Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Андрей Олейников
26 июня 2013

1914-й год на Русском фронте Первой мировой войны в контексте военно-оперативных потерь русской армии и ее противников

Скачать

К 100-летию Первой мировой

Олейников А.В.

1914-й год на Русском фронте Первой мировой войны в контексте военно-оперативных потерь русской армии и ее противников

Наличие Русского фронта в 1914-м году спасло союзников России от разгрома и явилось мощнейшей предпосылкой выигрыша войны Антантой. Энергичное наступление русской армии сразу поставило противника перед необходимостью войны на два фронта.

Восточно-Прусская операция привела к краху реализации шлиффеновского стратегического планирования и проигрышу Германией Марнской битвы. Наметились первые контуры стабилизации Французского фронта со всеми вытекающими для Германии негативными последствиями.

Галицийская битва привела к разрушению австрийского стратегического плана, стабилизировался Сербский фронт. Налицо была тенденция наращивания германского присутствия на Русском фронте в целях оказания помощи австрийскому союзнику. Военный ученый А. А. Свечин напрямую связывал операции в Восточной Пруссии и Галиции: «Что заставило австрийскую армию покинуть удобные позиции в Галиции и броситься на Люблин-Холм, подставляя нашему удару свой фланг и тыл? Что привело австрийцев рискнуть на этот опаснейший маневр до окончательной перевозки направленных против сербов корпусов…Что дало возможность генералам Иванову, Алексееву, Рузскому и Брусилову пожать их блестящие лавры? …Ответ же ясен. Наше вторжение в Восточную Пруссию»[i].

Мы солидарны с указанным специалистом. Не только Россия, но и ее противники стремились реализовать коалиционную стратегию, и не во всем могли следовать собственным желаниям и интересам. Соответственно, и Восточно-Прусскую, и Галицийскую битвы можно объединить в одну грандиозную операцию коалиционного значения, сорвавшую все предвоенное планирование противника. После завершения данных сражений ясно было одно – германский блок войну проиграл, и речь может идти в перспективе лишь о приемлемых условиях мира.

Осенние операции в Восточной Пруссии и Польше (Первая Августовская, Варшавско-Ивангородская, Лодзинская) явились мощнейшей предпосылкой проигрыша Германией битвы за Фландрию, привели к окончательной стабилизации Французского фронта, способствовали изменению стратегического планирования врага - на целый год Русский фронт стал для германо-австрийцев ключевым. Надежды германцев на защиту восточных рубежей блока силами только австрийской армии провалились.

В данной статье нас интересовали военно-оперативные потери в наиболее важных операциях кампании 1914-го года на Русском фронте. То есть количество людей, выбывших убитыми, раненными, пленными, пропавшими без вести в результате конкретной боевой операции. Многие из этих людей могли в дальнейшем вернуться в строй, но они (постоянно или временно) выбыли из него в силу участия в соответствующем боевом событии. Это, с одной стороны, позволит уйти от бесконечных подсчетов абсолютных величин, с другой стороны – позволит лучше уяснить боевой вес операции и Русского фронта на общем фоне мировой войны.

В рассматриваемый период русская армия осуществляла крупные стратегические наступательные операции, многие из которых были успешны. В числе важнейших операций этого периода.

1) Восточно-Прусская операция Северо-Западного фронта 4[i] августа - 1 сентября 1914 г. Оперативно она была русскими войсками проиграна, но в стратегическом аспекте – это одна из наиболее успешных коалиционных операций Антанты. Стратегический результат операции выразился: а) в ослаблении германского Французского фронта; б) в предоставлении русским свободы действия в Галиции и, соответственно, в выигрыше Юго-Западным фронтом грандиозной Галицийской битвы; в) первые два аспекта (стабилизация Французского фронта и необходимость спасения австрийского союзника, гибель которого влекла немедленный проигрыш войны германским блоком) явились предпосылкой грядущего перенесения центра тяжести боевых операций противника на Восток. Кроме того, операция интересна целым рядом блестящих тактических успехов русских корпусов и дивизий 1-й и 2-й армий.

Вопрос о потерях в Восточно-Прусской операции является во многом дискуссионным. Наши подробные подсчеты приведены на страницах одной из статей журнала «Рейтар»[i]. Здесь же мы ограничимся обобщением итогов, приведенных в соответствующей таблице.

Русская армия Временной период Потери
1-я 29.07. – 01.09.1914 г. до 90 тыс. человек
2-я 20.07. – 30.08.1914 г. 70 тыс. человек
8-я германская армия 23.07. – 31.08.1914 г. около 50 тыс. человек

Итак, согласно нашим подсчетам, Восточно-Прусская операция (включая Первое сражение у Мазурских озер) обошлась Северо-Западному фронту примерно в 160 тысяч человек. Таким образом, потери составили 64% от первоначальной численности войск Северо-Западного фронта. Германцы потеряли до 50 тысяч человек (25% от первоначальной численности 8-й армии) или чуть меньше с учетом переброшенных с запада корпусов (следует помнить, что эти части участвовали лишь в заключительной операции – сражении у Мазурских озер). Косвенно это подтверждает численность германской 8-й армии перед первым сражением у Мазурских озер – до 215 тыс. человек[i]. Речь идет о начальной группировке (до 200 тыс.) после подхода подкреплений с Запада (до 70 тыс. человек) за вычетом потерь.

Косвенно эти подсчеты подтверждаются выкладками противника России. Рейхсархив зафиксировал потери 8-й германской армии в размере 37 тыс. человек[i]. В. Раушер писал, что «победоносная 8-я армия тоже понесла тяжелые поте­ри, составившие 37 тысяч человек»[ii]. Разница между этой цифрой и нашими подсчетами заключается в том (помимо того, что германцы всегда занижали собственные потери), что значительное количество германских солдат и офицеров, захваченных в плен русскими, позже были освобождены своими (например, только части попавшего в «котел» 15-го армейского корпуса, по свидетельству британского военного агента А. Нокса, лишь в боях 10, 11 и 14 августа взяли 1,3 тыс. пленных[iii]). Кроме того, противник сознательно «списал» потери в ряде удачных для ударной группы 2-й армии боев – раз она потерпела поражение, то не было и побед – логика предельно ясна.

В целом, потери противников вполне соотносятся с военной теорией, устанавливающей нормальное соотношение для атакующего и обороняющегося как 3 к 1. Русские же в Пруссии воевали почти при равенстве сил с немцами, которые к тому же опирались на укрепленные районы. Более того, германцы на направлениях главного удара (бой с 13-м и 15-м корпусами, левый фланг 1-й армии у Мазурских озер) превосходили русских.

Также следует сказать, что большие потери 1-й русской армии у Мазурских озер (25-31 августа) пришлись на отступающие второочередные дивизии, оказавшиеся недостаточно боеготовыми.

2) Галицийская битва Юго-Западного фронта 6 августа – 13 сентября 1914 г. Это операция большого стратегического масштаба. Была обескровлена австрийская армия, начавшая терять боеспособность и требовавшая постоянной поддержки со стороны германского партнера. Возрос удельный вес немецких войск на Восточном фронте. Были нивелированы германские успехи в Восточной Пруссии, и кампания 1914 г. заканчивалась в пользу Антанты.  Странами германского блока потеряна выгодная в экономическом (нефтяные ресурсы) и стратегическом аспектах территория – Галиция. Была спасена Сербия (2-я австрийская армия оказалась на Русском фронте), а русские войска готовились к переходу через Карпаты и стояли у границ Венгрии и Чехии.



[i] Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вand 2. S. 317, 346. В структуре своих потерь в Восточной Пруссии к началу сентября немцы засчитывают лишь крупные потери в 14 тыс. человек у Гумбиннена (из состава 7-ми дивизий), 12 тыс. у Танненберга (из состава 11,5 дивизий). Причем потери у Танненберга они исчисляют за 6-дневный срок – т. е. надо полагать, с 13 по 18 августа. При этом игнорируются более ранние бои 2-й армии (прежде всего у Орлау-Франкенау 10-11 августа), нанесшие противнику значительные потери, бой у Сталлупенена. Также забывают немцы и о Первом сражении у Мазурских озер. Зато потери ландверного корпуса (8 тыс. человек в 2-х дивизиях за 2 дня боев у Тарнавки) засчитывают в общую цифру 37 тыс. потерь немцев в Восточной Пруссии. Хотя ландверный корпус воевал не в Восточной Пруссии, а взаимодействовал в Галиции с австрийцами. Но с другой стороны, цифра 12 тыс. за 6 дней у Танненберга – это признание факта тех значительных потерь, которые нанесли противнику уже окруженные 2,5 русских корпуса.

[ii] Раушер В. Гинденбург. Фельдмаршал и рейхспрезидент. - М., 2003. С. 50.

[iii] Knox A. With the Russian army 1914-1917. - London, 1921. P. 81.



[i] Ниман Г. Поход Гинденбурга в Россию. М., 1920. С. 44.



[i] Олейников А. Потери русской и германской армий в Восточно-Прусской операции 1914 г. // Рейтар. Военно-исторический журнал. - 2011. - № 52. - С. 201 - 219.



[i] Все даты в статье – по старому стилю



[i] Свечин А. А. «А» или «Г»? // Военное дело. - 1918. - № 25. - С. 12.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика