска снова оказались на границах провинции. В ходе фронтального наступления и многочисленных позиционных боев 10-я армия генерала Ф.В. Сиверса к концу ноября дошла до линии Мазурских озер, где и была остановлена.

Бои во время позиционного периода войны в Восточной Пруссии практически не изучены и малоизвестны не только в военно-исторической, но и даже в краеведческой литературе Калининградской области. Лишь редкие публикации и мемуарные источники дают отрывочные представление о тех событиях. Потому стоит попытаться хотя бы частично восполнить этот пробел. В этих рамках было бы интересно описать действия Пилькалленского отряда, образованного 20 ноября 1914 г.  (все даты в статье приведены по новому стилю) из состава войск 3-го армейского корпуса генерала Н.А. Епанчина и первоначально находившегося на правом фланге 10-й армии.

Первоначально в состав отряда входил один батальон 292-го пехотного Малоархангельского полка и 3 сотни 3-го Донского казачьего полка при 2-х орудиях под общим командованием шт.-капитана Боголюбского.

Вот полное расписание сил[1]:

4 роты 292-го пехотного Малоархангельского полка:

5-я рота — 122 человек, командир прапорщик Юдин при младшем офицере прапорщике Замышляеве;

6-я рота — 110 человек под командованием подпоручика Соколовского при младшем офицере прапорщике Серебрякове;

7-я рота — 145 человек, командир подпоручик Головин при младшем офицере прапорщике Мартынове;

8-я рота — 121 человек, командир прапорщик Демихов при младшем офицере прапорщике Глебове.

3 сотни 3-го Донского казачьего полка под командованием есаула Валуева (всего 362 коней):

1-я сотня — 82 коня, Есаул Валуев и хорунжий Дьяков-Авилов;

2-я сотня — 136 коней, хорунжии: Измайлов, Попов, Широков;

6-я сотня — 144 коня, Есаул Попов, хорунжии – Алимов, Говорухин.

2 орудия 4-й батареи 73-й артиллерийской бригады под командой прапорщика Шульгина.

Задачей отряда было наблюдение района Дроцвальдер Вальд, Лебегален, Ласденен[2], Амбрасгирен, Вилюкен, а также упорное сдерживание противника в случае его наступления на наши тыловые пути. Непосредственным соседом (слева) была конница барона Майделя, которая занимала район Мешкупен — Шпуллен. Отряд подчинялся командиру корпуса генералу Н.А. Епанчину[3] (уже успевшему отличиться в Гумбинненском сражении 20 августа, когда успешные действия его войск заставили отступить 17-й немецкий корпус генерала Маккензена).

Интересно отметить, что в 6-й сотне 3-го Донского казачьего полка[4] (которую возглавлял есаул Попов) служил казак Кузьма Крючков, известный герой этой войны, первый георгиевский кавалер. 12 августа, согласно официальной версии, недалеко от границы с Восточной Пруссией он вместе с тремя другими казаками вступил в бой с немецким разъездом, численностью в 27 человек, из которых собственноручно убил 11 всадников, при этом получив 16 ранений. В одночасье имя казака Крючкова облетело всю Россию, он стал героем, ему посвящали стихи, о нем слагали песни, о его подвиге писали в статьях и многочисленных брошюрах. Не будет преувеличением сказать, что Крючков стал символом русского героизма. Вполне возможно, что он участвовал и в действиях Пилькалленского отряда. По крайней мере, точно известно, что зимою 1914-15 гг. его боевой путь пролегал по территории Восточной Пруссии. Так, в январе 1915 года известная певица Н.В. Плевицкая, работавшая санитаркой в одном из госпиталей, в мемуарах писала о поездке в Тракенен (примерно 25 км он Пилькаллена): «На дворе мы увидели, между прочим, чубатого, с тонким, красивым лицом казака, который учился ездить на велосипеде. Он не обращал на нас внимания, а упрямо одолевал стального коня. Впрочем, этот конь то и дело сбрасывал казака в снег…. Так мы увидели Крючкова, портретами которого уже пестрили все журналы. Княгиня (попечительница Николаевской общины княгиня Васильчикова — П.К.) казака сфотографировала. Он позировал неохотно. Генерал Леонтович заметил, что Крючков «не очень дисциплинирован». Когда Крючков хочет идти в разведку. А генерал не разрешает, он упрямо трясет чубом, повторяя: «А почему, а почему?»[5].  Служивший при штабе 3-й кавалерийской дивизии П.А. Аккерман в воспоминаниях отмечал, что попытавшись заговорить с Крючковым о его подвиге «мне показалось, что ему или надоело, или, по скромности, неприятно распространяться о своем геройства. Достаточно поузнав его за время совместного пребывания в нашем штабе, — я склонен думать, что причиной была его скромность»[6]. Однако вернемся к повествованию о действиях Пилькалленского отряда.

Утром 20 ноября части 292-го полка прибыли в Пилькаллен[7], где в то время размещались части 1-го драгунского Московского полка. Вскоре туда прибыли казаки и артиллерия. Вечером 21 ноября командир Драгунского московского полка полковник Кусов сдал дальнее охранение (которое состояло из высылаемых ежедневно 5 разъездов), а его части (входившие в состав кавалерии В.И. Гурко) были вскоре выведены из этого района.

Первые события на фронте отряда произошли вечером 22 ноября, когда в штаб явился некий русский подданный Гулич, с сообщением о том, что в районе Ласденена действует немецкий отряд с артиллерией и кавалерией[8]. На следующий день туда был отправлен разъезд хорунжего Говорухина, который смог добраться лишь до Даудена, Гринвальде, Дроцвальде, Кл. Иодупенен, где был обстрелян и вынужден повернуть назад.

Вместе с тем, утром 23 ноября части 3-го Донского казачьего полка сменили войска Драгунского Московского полка на дальнем охранении. Уже вечером от разъездов были получены следующие сведения о противнике. В Шиленене противник не обнаружен, зато у Руккена и Ласденелена произошла стычка с немцами и оказалась обнаружена отдельная пехотная застава (силой около роты). Во время боя погиб казак Федор Медведев, ранен казак Глебездин и пропали без вести еще трое казаков. У Нейдорф обнаружена немецкая пехотная застава силой в 50 человек с придачей ей 6 всадников. Здесь наш разъезд обстреляли, в результате чего получил ранение казак Девяткин. У Лебегалена обнаружены работы по окопному делу, по нашу сторону реки работало около ½ роты немцев. Казачий пост, находившийся в Вилюнен, доносил о том, что все благополучно.

В 11 часов дня 25 ноября от барона Майделя пришла телефонограмма, гласившая о том, что немцы потеснили заставы конницы у Еглинишкен, Кегстен и Беднорен. Свободным от наряда чинам Пилькаленского отряда было приказано оправиться на запад и северо-запад от Пилькаллена для укрепления позиции, выбранной для обороны, в случае если противник станет наступать дальше. Однако уже вечером появилось сообщение, что конница Майделя остановила противника и оттеснила его на старые места.

По предположению русского командования против сил шт.-капитана Боголюбского действовал отряд немцев примерно в один полк пехоты с несколькими пулеметами и легкой артиллерии и 2-3 эскадронами кавалерии. Одной из его задач, вероятно, стояло прикрытие фуражировки, которую противник производил в села около реки Неман. На эту мысль натолкнуло то, что был постоянно слышен стук машин, обмолачивающих зерно, а также замечались гурты скота, которые немцы гнали себе на поля[9].

26 ноября прошло спокойно за исключением перестрелки нашего разъезда с немцами у Неудорфа, во время которой погиб один немец-самокатчик. Однако на следующий день немцы повели наступление и выбили наши части из Шиленена. В ответ в поддержку находящемуся здесь разъезду был послан офицерский разъезд хорунжего Широкого, а взвод пехоты занял окоп в направлении наступающего противника. Одновременно у Неудорфа немцы также теснили наш разъезд, на усиление которого были посланы казаки. В итоге противник был остановлен, с нашей стороны один казак оказался убит.

28 ноября 1-я сотня под командой есаула Валуева по приказанию командира корпуса была отправлена в штаб 73-й пехотной дивизии. Около 12 часов дня на фронте с северо-запада разъезды немцев снова активизировались. Нашим разъездам была послана поддержка — казаки и ½ роты пехоты, в итоге противника удалось отбросить на прежние места.

В это же время немецкий разъезд смог незаметно проникнуть в наши тылы и войти во Владиславов, в расположение 19-го Драгунского Архангелогородского полка. Противнику удалось захватить скот и беспрепятственно отойти. Видимо, под давлением этих событий в Пилькалленский отряд были отправлены еще две сотни казаков из 3-го донского казачьего полка, одна из которых (3-я, под командованием есаула Сазонова) была размещена во Владиславове для предотвращения повторных набегов[10].

30 ноября к Гр. Рудцену и к Ужбаллену начали приближаться немецкие разъезды силою 25 коней с разведывательными пехотными партиями. Наши отодвигались назад, а из Пилькалена была выслана поддержка в 20 казаков и взвод пехоты. Немцы были остановлены и отступили на прежние места. Однако один неприятельский разъезд решил заночевать в Рудцене. Находя такое приближение противника к Пилькаллену нежелательным, шт.-капитан Боголюбский приказал послать туда 1 декабря с очередным разъездом туда и взвод пехоты. В итоге, русские, подходя к Рудцену, заняли удачную скрытую позицию и открыли частый огонь. Это стало неожиданностью для врага, которому пришлось отступить в Нейдорф. Потерь с нашей стороны не было. В этот же день немцы попытались совершить очередной набег на Владиславов, но оказались остановлены.

Вместе с тем обнаружилось усиление противника в районе Шиленена. Уже начиная с 27 ноября наш разъезд, которому предписывалось доходить до этого пункта, близко не подпускался, а 2 декабря по расспросам жителей окрестностей русские узнали, что в Шиленене находится «много немецкой пехоты с пулеметами»[11]. К сожалению, более точные свеения добыть не удалось. Разведка доложила, что немцы там оставили отдельную пехотную заставу при 2-х пулеметах. К 6-ти часам вечера 2 декабря наши разъезды доносили, что Гр. Рудцен снова занят немцами примерно взводом пехоты при нескольких велосипедистах. Русское командование направило к Шиленену Новороссийский Драгунский полк, однако предупрежденный об усилении противника он остановился во Владиславове.

На следующий день в районе д. Уштаунелен были остановлены немецкие разведчики, также другая партия разведчиков противника с разъездом пытались проникнуть от Шиленена по шоссе на юг и дойти до Скроблинен, но также были остановлены. Ввиду того, что Владиславов занят Драгунским полком, 3-й сотне казаков приказали идти в Вилюнен (куда на следующий день была направлена и 6-я рота) для прикрытия дороги от Кузмен на Шталлупенен с севера.

4 декабря прошло относительно спокойно. Днем 2-я сотня казаков 3-го Донского полка по приказанию корпусного командира была отправлена в расположение генерала Юзефовича.

Все время, а особенно последние 2-3 дня, немцы вели разведку двух путей к Шталлупенену: один от Ласденена через Пилькаллен, а другой — от Шиленена через Вилюнен, Кузмен, но на этих путях они не допускались южнее деревень Гр. Рудцена и Ерубишкен — Скроблинен. Немцы же поставили свое охранение полевыми караулами: Дуден, Радцен, Дориштал[12].

Ночью 6 декабря немцы заняли деревню Уштаунелен, а наутро обстреляли появившийся здесь русский разъезд, убив 4 казаков. Разъезд отошел в Уштаунен, причем был убит еще один казак. На следующий день сюда подтянули взвод пехоты, и противника удалось выбить из Уштаунелена.

Сведения от разъездов дали возможность наметить линию охранения немцев с севера. Она проходила с запада на восток по следующим селениям — Кл. Иодупенен, Рагупенен были заняты наблюдательными постами немцев (15-20 конных). В Неудорфе пехотная застава противника силой в 1 роту, она выставляла полевой караул в 5-6 конных восточнее Гр. Рудцена. Вся южная опушка леса от Неудорфа до Патильцена охранялась кавалерией. В Шореленском лесу везде попадались конные противники. В Патильцене находился полевой караул от сильной заставы (2 эскадрона с пулеметами), которая располагалась в Шиленене. От Патильцена линия охранения пошла через Дуден, Радзен и Доришталь.

Следующие дни прошли спокойно. Весь день 9 декабря наши разъезды наблюдали, как жители угоняли скот в тыл противнику, а также были слышны колонные передвижения: как будто что-то увозилось из окрестных селений местечка Ласденен[13].

В 3 часа 30 минут дня 10 декабря 15 конных егерей 10-го егерского полка спешились и начали наступать на Вилюнен, думая, что там как было раньше, у нас 10 казаков. Однако в Вилюнене теперь стояла целая сотня казаков. Враг своевременно оказался замечен. Взвод казаков занял позицию. Когда егеря подползли на выстрел, казаки открыли огонь. У противника было убито 7 человек, причем 1 лейтенант и 1 вахмистр. Конные казаки нагнали остальных, а казак Тарасов уколом пики уложил еще одного немца. В качестве трофеев были переправлено несколько личных значков солдатских, несколько погон солдатских и 1 пара офицерских, Железный крест, записные книжки и открытки.

В это время на базе отряда Майделя был сформирован отряд генерала Леонтовича (начальника 3-й кавалерийской дивизии), состоявший из 2,5 кавалерийских дивизий и артиллерии. Эти части 13 декабря были двинуты севернее Пилькаллена. Интересно привести воспоминания П.А. Аккермана, ординарца генерала Н.А. Леонтовича: «28 ноября (11 декабря по н. ст. — П.К.) выпала тяжелая ночь. Благодаря бездорожью…застряли батареи. Немцы между тем сильно шевелились. Генерал страшно беспокоился, как бы не развилось наступление, потому что тогда с пушкам пришлось бы проститься. Лошади положительно отказывались идти, ложились. И, что самое обидное, — все это происходило в расстоянии версты полуторы от шоссе. Когда я проезжал уже утром по шоссе, мимо стоявших батарей, лошади все поголовно лежали: утомились уж очень…. Ушли мы под выстрелами немцев, к утру начавших наступать весьма энергично. Единственное, что им мешало, а нас, в сущности, спасло от многих бед, — это был густой нависший туман, под прикрытием готового мы успели отойти, без всякого урона и в полном порядке.  Выступив в 6 часов утра, дивизия, лишь после четырех часов дня, пришли в местечко Шамейткемен»[14].

Отряду же шт.-капитана Боголюбского (в приказе от 12 декабря (29 ноября))[15] предписывалось подтянуть к себе казачью сотню из Вилюнена и занять линию охранения Грос-Шорелен — Хемскишкен (включительно), связавшись вправо с генералом Леонтовичем и слева с генералом Гротеном. Для поддержки охранения необходимо выдвинуть в Гр. Тулен часть пехоты.

С рассветом 13 декабря охранение было выставлено по линии Шпуллен — Ней-Туллен — Гр. Шорелен. Каждая казачья сотня посуточно выставляла по 2 заставы, по одному наблюдательному посту за дорогами на север и северо-запад и одного казака назначала к пехотной роте в Гр. Тулен, где от батальона назначалась суточная рота в сторожевой резерв. В этот же день было выявлено присутствие немецких полевых караулов в Мешкупен — Шакельн — Биркенфельде. 14-го декабря было выяснено, что Дауден, Грюнкруг и Дроцвальдер Вальд заняты немецкими конными заставами в 35-40 коней каждая. А 15-го декабря с отрядом в Вилюнен прибыл полковник Рудзкий, которому была послана схема расположения наших частей правого фланга 3-го корпуса и расположенные на ней части противника.

Остальные дни прошли для Пилькалленского отряда спокойно. 24 декабря в 1 час 50 минут дня было получено приказание от командира корпуса оставить стороженное охранение, а остальные силы т.е. 3 роты пехоты с 2 орудиями, 2 пулеметами и 15 казаками (для связи) с наступлением темноты отправиться в Тутшен (близ Катенау) и поступить в распоряжение начальника 56-й пехотной дивизии генерала Иозефовича.  В 6 часов вечера части выступили в Тутшен, в Пилькаллене оставив 1-ю сотню 3 Донского казачьего полка. Уже вскоре эти части отправили обратно в Пилькаллен.

В дальнейшем никаких особых событий на фронте Пилькалленского отряда не происходило. Непосредственно на правом фланге уже действовала конница Леонтовича (севернее Пилькаллена), а также отряд полковника Бискупского, сформированного на базе отряда Рудзкого[16] (к 9 января занимавший район Шилленена)[17].  Перед этими частями стояла задача вести разведку Ласдененских лесов, а затем русское командование решило вообще выбить оттуда противника, предприняв т.н. Ласдененскую операцию, начавшуюся 25 января 1915 года и окончившуюся для нас провалом[18].

Завершая повествования о действиях Пилькалленского отряда, стоит упомянуть, что сейчас в пос. Добровольске Калининградской области, который раньше и был городом Пилькалленом, о событиях 1914-15 гг. напоминает захоронение 74 русских и 80 немецких воинов. На стене у входа на территорию мемориала, созданного после Первой мировой войны, висит табличка «Здесь покоятся примиренные смертью немецкие и русские солдаты. 1914-1918; 1939-1945»[19]. Вполне возможно, среди похороненных здесь есть и те солдаты, которые погибли в ходе описанных выше боев или во время Ласдененской операции и отхода Вержболовской группы в январе-феврале 1915 г.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2185. Оп. 1. Д. 253. Л. 1 об.

[2] Ныне г. Краснознаменск Калининградской области.

[3] РГВИА. Ф. 2185. Оп. 1. Д. 253. Л. 1.

[4] Рыжкова Н.В. Донское казачество в войнах XX века. М.., 2008. С. 53.

[5] Цит. по: Плевицкая Н. Мой путь с песней // Сельская новь. 2002. 9 янв. С. 3.

[6] Аккерман П.А. В штабе дивизии // Голос минувшего. 1917. № 11-12. С. 316.

[7] Ныне пос. Добровольск Калининградской области.

[8] РГВИА. Ф. 2185. Оп. 1. Д. 253. Л. 2.

[9] РГВИА. Ф. 2185. Оп. 1. Д. 253. Л. 3 об.

[10] РГВИА. Ф. 2185. Оп. 1. Д. 253. Л. 4 об.

[11] РГВИА. Ф. 2185. Оп. 1. Д. 253. Л. 5.

[12] РГВИА. Ф. 2185. Оп. 1. Д. 253. Л. 6.

[13] РГВИА. Ф. 2185. Оп. 1. Д. 253. Л. 7.

[14] Аккерман П. В штабе дивизии // Голос минувшего. 1917. № 11-12. С. 310-311.

[15] РГВИА. Ф. 2185. Оп. 1. Д. 253. Л. 7 об.

[16] РГВИА. Ф. 2185. Оп. 1. Д. 253. Л. 238.

[17] РГВИА. Ф. 2185. Оп. 1. Д. 253. Л. 289.

[18] Подробнее об этом см.: Пахалюк К. Ласдененская операция и отход Вержболовской группы из Восточной Пруссии // Рейтар. 2007. № 1; он же. Боевые действия в Восточной Пруссии в Первую мировую войну. Указатель литературы. Калининград, 2008. С. 227-230.

[19] История войн XX века в памятниках их участникам: Каталог / Сост. Суздальцев Е. и др. М., 2009. С. 153.


Об авторе: 

Константин Александрович Пахалюк — ведущий специалист научного сектора Российского военно-исторического общества.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика