Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны


3 августа 2015

Зондеркоманда 7а в системе террора айнзатцгруппы Б

Скачать

Материалы "Сталинградская битва"

Н.Б. Калинин 

Зондеркоманда 7а
в системе террора айнзатцгруппы Б

Как это ни парадоксально, но за всю послевоенную историю, ни в Советском Союзе, ни в Российской Федерации тема преступлений айнзатцгрупп и их подразделений практически не исследовалась. До сих пор нет ни одного серьезного исследования, освещающего деятельность айнзатцгрупп. И это притом, что число советских граждан, уничтоженных айнзатцгруппами, доходит до полутора миллионов, а довольно значительное количество документации айнзатцгрупп находится в архивах России и Беларуси. В этой статье мы постараемся, насколько возможно в рамках одной статьи, подробно рассмотреть действия подразделений одной из айнзатцгрупп.

Что же представляли из себя айнзатцгруппы? Когда и кем они были созданы? История создания этих оперативных отрядов берет свое начало в 1938 году, когда SD (Sicherheitsdienst — служба безопасности) сформировала первые такие подразделения для действий на территории аннексированных Австрии и Чехословакии. В 1939 году айнзатцгруппы были подчинены только что созданному главному управлению имперской безопасности — RSHA (Reichssicherheitshauptamt). RSHA — руководящий орган политической разведки и полиции безопасности Германии, созданный руководством SS осенью 1939 года. В RSHA имелось семь управлений, курирующих самые разные вопросы. Айнзатцгруппы относились к IV управлению. Непосредственно подразделением, являющимся связующим звеном между руководством RSHA и айнзатцгруппами, было IV управление, отдел A, реферат 1 (IV A 1). Айнзатцгруппы являлись исполнительным органом RSHA, призванным в сотрудничестве с Вермахтом, подразделениями SS и полиции проводить мероприятия по уничтожению определенных категорий гражданского населения и военнопленных. Подразделения айнзатцгрупп также занимались контрразведкой, агентурной деятельностью, а также аналитикой.  Персонал айнзатцгрупп состоял из служащих SD, гестапо, полиции безопасности, криминальной полиции, полиции порядка, переводчиков, водителей, резервистов SS, солдат Waffen-SS и связистов.  На территории СССР действовали четыре айнзатцгруппы (Einsatzgruppen, EG): в тыловой зоне группы армий «Север» действовала EG A. В тылу группы армий «Центр» действовала EG B. В тылу ГА «Юг» действовала EG C и в тылу 11-й немецкой армии на юге Украины действовала EG D. Каждая айнзатцгруппа состояла из 5–6 подразделений: зондеркоманд и айнзатцкоманд. Айнзатцгруппы должны были ликвидировать расовых и политических противников Рейха.

В первую очередь, на территории Советского Союза ликвидации подлежали евреи без оглядки на пол и возраст, коммунисты, политработники РККА, граждане, сочувствующие советской власти, функционеры коммунистической партии, партизаны, цыгане, азиаты и «подозрительные». К категории «подозрительных» иногда относили даже тех граждан, которые могли лишь теоретически оказать сопротивление немецким оккупационным властям. Также в эту категорию вносили все мужское население от 15 до 60 лет в районах проведения антипартизанских операций.

Буквально с первых недель операции «Барбаросса», размах террора против гражданского населения стал носить характер колоссальной бойни, развернувшейся на пространстве от юга Украины и до севера Прибалтики. Уже в первый месяц, до конца июля 1941 года, жертвами айнзатцгрупп пали 63 000 человек, а в марте 1942 года это число увеличилось до 535000 человек.[1]

В этой статье в качестве примера, характеризующего методы айнзатцгрупп и их подразделений, будут рассмотрены действия зодеркоманды 7а (Sk 7a), которая входила в состав айнзатцгруппы Б (EG B). Статья основана на материалах трех судебных процессов,[2] а также на документации Вермахта, зондеркоманды 7а и документах шефа охранной полиции и SD, так называемых «Сообщениях из СССР» (Ereignismeldung UdSSR, EM). Последний упомянутый документ наиболее точно отражает статистику уничтожения (фотокопия первой страницы одного из таких «Сообщений из СССР» показана на фото 1).     

В начале июля 1941 года айнзатцгруппа Б (EG B) имела в своем составе 521 офицеров, унтер-офицеров, рядовых и водителей. Зондеркоманда 7а (Sk 7a) имела следующий количественный состав персонала:

офицеров                                        

10

унтер-офицеров                             

37 

рядовых                                          

15

водителей                                        

31

всего                                                  

93  

Айнзатцгруппе была также придана 2-я рота 9-го запасного полицейского батальона, имеющая в своем составе 3 офицеров, 51 унтер-офицера и 80 рядовых. Зондеркоманда 7а имела следующее количество автотранспорта:[3]

легковых автомобилей                    

21

грузовых автомобилей                     

4

автомобилей спец. назначения       

1

мотоциклов                                            

2

В состав EG B входили еще несколько зондеркоманд и айнзатцкоманд:

Sonderkommando 7b (Sk 7b)

Vorkommando “Moskau” (VKM)

Einsatzkommando 8 (EK 8)

Einsatzkommando 9 (EK 9)

В январе 1942 года VKM была переформирована в Sonderkommando 7c (Sk 7c).

В первые дни операции «Барбаросса», айнзатцгруппа Б (EG B) начала свое продвижение через Познань на Варшаву. Исходя из донесения ЕМ 17 от 9.7.1941, зондеркоманда 7а с 26.6.1941 придана 9-й армии на весь период наступления.[4] Тыловой район 9-й армии являлся зоной оперативных действий Sk 7a и находился севернее трассы Варшава – Минск – Смоленск по направлению к Москве. 30 июня Sk 7a достигает Вильнюса. В донесении ЕМ 9 от 1.7.1941 зондеркоманда 7а сообщает следующее:[5]

«30.6.1941. Место – Вильнюс.
Оперативные действия в районе Минска пока не разрешены
командованием 9-й армии, так как местность насыщена
разрозненными группами русских солдат. Вильнюс разрушен слабо.
Дома украшены национальными флагами. Население настроено
любезно и старается организованно взаимодействовать с новой
властью. Литовцы поддерживают Вермахт, так как они должны
совместно с Вермахтом очистить от русских солдат, переодетых в
штатское, окрестные леса. Руководитель Sk 7a просил комендантов
гарнизонов, чтобы они соблюдали сдержанность. Командир
айнзатцгруппы бригадефюрер SS Небе ведет переговоры с группой
армий. Деятельность местных антикоммунистических и
антиеврейских кругов активизируется. Здание НКВД Вильнюса
захвачено».

2 июля Sk 7a начала проводить аресты коммунистов и евреев. Первые расстрелы Sk 7a начала осуществлять уже 3 июля. Во время этой акции были расстреляны комсомольцы, партийные работники и евреи.[6]

Исходя из донесения ЕМ 17 от 9.7.1941, зондеркоманда 7а достигла Минска уже 4 июля. Sk 7a разместилась в здании Верховного совета БССР, захватив при этом большое количество ценных документов, в частности, планы мобилизации.

5 июля в Минск прибыл командир EG B бригадефюрер SS Небе. Во время посещения Sk 7a, Небе в жесткой форме отчитал руководство зондеркоманды за то, что команда до сих пор не начала ликвидацию еврейского населения города.[7] В этой связи Небе указал, что все горящие в городе здания якобы подожжены евреями. Скорее всего, донесение айнзатцгруппы от 12.7.1941 (ЕМ 20) было составлено параллельно с приказом на расстрел:[8]

«После последнего донесения EG B, в западной части Минска были
подожжены деревянные строения. Поджег был осуществлен,
по-видимому, евреями, которые должны были освободить свои дома
для возвращающихся белорусских беженцев. Теперь население
настроено на погром. Его ярость вызвала определенные акции
против евреев. Некоторое количество евреев было ликвидировано
во время этих акций».

Для расстрела было схвачено около 100 человек. Речь шла исключительно о мужчинах в возрасте, годном для службы в армии. Люди были вывезены на грузовиках в ближайшие окрестности Минска. Расстрел проходил на краю противотанкового рва. Служащие Sk 7a стреляли залпами из карабинов, тела жертв сбрасывали в ров.[9]

Следующая группа советских граждан была схвачена по списку, составленному одним из местных жителей. Этот человек получил приказ от Sk 7a на составление списка евреев, которые должны выйти в наряд для проведения уборки территории города. На основании этого списка около 80 советских граждан несколько дней были задействованы в уборке территории и здания, в котором квартировала зондеркоманда 7а. После окончания уборки, люди были построены перед зданием. Офицеры зондеркоманды объявили присутствующим, что они отправляются на следующую работу. На самом деле людей уводили на расстрел. Построенные в колонну люди были выведены на окраину города, где на возвышенности находился противотанковый ров. Около рва люди были разделены на группы по 12 – 15 человек. Эти группы загонялись в ров, на краю которого стояла расстрельная команда, которая, наклонившись вперед, стреляла из карабинов вниз в затылок своим жертвам. При расстреле присутствовали все офицеры Sk 7a.[10] 

24 июля командир EG B Артур Небе сообщал, что в Минске «ликвидирован весь слой интеллигенции (преподаватели, профессора, адвокаты и т.д. за исключением врачей)».[11] В общей сложности, за первые шесть недель после вторжения, подразделения SS и полиции на территории Белоруссии убили около 15 000 человек.[12]

Через несколько дней Sk 7a переместилась в район Вилейки и расположилась лагерем на берегу реки Вилия, близ Вилейки.   Зондеркоманда находилась на этом месте два дня и провела один расстрел, в котором участвовали также несколько добровольцев из Вермахта.[13]

Подготовка расстрела началась с облав в городе Вилейке, проводимых зондеркомандой 7а. Снова главной целью арестов были мужчины мобилизационного возраста. Всего было схвачено, по разным данным, от 50 до 200 человек. В тот же вечер люди были выведены колонной на другую сторону реки, где находилось здание склада. Рядом со зданием находился котлован. Расстрел проводился аналогичным предыдущему расстрелу способом.[14]

Далее Sk 7a проследовала через Витебск на Полоцк. Однако, так как Полоцк оказался полностью разрушен, Sk 7a вернулась в Витебск (схема 1). В Витебске зондеркоманда 7а находилась примерно одну неделю, расположившись в здании политехнического института. Наряду с прочей деятельностью, Sk 7a энергично взялась за решение «еврейского вопроса». Накануне прибытия Sk 7a в Витебск, немецкими оккупационными властями был создан так называемый «еврейский совет» (Judenrat), который должен был беспрекословно выполнять любые приказы немецкой администрации. По приказу немецких оккупационных властей, еврейский совет провел регистрацию 3000 советских граждан еврейской национальности. Sk 7a занималась оборудованием территории под гетто, а также вводила опознавательные знаки для евреев, которые пришивались к одежде (желтое пятно или звезда на груди и спине). Исходя из донесения ЕМ 34 от 26.7.1941, с целью устрашения были расстреляны 27 советских граждан, якобы не явившихся на объявленные работы.[15] 

В начале августа Sk 7a продолжила свою деятельность в Витебске. От еврейского совета зондеркоманда потребовала отобрать от 200 до 300 мужчин для очередного наряда. События развивались по ранее отработанной схеме: после уборки территории, люди были построены в колонну и выведены за город. Место расстрела находилось рядом с городом, на бывших позициях РККА, где находилась система противотанковых рвов. На этот раз, при расстреле гражданского населения зондеркомандой был использован пулемет. Перед расстрелом несколько человек были убиты пулеметной очередью для того, чтобы продемонстрировать остальным бесперспективность попыток побега.

Во время расстрела служащими Sk 7a были использованы пистолеты Вальтер PPK (Polizeipistole kurz) кал. 7,65 мм. Жертв подводили к краю котлована, после чего следовал выстрел из пистолета в затылок. В котловане находились несколько офицеров зондеркоманды, которые из пистолетов-пулеметов добивали еще живых людей. Исходя из донесения ЕМ 50 от 12.8.1941, в Витебске было расстреляно 332 человека.[16]

После этой акции Sk 7a переместилась в район озера Лосвидо, южнее Городка. Большая часть зондеркоманды заболела дизентерией, и команда некоторое время действовала менее интенсивно.[17] В этом районе также проводились расстрелы советских граждан.

В Городке, по приказу Sk 7a, еврейским советом были составлены списки для выхода на работу 200 человек. Как и прежде, людей вывели на окраину населенного пункта. В этот раз в расстреле принимали участие солдаты Вермахта, добровольно изъявившие желание участвовать в акции. Во время этой акции расстрельная команда получала порции водки. Этот расстрел также был осуществлен из пистолетов PPK кал. 7,65 мм.[18] 

Дислокация Sk 7a в районе озера Лосвидо продолжалась до середины августа. В этот период зондеркоманда 7а была усилена взводом 2-й роты 14-го полка SS под командованием унтерштурмфюрера SS Темпфера. Первоначальная задача взвода состояла в охране Sk 7a.[19]

Так как наступление 9-й армии было приостановлено до начала наступления на Вязьму, командиром зондеркоманды оберштурбанфюрером SS доктором Вальтером Блюме было принято решение организовать несколько экспедиций по тыловому району 9-й армии. Для выполнения этой задачи Sk 7a была разделена на несколько отдельных самостоятельных групп: одна часть зондеркоманды должна продвигаться через Велиж на Смоленск, а другая группа из состава Sk 7a должна достичь Невеля. Сам доктор Блюме с частью зондеркоманды предпринял экспедицию к озеру Баклановское и далее к Слободе рядом с озером Сапжо. Часть Sk 7a, которая осталась на озере Лосвидо, переместилась в район Демидова. Группа доктора Блюме из района озера Сапжо вернулась в Велиж. В начале сентября доктор Блюме был снят с должности командира Sk 7a. Новым командиром зондеркоманды был назначен оберштурмфюрер SS Штаймле, который 7-го сентября прибыл в Велиж.

В районе Велижа Sk 7a действовала совместно с разведывательным отделом штаба 6-го армейского корпуса. Зондеркоманда перемещалась по населенным пунктам этого района, арестовывая и расстреливая коммунистов, партизан и подозреваемых в партизанской деятельности. Например, зондеркомандой 7а в деревне Губы были схвачены 14 человек, среди которых было четверо коммунистов, один политрук РККА и несколько солдат и командиров Красной Армии. Все 14 человек были расстреляны. В Новоселках Sk 7a было схвачено 4 человека, которые также были расстреляны.[20]

Sk 7a, совместно с подразделениями Вермахта, провела также операцию по зачистке деревни Тимохи (20 км западнее Велижа). По немецким данным, партизаны напали на машину ремонтной роты Вермахта на дороге между деревнями Тимохи и Булы. В деревне Тимохи уже работала агентура Sk 7a из числа местных коллаборационистов, которые помогли зондеркоманде 7а выявить партизан и подпольщиков, а также людей, поддерживающих советскую власть. Рано утром деревня Тимохи была окружена. Все население, от 14-ти до 60 лет, было согнано в одно место и подвергнуто «интенсивному» допросу — пыткам и истязаниям. Три человека пытались бежать из деревни, но были схвачены и немедленно расстреляны.[21] Среди них был лейтенант РККА. В документах Sk 7a отсутствует информация о дальнейшей судьбе жителей деревни Тимохи, но с большой долей уверенности можно предположить, что значительная часть этих людей была расстреляна.

В конце августа – в начале сентября одна из групп Sk 7a проводила антипартизанскую операцию в районе Демидова. По немецким данным, в лесах юго-восточнее Демидова количество партизан достигало 2000 человек. Командование 9-й армии предоставило Sk 7a подразделения двух дивизий для прочесывания местности юго-восточнее Демидова. Все мужское население данного района, в возрасте от 15 до 55 лет было депортировано в лагерь военнопленных в Демидове. Всего было схвачено 693 человека. Зондеркомандой 7а было установлено, что из этого количества арестованных колхозников, 183 человека являются коммунистами и партизанами. Для устрашения местного населения, 5 человек были повешены на рыночной площади Демидова, остальные 178 человек были расстреляны.[22]

Штабом 9-й армии была сформирована группа быстрого реагирования, которая действовала совместно с Sk 7a. Усиленная подразделениями Вермахта, Sk 7a проводила акции террора и устрашения западнее Велижа в Шитиках, Дроздах, Шлыках, Булы, Янки. Севернее Велижа акции проводились в Дорожкино, Прудках, Осиновке, Бурщина, Шнити. Во время этих акций были расстреляны 27 человек. В деревне Михалово 8 человек были арестованы, а утром следующего дня повешены.[23]          

В сентябре 1941 года большая часть Sk 7a переместилась в Великие Луки. Этой частью Sk 7a командовал оберштурмфюрер SS Борк. В Великие Луки также прибыл взвод SS унтерштурмфюрера Темпфера.[24]

В течении описанного выше периода, когда Sk 7a пришлось действовать отдельными группами, следует упомянуть массовый расстрел советских граждан в Невеле. Группа Sk 7a находилась в Невеле около 10 дней. За это время зондеркомандой было расстреляно 124 человека. Основная часть этих людей была изъята из гетто Невеля.  Расстрелы происходили на окраине Невеля, в песчаном карьере между холмами.[25]

В донесении ЕМ 73 от 4.9.1941 на этот счет было сказано следующее:[26]

«Sk 7a проводила акцию против евреев в Невеле, во время которой
было расстреляно 74 человека. Акция проводилась для
устрашения еврейских поджигателей в Невеле».

Как обычно, в донесении айнзатцгруппы говорилось также о мнимой виновности евреев в поджоге домов уже захваченного Вермахтом Невеля. Во время судебного разбирательства было установлено, что еврейское гражданское население Невеля не имело никакого отношения к поджогам. После того, как часть Sk 7a покинула Невель, в город въехало подразделение айнзатцкоманды 9 (ЕК 9), которое уничтожило еще 150 человек из Невельского гетто.[27]

В Великих Луках Sk 7a находилась до 23 сентября и действовала очень активно, уничтожая не только евреев, но и коммунистов, партизан и «подозрительных». В городе находилось гетто, из которого зондеркоманда периодически изымала и расстреливала евреев. В частности, сразу после прибытия в Великие Луки, Sk 7a расстреляла 50 мужчин, женщин и детей, изъятых из гетто. В это время в Великих Луках находилась 2-я рота 131-го резервного полицейского батальона, которая действовала совместно с Sk 7a, расстреляв 20 евреев из гетто и 70 советских военнопленных еврейской национальности. Также военная администрация Вермахта в Великих Луках в лице полевой комендатуры 181 (Feldkommandantur 181), местной комендатуры 302 (Ortskommandantur 302), коменданта тылового района 582 (Korück 582) 9-й армии, оказывали максимальное содействие зондеркоманде 7а в уничтожении определенных категорий гражданского населения города и его окрестностей. В свою очередь, администрация Вермахта проводила все мероприятия по борьбе с партизанами и подпольем в тесном сотрудничестве с Sk 7a. Например, в ночь с 23 на 24 сентября 1941 года, зондеркоманда 7а проводила облаву в районе села Липец, юго-восточнее Великих Лук. Было схвачено 3 человека, которых SD передала в полевую комендатуру. 

23 сентября 2-я рота 131-го полицейского батальона прочесывала район Леоново, в 15 км южнее Великих Лук. В результате полицейские схватили трех человек, которые были переданы SD. В деревне Ладишниково, в 12 км юго-восточнее Великих Лук, подразделением полевой комендатуры были схвачены 6 человек и супружеская пара, у которых, по немецким данным, были обнаружены боеприпасы, взрывчатка, карты и рация. Три человека и супружеская пара были расстреляны сразу, а остальные люди были переданы зондеркоманде для допросов.

В Великих Луках находился лагерь военнопленных, охраняемый 720-м караульным батальоном. Sk 7a, при содействии коменданта тылового района 582, изымала и расстреливала советских военнопленных еврейской национальности. Как было указанно выше, зондеркомандой было расстреляно 70 советских военнопленных. В донесении EM 92 от 23 сентября общее число советских граждан, ликвидированных Sk 7a к 13 сентября, составляло 1011 человек (фото 2). 

После возобновления наступления 9-й армии, зондеркоманда 7а продолжила продвижение в новые захваченные Вермахтом районы. Некоторое время Sk 7a базировалась в Ржеве, после чего продолжила свое продвижение в направлении Калинина (схема 2). 

28 октября Sk 7a прибыла в Калинин и разместилась в доме № 86 на Советской улице, а позже, 17 ноября Sk 7a переехала в здание бывшего горкомхоза. В Калинине зондеркоманда 7а занималась регистрацией евреев, агентурной и следственной работой. Несколько отделов Sk 7a занимались изучением структуры и методов работы советских органов власти, состоянием сельского хозяйства, здравоохранения, школ и библиотек.[28]

За полуторамесячный период своего базирования в Калинине, Sk 7a развернула масштабный террор против евреев, коммунистов, партизан и людей, поддерживающих советскую власть. Непосредственно зондеркомандой было расстреляно 200 евреев. Остальные преступления осуществлялись в тесном взаимодействии с подразделениями Вермахта: секретной полевой полиции (GFP) и подразделениями 161-й пехотной дивизии. Данные по людским потерям населения Калинина за время оккупации сильно разняться: советские материалы указывают на число в 2500 погибших советских граждан.[29] Швейцарский историк Кристиан Герлах приводит несколько иные цифры: по его данным, основанным на немецких документах местной комендатуры Калинина и документах 27-го армейского корпуса, в состав которого входила 161-я пехотная дивизия, после вступления Вермахта в Калинин, численность населения города составляла 160000 человек. 29 ноября состоялось совещание, на котором присутствовали командир Sk 7a оберштурмбанфюрер SS Штаймле, командир 161-й пехотной дивизии генерал-майор Реке и офицеры местной комендатуры. На совещании обсуждался вопрос о выселении гражданского населения из города в специальный лагерь, в котором планировалось содержать военнопленных и гражданское население. Было принято решение о «частичной депортации». В результате 23375 жителей города были депортированы, 40 800 гражданских и 17 000 военнопленных были убиты. После освобождения города Красной Армией, в Калинине оставалось 16000 человек.[30] 

В середине декабря, в результате начавшегося контрнаступления Красной Армии, Sk 7a пришлось спешно выйти из Калинина и продвигаться по забитым отступающим Вермахтом дорогам. Бегство зондеркоманды 7а затруднялось совершенно обледенелыми дорогами, на которых Sk 7a пришлось оставить большую часть своего автотранспорта из-за поломок. Красная Армия шла по пятам отступающих колонн Вермахта, и Sk 7a пришлось максимально быстро отойти через Старицу к Ржеву. Далее Sk 7a продолжила свой отход в тыловую зону ГА «Центр» по маршруту Ржев – Сычевка – Гжатск – Вязьма – Смоленск. Зондеркоманда 7а прибыла в Смоленск в первых числах февраля.[31]

В ноябре 1941 года, главное управление имперской безопасности назначило нового командира EG B — оберфюрера SS Эриха Наумана. Науман, в конце декабря своим приказом назначил нового командира Sk 7a, которым стал гауптштурмфюрер SS Курт Матшке. После прибытия в Смоленск, Матшке получил задание передислоцировать Sk 7a в город Клинцы на отдых с тем, чтобы зондеркоманда была готова весной вновь приступить к активной работе.

Переброска Sk 7a в Клинцы осуществлялась через Гомель. В Гомеле зондеркоманда вновь сменила своего командира. Теперь им стал оберштурмбанфюрер SS Альберт Рапп.[32] 

Зондеркоманда 7а прибыла в Клинцы 21-го февраля 1942 года. Город был захвачен Вермахтом 20-го августа 1941 года. Численность населения составляла 40000–50000 человек. Первоначально, с октября 1941-го года, немецкая администрация города состояла из полевой комендатуры 528 (Feldkommandantur (V) 528), которая выполняла также и функции местной комендатуры. Местная комендатура появилась в Клинцах только в марте 1942 года. Комендатура прибыла из Франции и имела номер I/888 (Ortskommandantur I/888). В Клинцах также находилось хозяйственное управление 210 (Wirtschaftskommando 210) и подразделение секретной полевой полиции, GFP-группа 729. Полевой комендатурой и GFP-группой 729 была создана вооруженная русская вспомогательная полиция из местных коллаборационистов, которая участвовала в создании и охране еврейского гетто в Клинцах. В городе немцами было создано и русское гражданское управление. Бургомистром был назначен Г. Грецки.[33]

Уничтожение советских граждан началось с ноября 1941 года, когда в городе появилась EK 8. На совещании руководителей германских органов управления и GFP, на котором присутствовал и Грецки, было принято решение по ликвидации советских граждан еврейской национальности. По просьбе Грецки, исключение было сделано для нескольких человек, являющихся квалифицированными рабочими.

Расстрел проводился на южной окраине Клинцов. Было отрыто несколько траншей, глубиной 0,80 м, шириной 3 м и длиной 6 метров. Людей клали в траншею, после чего служащие EK 8 стреляли из пистолетов-пулеметов в голову своим жертвам. Через некоторое время две ямы были заполнены до краев трупами.[34] По разным данным, айнзатцкомандой 8 было уничтожено от нескольких сотен до 1000 человек.[35] 

Когда зондеркоманда 7а прибыла в Клинцы, её численность составляла 120 человек. Персонал зондеркоманды состоял из служащих SD, гестапо, криминальной полиции, резервистов SS, взвода 2-й роты 14-го полка SS, переводчиков и водителей.

Первая экспедиция Sk 7a была организована в город Трубчевск, расположенный в 110 км восточнее Клинцов (схема 3). Трубчевск не входил в зону ответственности 528-й полевой комендатуры и не входил в зону ответственности тылового района 2-й танковой армии. В начале 1942 года Трубчевск стал проблемным городом для немецкой администрации тыла ГА «Центр», так как город периодически атаковали партизаны, а 2-го февраля партизанам удалось захватить практически весь город и удерживать его целые сутки. 

На момент этих событий в Трубчевске не было ни одной немецкой части. В городе находились подразделения русской вспомогательной полиции под руководством бургомистра Павлова, которые из последних сил удерживали позиции в здании комендатуры и бывшем доме Советов. После того, как Sk 7a и некоторые подразделения вспомогательной полиции выдвинулись из Клинцов для поддержки бургомистра Павлова, партизаны покинули Трубчевск.

Павлов, бывший офицер царской армии, по национальности украинец, люто ненавидел советскую власть. После оккупации Брянской области, Павлов смог добиться признания у новых властей и получить пост бургомистра города Трубчевска. Обладая незаурядными организаторскими способностями, Павлов организовал выпуск своей газеты, обеспечивал функционирование госпиталя, а также обеспечивал продовольственное снабжение города посредством карточной системы. В подчинении Павлова находилась рота вспомогательной полиции, набранной из местных коллаборационистов. По его приказу и при его личном участии проводились казни коммунистов и сочувствующих советской власти.[36]

Зондеркоманда 7а выдвинулась из Клинцов на санях. Достигнув Стародуба, Sk 7a остановилась на ночевку. Вечером Матшке имел беседу с местным комендантом, который сообщил о наличии большого количества партизан в окрестностях города, к которому можно пробиться только в сопровождении бронетехники.[37] Утром, получив тревожную информацию по ситуации в Трубчевске от Павлова, между командиром зондеркоманды Раппом и бывшим командиром Матшке произошел спор по дальнейшим действиям: Матшке упрекал Раппа в том, что он, Матшке, спасал персонал Sk 7a из Калинина не для того, чтобы погубить его в боях с превосходящими силами партизан Трубчевска. Вопреки этому упрёку, Рапп собрал 15 добровольцев и продолжил марш в направлении Трубчевска, приказав Матшке с большей частью зондеркоманды вернуться обратно в Клинцы. Кроме этого, Рапп приказал уничтожить 200 евреев Стародуба перед тем, как колонна зондеркоманды двинется обратно.[38]

После прибытия в Трубчевск группы Sk 7a и подразделений вспомогательной полиции, Рапп установил тесный контакт с бургомистром Павловым. Павлов указал Раппу на наличие в городе интерната для больных детей и необходимость его ликвидации. 

Оберштурмбанфюрер SS Альберт Рапп принял решение ликвидировать всех пациентов интерната с целью экономии продовольственных запасов города, часть которых уходила на снабжение интерната.

Расстрел пациентов, в основном это были душевнобольные дети, проходил на территории больницы, в старинном водостоке, который имел подземный купол около 20 метров шириной и уходил глубоко под землю. На поверхности водоток имел колодец диаметром 1 метр. Во время расстрела жертвы падали в колодец и их тут же уносил бурлящий поток подземного водотока.  

В расстреле участвовала вспомогательная полиция Павлова, которая обеспечивала оцепление местности и подводила больных к колодцу во время расстрела. Непосредственно казнь осуществляли члены Sk 7a по отработанной схеме (выстрел в затылок) и с использованием привычного для таких акций оружия — пистолета Вальтер PPK кал. 7,65 мм. Каждый служащий Sk 7a должен был застрелить несколько человек. Всего было расстреляно 40 человек. Во время этой акции Рапп и бургомистр Павлов стояли во дворе и наблюдали за происходящим.[39]

Следует отметить, что в период пребывания Sk 7a в Трубчевске, Павлов постоянно восхищался командиром зондеркоманды: называл Раппа «полковником», высказывался о невероятных способностях Раппа, называл его «самым способным офицером германской армии». Павлов беспрекословно выполнял приказы командира Sk 7a, называя все распоряжения Раппа «святыми».[40]

Теперь рассмотрим ситуацию, которая сложилась в Стародубе после того, как группа Раппа покинула этот населенный пункт, приказав группе Матшке ликвидировать еврейское население Стародуба.

После оккупации Стародуба немецкими частями, в сентябре 1941 года в город прибыла зондеркоманда 7b (Sk 7b).[41] Зондеркоманда провела регистрацию советских граждан еврейской национальности, после чего все эти люди 30 сентября были согнаны в гетто на окраине города.

Гетто находилось на поле и представляло собой несколько хижин огороженных забором из колючей проволоки. В гетто содержались люди всех возрастов (мужчины, женщины и дети). Охраной гетто занималась вспомогательная полиция. Условия в гетто были ужасающие: продовольственное снабжение практически отсутствовало, медицинская помощь жителям гетто не оказывалась. Люди страдали от холода и голода. Трупы умерших складывали в сарай на территории гетто.[42]

После отъезда группы Раппа, Матшке приказал соорудить ров для братской могилы. Для этого были задействованы саперы Вермахта, которые с помощью артиллерийских боеприпасов подрывали промерзший грунт на месте будущей могилы. После этого углублением рва занимался персонал вспомогательной полиции.

Ров имел глубину 2 метра, длину 10 метров несколько метров в ширину. Ров находился в 500 метрах от гетто в небольшом перелеске.

К месту расстрела евреев конвоировала вспомогательная полиция. При этом евреев заставили перетащить трупы из сарая и сбросить их в ров. После этого все люди, в том числе и грудные дети, были расстреляны. Расстрел осуществлялся поочередно несколькими стрелками из пистолетов PPK. При расстреле детей Матшке приказал сначала расстреливать родителей. После этого один из служащих зондеркоманды брал грудного ребенка за руку, высоко поднимал его и выстрелом из пистолета в затылок убивал. Матшке следил за тем, чтобы весь персонал зондеркоманды поочередно участвовал в расстреле. Сам расстрел продолжался около двух часов.[43]

Во время этой казни зондеркоманда понесла потери: пистолетная пуля рикошетом отскочила от обледеневшей стенки рва и попала служащему Sk 7a Глокману в сердце.

Группа Матшке провела в Стародубе еще одну акцию: на том же месте были расстреляны 120 коммунистов и пленных красноармейцев, подозреваемых в партизанской деятельности. Военнопленные были доставлены в Стародуб из Погара и Понуровки. На следующий день Sk 7a с трупом Глокмана вернулась в Клинцы. Вышестоящим инстанциям руководство зондеркоманды сообщило о том, что Глокман погиб в результате боя с партизанами.

После прибытия в Клинцы Sk 7a организовала новую волну арестов советских граждан. При содействии русской вспомогательной полиции, зондеркоманда схватила несколько сотен евреев и цыган. Среди арестованных преобладали женщины и дети.

Место следующей акции было определено на окраине Клинцов. Саперное подразделение Вермахта при помощи взрывчатки взломало основательно промерзший грунт, после чего на этом месте был сооружен ров длиной 10 метров, шириной 2 метра и глубиной около 2 метров.

Жертвы были доставлены к месту расстрела на грузовых машинах. Для проведения ликвидации был мобилизован весь персонал зондеркоманды, в том числе и взвод SS Темпфера. Из подразделений GFP было организовано оцепление места казни.[44]

На краю рва находились от 5 до 10 членов зондеркоманды, которые должны были меняться в процессе казни. На бруствере также были установлены ящики с патронами, чтобы стрелки перезаряжали оружие непосредственно во время убийств. В самой яме также находилось несколько служащих Sk 7a, которые должны были добивать еще живых жертв из пистолетов-пулеметов.

Перед расстрелом людей заставляли полностью раздеваться. Вся одежда, также как деньги и ценности, были изъяты русской вспомогательной полицией. Затем полицейские подводили людей к яме. Большинство советских граждан были спокойны, лишь немногие умоляли о пощаде. Людей убивали выстрелом из пистолетов PPK в затылок, после чего трупы сбрасывали в ров. Женщины должны были нести ко рву своих маленьких детей, где служащие Sk 7a отнимали детей и удерживая их на вытянутой руке надо рвом, стреляли детям в голову.

Во время этой акции произошел конфликт между офицерами Вермахта и членами Sk 7a: после того, как к яме начали подводить женщин с маленькими детьми, армейские офицеры полевой комендатуры потребовали прекратить акцию, называя членов зондеркоманды палачами. Однако Рапп казнь продолжил, приказав нескольким служащим Sk 7a увести армейских офицеров от места казни. Всего во время этой акции было расстреляно 300 человек.[45] 

В начале марта Sk 7a получила несколько автомобилей, среди которых был автофургон, оборудованный для убийства людей газом. Фургоны прибыли 23 февраля в Смоленск и были распределены между подразделениями айнзатцгруппы: EK 8 получила один такой автофургон “Saurer” номер Pol 71462, EK 9 — фургон под номером Pol 71457; два фургона меньших размеров были переданы Sk 7a и Sk 7b после «пробного» использования айнзатцкомандой 8. После пополнения, оснащенность Sk 7a автотранспортом составила: 23 легковых автомобиля (один автомобиль с рацией), 3 грузовых автомобиля и один автофургон-«душегубка».[46] 

После того, как группа Раппа вернулась в Клинцы из Трубчевска, была предпринята экспедиция в Мглин. Этот населенный пункт находится в 60 км северо-восточнее Клинцов. Командиром Sk 7a был отправлен передовой отряд для разведки и подготовки места казни. После прибытия в Мглин, служащие вспомогательной полиции два дня сооружали траншею 5-10 метров длиной, несколько метров шириной и два метра глубиной. После того, как траншея была подготовлена, основная часть Sk 7a, располагавшаяся в Клинцах, была проинформирована по телефону о готовности к проведению акции.

1 марта зондеркоманда 7а выдвинулась из Клинцов в направлении Мглина.

Подлежащие расстрелу советские граждане содержались в сарае на окраине населенного пункта. Расстрел проходил около подготовленной траншеи, располагавшейся около перелеска в 500 метрах от сарая. Сам расстрел состоялся 2 марта. В этой акции было расстреляно минимум 200 человек мужчин, женщин и детей.

Примерно через неделю после вышеописанных событий, в середине марта, командиром Sk 7a Раппом была организована новая экспедиция. Целью экспедиции стало крупное село Клетня, которое находилось в 50 км северо-восточнее Мглина. В Клетне находился лесопильный завод, работавший для нужд Вермахта. В населенном пункте также находилось подразделение GFP-группы 729 (12 человек), а также несколько вооруженных человек из числа организованной немцами местной самообороны.[47]

Руководством зондеркоманды была выслана разведка в район Клетни, которая должна была разведать удобный и безопасный подъезд к населенному пункту, так как Клетня находилась в центре большого лесного массива. Для разведки также использовались русские агенты, засланные в леса рядом с Клетней для выявления партизан в окрестностях села.

Через некоторое время разведка сообщила, что маршрут от Мглина до Клетни безопасен и что в Клетне находятся около 100 человек евреев.

Зондеркоманда выдвинулась из Клинцов по железной дороге до Унечи. В состав экспедиции входили 20 служащих Sk 7a, взвод 2-й роты SS Темпфера и некоторое количество полицейских вспомогательной полиции. К вечеру группа Sk 7a достигла Унечи и расположилась на ночлег. На следующее утро Sk 7a продолжила продвижение на санях. К зондеркоманде присоединилась группа вспомогательной полиции Унечи, служащие которой, узнав о предстоящей ликвидации евреев, получили разрешение Раппа забрать себе вещи будущих жертв. Эта группа состояла из 30 человек местных полицейских. Зондеркоманда достигла Клетни во второй половине дня.

Советские граждане еврейской национальности были согнаны в несколько домов. Охрана осуществлялась полицейскими русской вспомогательной полиции. Население гетто состояло из 100 человек мужчин, женщин и детей. Накануне акции евреи были отконвоированы в сарай на окраине Клетни. В 150 метрах от сарая, в лесу, был отрыт глубокий ров длиной около 10 метров. Через несколько дней состоялась акция по уничтожению евреев.

Так как Клетня находилась в районе повышенной активности партизан, зондеркомандой было организовано надежное оцепление места казни. При организации оцепления, сторожевые посты солдат SS были снабжены ручными пулеметами.

Перед расстрелом люди должны были снять всю одежду и бросить ее в общую кучу. Как и во всех предыдущих случаях, убийства проводились из пистолетов PPK кал. 7.65 мм. Маленьких детей убивали по уже отработанной схеме. Расстрел продолжался несколько часов.[48]

Спустя несколько дней, приблизительно в конце марта, Рапп направил своих сотрудников в Воловку, находившуюся в 7 км западнее Клинцов. Целью этого рейда была ликвидация 20 евреев. После прибытия сотрудников Sk 7a в Воловку, местный староста оказал содействие в выявлении и аресте евреев. В тот же день все 20 советских граждан еврейской национальности были расстреляны. 

5 апреля была организована новая экспедиция. Целью экспедиции стал маленький городок Добруш в 20 км восточнее Гомеля и в 85 км юго-западнее Клинцов. Экспедиция состояла из 10 служащих Sk 7a под командованием Шпенглера. Доехав на грузовом автомобиле до вокзала, расположенного южнее Клинцов, зондеркоманда погрузилась в поезд и по железной дороге проследовала на Добруш. После прибытия в Добруш, местная комендатура предоставила Шпенглеру несколько санных повозок и трех жандармов. На следующий день зондеркоманда проследовала на северную окраину города, где под охраной содержались 70 человек советских граждан еврейской национальности. Все 70 человек были расстреляны по отработанной схеме на ближайшей опушке леса. Трупы были сброшены в заблаговременно подготовленный ров.

Следует отметить, что за минувшие два месяца (февраль и март), Sk 7a провела еще несколько ликвидаций гражданского населения. Одна из таких акций проходила на южной окраине Клинцов, куда были согнаны и расстреляны 40 человек при участии вспомогательной полиции.

Следующая акция по ликвидации гражданского населения была организована в Сураже. Зондеркоманда проследовала в Сураж из Клинцов на одной грузовой и нескольких легковых автомобилях. Исходя из материалов судебного процесса в Ессене, евреи были сконцентрированы в лагере на окраине Суража. Советские граждане были расстреляны на опушке леса, трупы были сброшены в противотанковый ров. Было уничтожено как минимум 100 человек мужчин, женщин и детей. Следствием было установлено также участие в этих расстрелах служащих GFP-группы 729.

После этой акции расстрелы в Клинцах были продолжены. В лесу, на окраине Клинцов состоялась казнь 50 евреев. Во время расстрела одному человеку удалось совершить побег и спастись. Следующий эпизод происходил после того, как на одной из фабрик Клинцов были схвачены 30 евреев. Люди были перевезены в сосновый лес в 4-х км от Клинцов, где находилась заблаговременно подготовленная траншея. Все люди были расстреляны кроме двух человек, которым удалось бежать. Всего в районе Клинцов состоялось 6 подобных акций, в каждой из которых расстреливались от 50 до 200 и более человек.

Параллельно этим акциям, группа зондеркоманды 7а провела акцию по уничтожению гражданского населения в городе Почеп. Этот населенный пункт находится в 90 км восточнее Клинцов на железной дороге Гомель – Брянск. После прибытия в Почеп, зондеркоманде было подчинено подразделение GFP-группы 729 численностью в 10 человек.

Сто советских граждан, среди которых были женщины и дети, содержались под охраной в нескольких бараках на территории фабрики. Примерно в 100 метрах была подготовлена глубокая траншея длиной 10 метров и несколько метров шириной. Как обычно, непосредственными исполнителями были служащие Sk 7a, в то время как члены              GFP-группы 729 стояли в оцеплении места казни. Расстрел продолжался несколько часов. Во время судебного разбирательства, исходя из свидетельских показаний членов GFP-группы 729, было установлено, что число расстрелянных советских граждан составляло от 100 до 200 человек.[49]   

Исходя из донесения айнзатцгруппы Б от 1.3.1942 по итогам деятельности на 16 – 28 февраля 1942 года, с июля 1941 года подразделениями айнзатцгруппы уничтожено следующее количество советских граждан:[50]

Sk 7a                       

1581

Sk 7b                       

2515

VKM                       

2474

EK 8                      

60811

EK 9                      

23509

Tr. Smolensk[51]         

122  

Общее количество расстрелянных и повешенных граждан составило 91012 человек.

В начале апреля, руководству EG B стала известна очень неприглядная история, произошедшая в ноябре 1941 года в Калинине: из штаба зондеркоманды 7а советскими разведчиками была похищена копия «Приказа по недочеловекам» (Untermenschenbefehls) генерала-фельдмаршала фон Рейхенау от 10.10.1941, на которой находилось написанное от руки распоряжение тогдашнего командира Sk 7a Матшке.[52] Эта версия была озвучена подсудимым Матшке на судебном процессе в Ессене в 1966 году. Советская версия этого происшествия говорит о том, что ценные документы были попросту брошены зондеркомандой в Калинине.[53] Результатом этого стало огромное количество листовок, забрасываемых Красной Армией на немецкие позиции в полосе действий 9-й армии. В листовках была представлена фотокопия приказа и сопроводительного документа (фото 3). 

После того, как Матшке 20 апреля вернулся из двухнедельного отпуска, ему пришлось явиться в Гомель к командиру EG B группенфюреру SS Науману. Науман строго отчитал Матшке, предупредив его о том, что если про эту историю узнает руководство RSHA, то Матшке «поставят к стенке».[54]

В конце мая 1942 года Sk 7a переместилась в Сычевку, где находился штаб 9-й армии. Там, параллельно с GFP-группой 580, зондеркоманда 7а развернула интенсивную деятельность по борьбе с партизанами и подпольем, периодически расстреливая военнопленных и гражданских в сычевском лагере и в лагере SD в Юшково.[55] В Сычевке зондеркоманда располагалась в нескольких зданиях: в одном из зданий около базара и в домах № 35, 37, 39 и 41 по улице Бычкова.[56] Группы зондеркоманды 7а выезжали в Ржев и Оленино. В Юшино, севернее Сычевки, был также организован детский лагерь для беспризорных детей. В лагере содержались дети от 1,5 до 14 лет. Подробной информации по условиям содержания детей этого лагеря нет, однако есть сведения по детскому лагерю в населенном пункте Неполь: находящиеся в этом лагере сироты постоянно голодали, предоставленные сами себе они питались отбросами и травой.[57]

Исходя из донесения айнзатцгруппы Б от 1.9.1942, подразделения айнзатцгруппы уничтожили следующее количество советских граждан:[58]     

Sk 7a                          

6281

Sk 7b                          

3473

Sk 7c                          

3268

EK 8                         

71446

EK 9                        

39297

Tr. Smolensk            

2430  

Общее количество ликвидированных EG B – 126195 человек.

В октябре 1942 года зондеркоманда 7а имела довольно значительную территорию, составлявшую зону ответственности Sk 7a. Эта зона распространялась на районы Сычевки, Вязьмы, Сухинино, Андреевское, Дорогобуж, Владимирское. Подразделение связи находилось в Сычевке.[59] Зондеркоманда проводила агентурную работу, засылая в партизанские отряды своих агентов. В частности, Sk 7a активно работала таким образом в районе западнее Холм-Жирковского, где в крупных лесных массивах действовало несколько партизанских отрядов. Для примера можно привести сведения одного из агентов Sk 7a, имеющиеся в донесении по айнзатцгруппам шефа SD и охранной полиции от 25 сентября 1942 года:[60]

«Таким образом, агент в ходе разведки в районе Владимирского установил, что в деревне Кусинино имеется банда из 10 человек и командиром банды является бывший немецкий солдат. Он одет в немецкую форму с русским офицерским ремнем и вооружен наганом (речь может идти о ефрейторе Фрице, информация о котором появлялась уже неоднократно). Эта банда имеет название «Смерть фашизму», имеет общую численность в 400 человек и базируется в деревне Курбатово. В следующем сообщении группа бандитов численностью в 30 человек была обнаружена в деревне Витнешки того же района, также носившая немецкую форму. Командир банды перемещался верхом и имел знаки различия оберштурмфюрера… Банда вооружена исключительно немецкими пистолетами-пулеметами… Также используемые на ответственных должностях русские во многих случаях оказываются ненадежными. Например, бургомистр общины Кутово, Ершов, был разоблачен и арестован, так как он предоставлял жилье в деревне Вымно членам банды (район Сураж)».

Насыщение партизанских отрядов агентурой SD приводила к тому, что все планы и передвижения партизанских групп становились заранее известны немцам, после чего командование тыловых районов предпринимало мероприятия по блокированию и срыву партизанских рейдов и атак. Уровень осведомленности SD по целому спектру деятельности партизанских отрядов хорошо виден из донесений зондеркоманды 7а. Вот выдержка из донесения Sk 7a (фото 4) от 19 января 1943 года, основанном на информации агентов и пленных партизан:[61]

«1) В каждой бригаде находятся девочки, которые используются как агенты. Все агенты подчиняются заместителю командира отряда. Даже более высокое по рангу руководство не имеет права знать имена и внутренний распорядок агентов. Во время выполнения заданий агенты снабжаются документами немецких служебных инстанций (местных комендатур), которые подделываются в самом отряде. Таким образом, у агентов партизан есть доступ в любой район, занятый немецкими войсками. Например, район Холм-Жирковского находится полностью под наблюдением таких агентов. 2) Генерал-майор Иовлев,[62] при его вступлении в должность, ввел систему контроля НКВД. Таким образом, все руководство отряда находится под наблюдением. Все результаты этой слежки анализируются евреем комиссаром при штабе Иовлева… 3) У каждого отряда есть разведывательная рота, численностью от 15 до 20 человек… В их задачу входит: разведка, нападения на патрули, минирование дорог, подрывы ж/д полотна и т.д…» Исходя из донесений Sk 7a, в первой половине ноября в сельской местности произошло 59 нападений партизан, во второй половине ноября лишь 31 нападение, а в первой половине декабря количество атак партизан снизилось до 12.[63] Общая ситуация для партизан в зоне ответственности Sk 7a значительно осложнилась, так как немцы начали планирование и подготовку крупной антипартизанской операции “Sternlauf” (Звездопад).

Одному из подразделений зондеркоманды 7а пришлось воевать против регулярных частей Красной Армии. Это случилось в ноябре 1942 года, когда 1-й механизированный корпус генерал-майора Соломатина 25 ноября прорвал немецкую оборону южнее Белого и устремился на восток в тыл 9-й армии. Командованием 9-й армии была в срочном порядке, из тыловых и резервных подразделений Вермахта, сформирована боевая группа «Меден» (Gr. von Meden), которая заняла оборону на подступах к Владимирскому.[64] Во Владимирском находилась группа Sk 7a,[65] которая также была мобилизована для обороны этого района. Исходя из немецких документов, группа Sk 7a участвовала в боевых действиях с 27.11.1942 по 12.12.1942 года.[66]   

В начале декабря 1942 года, основная часть зондеркоманды 7а переехала в Билино и Арафино. Рядом с этими населенными пунктами располагался штаб 9-й армии. Группа Sk 7a также находилась в Ржеве. По состоянию на 30 декабря 1942 года, подразделения айнзатцгруппы Б имели следующие цифры уничтоженных советских граждан:[67]

зондеркоманда 7а                        

6788

зондеркоманда 7b                        

3816

зондеркоманда 7с                        

4660

айнзатцкоманда 8                     

74740

айнзатцкоманда 9                     

41340

подразделение в Смоленске      

2954 

Накануне операции “Sternlauf”, зондеркоманда 7а была усилена подразделениями вспомогательной полиции, 2-й ротой батальона Waffen-SS z.b.V (батальона войск-СС специального назначения) и представляла из себя боевую группы SD под командованием командира Sk 7a оберштурмбанфюрера SS Раппа. Численность этой группы составляла 200 человек. Группа была вооружена одним советским противотанковым орудием кал. 45 мм, имела 22 ручных пулемета, 2 станковых пулемета, 1 легкий и 4 тяжелых миномета (фото 5). Эта группа была лишь малой частью задействованных немецким командованием сил для проведения этой операции: в группировку входили части кавалерийской дивизии SS “Florian Geyer” численностью в 1400 солдат и офицеров и три боевых группы, состоящих из подразделений Вермахта и наземных частей Люфтваффе общей численностью 3260 человек.[68] Цель операции состояла в окружении и уничтожении Вадинских партизанских бригад, базирующихся в крупном лесном массиве между рекой Вопь и ж/д веткой Вадино – Игоревская. Операция началась 23 января 1943 года. Боевая группа SD начала наступать в северном направлении с рубежа Репище – Ведоса. 27 января группа Раппа достигла рубежа Кобелево – Горюны – Залазня после интенсивных боев. В деревне Горюны, по приказу командира группы Раппа, было расстреляно все гражданское население деревни вместе с женщинами и детьми.[69] Такая же бойня была организована в деревне Залазня. 

В конце января командир Sk 7a Альберт Рапп получил ранение в боях с партизанами. Рапп был отправлен на лечение в Германию, а на его место был назначен штурмбанфюрер SS Гельмут Лос.

Операция завершилась 12 февраля 1943 года разгромом Вадинских бригад. Лишь нескольким десяткам партизан удалось вырваться из окружения (схема 4). По немецким данным, после завершения операции было расстреляно 2103 партизан и гражданских, в том числе 96 женщин.[70] 

По информации донесения EG B, на 28 февраля 1943 года количество убитых граждан зондеркомандой 7а, а также количество убитых граждан другими подразделениями айнзатцгруппы составило:[71]

зондеркоманда 7а                        

9221

зондеркоманда 7b                        

4096

зондеркоманда 7с                        

5180

айнзатцкоманда 8                     

75820

айнзатцкоманда 9                     

42552

подразделение в Смоленске      

3146 

Общее количество убитых составило 140015 человек.

После завершения операции “Sternlauf”, зондеркоманда 7а продолжила активную деятельность по выявлению советского подполья. Так во второй половине февраля в Дорогобуже и Сафоново были арестованы 12 железнодорожников, организовавших подпольную группу и занимающихся агитацией. В Ржеве группа Sk 7a схватила супружескую пару, собиравшуюся перейти линию фронта и передать РККА ранее собранные данные о позициях зенитной и полевой артиллерии. Кроме того, были схвачены две девушки, собиравшие информацию о расположении немецких позиций, блиндажей, баз снабжения, позициях зенитной артиллерии, госпиталях и штабах.

В марте 1943 года Sk 7a, в связи с изменением линии фронта, меняет дислокацию: штаб зондеркоманды теперь находится в Смоленске. Подразделения зондеркоманды находятся в Демидове, Духовщине и в Ярцево. На 31 марта 1943 года, подразделения айнзатцгруппы имели следующее количество убитых советских граждан:

зондеркоманда 7а              

12436

зондеркоманда 7b               

4154

зондеркоманда 7с                

5414

айнзатцкоманда 8               

76031

айнзатцкоманда 9              

44324

всего                                   

142359

Летом 1943 года Sk 7a переместилась на территорию Белоруссии, где постоянно участвовала в многочисленных антипартизанских операциях, массово уничтожая гражданское население районов проведения таких операций. Также в городах Белоруссии продолжались акции по уничтожению заложников из числа гражданского населения и военнопленных. Например, 20 сентября 1943 года в Гомеле зондеркоманда 7а расстреляла 700 военнопленных.[72]

В августе 1944 EG B была расформирована. В ноябре 1944 года зондеркоманда 7а была переброшена в Словакию, где вошла в состав айнзатцгруппы Н.

Исходя из рассмотренных в этой статье материалов, становится совершенно очевидно, что террор на оккупированных территориях не носил хаотичный характер, а представлял собой совершенно четко отлаженную систему, в которой вооруженные силы Германии и айнзатцгруппы являлись звеньями одной цепи: Вермахт захватывал территории Советского Союза в том числе и для того, чтобы айнзатцгруппы могли свободно решать поставленные перед ними задачи. Террор в отношении гражданского населения СССР проводился с самой первой недели начавшейся войны и продолжался до самого освобождения оккупированных территорий, постоянно нарастая и захватывая все большие количество советских граждан. И если летом и осенью 1941 года массовое уничтожение коснулось лишь еврейского населения, то уже к середине 1943 года этот процесс принял огромные масштабы, когда в ходе антипартизанских операций уничтожались все этнические группы советских граждан.



[1] Die "Ereignismeldungen UdSSR" 1941: Dokumente der Einsatzgruppen in der Sowjetunion, Klaus M. Mallmann, Wissenschaftliche Buchgesellschaft; Auflage: 1 (September 2011), S. 8-9.

[2] LG Essen - 29 Ks 1/64 – vom 29.3.1965., LG Essen – 29 Ks 1/65 – vom 10.2.1966., LG Essen – 29 Ks 2/65 – 22(19/65) – vom 22.12.1966., (Justiz und NS-Verbrechen Band XX, Verfahren Lfd.Nr.588, LG Essen 650329 BGH 660701; Justiz und NS-Verbrechen Band XXIII, Verfahren Lfd.Nr.620, LG Essen 660210; Justiz und NS-Verbrechen Band XXV, Verfahren Lfd.Nr.643, LG Essen 661222 BGH 680802).   

[3] Tätigkeistbericht für die Zeit vom 23.6.1941 bis 13.7.1941, Einsatzgruppe B, O.U., den 14. Juli 1941. НАРБ, 655-1-3.

[4] Die "Ereignismeldungen UdSSR" 1941: Dokumente der Einsatzgruppen in der Sowjetunion, Klaus M. Mallmann, Wissenschaftliche Buchgesellschaft; Auflage: 1 (September 2011). Ereignismeldung UdSSR Nr. 17., S. 94.

[5] Die "Ereignismeldungen UdSSR" 1941: Dokumente der Einsatzgruppen in der Sowjetunion, Klaus M. Mallmann, Wissenschaftliche Buchgesellschaft; Auflage: 1 (September 2011). Ereignismeldung UdSSR Nr. 9., S. 60.

[6] Justiz und NS-Verbrechen Band XXV, Verfahren Lfd.Nr.643, LG Essen 661222 BGH 680802, S. 270.

[7] Justiz und NS-Verbrechen Band XXV, Verfahren Lfd.Nr.643, LG Essen 661222 BGH 680802, S. 270.

[8] Die "Ereignismeldungen UdSSR" 1941: Dokumente der Einsatzgruppen in der Sowjetunion, Klaus M. Mallmann, Wissenschaftliche Buchgesellschaft; Auflage: 1 (September 2011). Ereignismeldung UdSSR Nr. 20., S. 109.

[9] Justiz und NS-Verbrechen Band XXV, Verfahren Lfd.Nr.643, LG Essen 661222 BGH 680802, S. 271.

[10] Justiz und NS-Verbrechen Band XXV, Verfahren Lfd.Nr.643, LG Essen 661222 BGH 680802, S. 273.

[11] EM Nr.32 v. 24.7.1941, BA, R 58/215, fol. 61.

[12] Gerlach 1999, S. 542, 551. Zu den Tätigkeiten der Einsatzgruppe B siche auch Krausnick 1993, S. 156 ff.

[13] Justiz und NS-Verbrechen Band XXV, Verfahren Lfd.Nr.643, LG Essen 661222 BGH 680802, S. 274.

[14] Justiz und NS-Verbrechen Band XXV, Verfahren Lfd.Nr.643, LG Essen 661222 BGH 680802, S. 274. После того, как Sk 7a покинула Вилейку, в середине июля в этот населенный пункт прибыла айнзатцкоманда 9 (EK 9), усиленная взводом резервистов Waffen-SS и взводом 2-й роты 9-го резервного полицейского батальона. EK 9 немедленно продолжила уничтожение советских граждан: 13 июля было расстреляно 40 человек, в конце июля было расстреляно 700 человек. В 1942 году расстрелы продолжили уже отдельные подразделения немецкой полиции порядка: 4-я рота 3-го полицейского батальона 3 марта расстреляла 300 евреев, 11 марта было расстреляно 850 человек гражданского населения. В последнем расстреле принимал участие также и 69-й полицейский батальон. Ordnungspolizei vol I. Encyclopedia Of the German Police Battalions. September 1939/July 1942. Massimo Arico, Leandoer & Ekholm Publishing, Stockholm 2011. S. 98, 68-69.   

[15] Justiz und NS-Verbrechen Band XXV, Verfahren Lfd.Nr.643, LG Essen 661222 BGH 680802, S. 276.

[16] Die "Ereignismeldungen UdSSR" 1941: Dokumente der Einsatzgruppen in der Sowjetunion, Klaus M. Mallmann, Wissenschaftliche Buchgesellschaft; Auflage: 1 (September 2011). Ereignismeldung UdSSR Nr. 50., S. 279. 

[17] Justiz und NS-Verbrechen Band XXV, Verfahren Lfd.Nr.643, LG Essen 661222 BGH 680802, S. 282.

[18] Justiz und NS-Verbrechen Band XXV, Verfahren Lfd.Nr.643, LG Essen 661222 BGH 680802, S. 283.

[19] Justiz und NS-Verbrechen Band XXV, Verfahren Lfd.Nr.643, LG Essen 661222 BGH 680802, S. 287.

[20] Einsatzgruppe B. O.U., den 25. August 1941. Polizeilicher Tätigkeitsbericht für die Zeit vom 17. bis 23. August 1941 zum Vortrag bei der Heeresgruppe Mitte. НАРБ, 655-1-3.    

[21] Der Beauftragte des Chefs der Sicherheitspolizei und des SD beim Befehlshaber des rückwärtigen Heeresgebiets 102, O.U., den 3.9.1941. Tätigkeits- und Lagebericht für die Zeit vom 24. bis 31. August 41 zum Vortrag bei der Heeresgruppe Mitte. НАРБ, 655-1-3.    

[22] Der Chef der Sicherheitspolizei und des SD IV A I – B.Nr. 1 B/41 g.Rs. Berlin, den 9. Okt. 1941. Ereignismeldung UdSSR Nr. 108. BAB, R 58/218. 

[23] Der Chef der Sicherheitspolizei und des SD IV A I – B.Nr. 1 B/41 g.Rs. Berlin, den 9. Okt. 1941. Ereignismeldung UdSSR Nr. 108. BAB, R 58/218.

[24] Justiz und NS-Verbrechen Band XXV, Verfahren Lfd.Nr.643, LG Essen 661222 BGH 680802, S. 299-300.

[25] Justiz und NS-Verbrechen Band XXV, Verfahren Lfd.Nr.643, LG Essen 661222 BGH 680802, S. 289.

[26] Der Chef der Sicherheitspolizei und des SD IV A I – B.Nr. 1 B/41 g.Rs. Berlin, den 4. September 1941. Ereignismeldung UdSSR Nr. 73. BAB, R 58/216. 

[27] Die deutsche Ordnungspolizei und der Holocaust im Baltikum und in Weißrußland 1941 – 1944, Wolfgang Curilla, Schöningh Paderborn. Dezember 2005. S. 422.

[28] От ЧК до ФСБ. 1918-1998. Виноградов Г. П.-Тверь: 1998. с. 250. Справка о дислокации германских контрразведывательных органов в гор. Калинине в период оккупации его немецкими войсками. 14 ноября 1941 г. Архив управления ФСБ по Тверской обл. Ф.2.Оп.150.Д.40.

[29] http://www.tverlib.ru/kalinin_war/tvz-st-02.htm; На правом фланге Московской битвы. Тверь: Московский рабочий, 1991. 352 с.

[30] Kalkulierte Morde. Die deutsche Wirtschafts- und Vernichtungspolitik in Weißrußland 1941 bis 1944. Christian Gerlach. Hamburger Edition, November 2000. S. 296-297.;  Niederschrift über die Besprechung am 29.11.41 - 14.00 Uhr i. d. Ortskommandantur Kalinin, BA-MA RH 23/224. Zur Besatzungsdauer Kohl, S. 169.; OK I/302, Betr.: Zivilbevölkerung in Kalinin, an XXVII. AK v. 1.12.1941, BA-MA RH 23/224.; Vgl. Kohl, S. 166-170.

[31] Justiz und NS-Verbrechen Band XX, Verfahren Lfd.Nr.588, LG Essen 650329 BGH 660701, S. 728.

[32] Justiz und NS-Verbrechen Band XX, Verfahren Lfd.Nr.588, LG Essen 650329 BGH 660701, S. 728. 

[33] Justiz und NS-Verbrechen Band XX, Verfahren Lfd.Nr.588, LG Essen 650329 BGH 660701, S. 729. 

[34] Justiz und NS-Verbrechen Band XX, Verfahren Lfd.Nr.588, LG Essen 650329 BGH 660701, S. 730.

[35] Die deutsche Ordnungspolizei und der Holocaust im Baltikum und in Weißrußland 1941 – 1944, Wolfgang Curilla, Schöningh Paderborn; Auflage: 2., durchges. Aufl. (Dezember 2005). S. 442. LG München I JuNS Bd. XVII, S. 679.

[36] Justiz und NS-Verbrechen Band XX, Verfahren Lfd.Nr.588, LG Essen 650329 BGH 660701, S. 740.

[37] Justiz und NS-Verbrechen Band XXIII, Verfahren Lfd.Nr.620, LG Essen 660210. S. 154.

[38] Justiz und NS-Verbrechen Band XX, Verfahren Lfd.Nr.588, LG Essen 650329 BGH 660701, S. 741.

[39] Justiz und NS-Verbrechen Band XX, Verfahren Lfd.Nr.588, LG Essen 650329 BGH 660701, S. 741.

[40] Justiz und NS-Verbrechen Band XX, Verfahren Lfd.Nr.588, LG Essen 650329 BGH 660701, S. 742.

[41] Die deutsche Ordnungspolizei und der Holocaust im Baltikum und in Weißrußland 1941 – 1944, Wolfgang Curilla, Schöningh Paderborn; Auflage: 2., durchges. Aufl. (Dezember 2005), S. 849. EM 92 vom 23.9.1941.

[42] Justiz und NS-Verbrechen Band XX, Verfahren Lfd.Nr.588, LG Essen 650329 BGH 660701, S. 745.

[43] Justiz und NS-Verbrechen Band XX, Verfahren Lfd.Nr.588, LG Essen 650329 BGH 660701, S. 746.

[44] Justiz und NS-Verbrechen Band XX, Verfahren Lfd.Nr.588, LG Essen 650329 BGH 660701, S. 754.

[45] Justiz und NS-Verbrechen Band XX, Verfahren Lfd.Nr.588, LG Essen 650329 BGH 660701, S. 755.

[46] Tätigkeits- und Lagebericht Einsatzgruppe B vom 1.3.1942 für die Zeit vom 16.-28.2.1942, Sicherheitspolizei und SD, Einsatzgruppe B, Geheim!, Gr.St.Qu., den 1.3.1942, РГВА 500-1-770; Deutsche Besatzungsherrschaft in der UdSSR 1941-45: Dokumente der Einsatzgruppen in der Sowjetunion Band II, Klaus M. Mallmann, WBG (Wissenschaftliche Buchgesellschaft) (April 2013). S. 293-294.

[47] Justiz und NS-Verbrechen Band XX, Verfahren Lfd.Nr.588, LG Essen 650329 BGH 660701, S. 761.

[48] Justiz und NS-Verbrechen Band XX, Verfahren Lfd.Nr.588, LG Essen 650329 BGH 660701, S. 762.

[49] Justiz und NS-Verbrechen Band XX, Verfahren Lfd.Nr.588, LG Essen 650329 BGH 660701, S. 781.

[50] Tätigkeits- und Lagebericht Einsatzgruppe B vom 1.3.1942 für die Zeit vom 16.-28.2.1942, Sicherheitspolizei und SD, Einsatzgruppe B, Gr.St.Qu., den 1.3.1942. РГВА 500-1-770.

[51] Подразделение EG B в Смоленске.

[52] AOK 6, Abt.Ia, a-Az.7 A.H.Qu., 10. Oktober 1941. Verhalten der Truppe im Ostraum, Ueberschar/Wette, S. 285.  В приказе есть такие строки – «Самой главной целью похода против еврейско-большевистской системы является полное разрушение средств поддержки власти и полное искоренение азиатского влияния на европейскую культуру… Снабжение продовольствием гражданского населения и военнопленных, которые не состоят на службе Вермахта, это такая же ошибочная человечность, как дарение сигарет и хлеба. То, в чем отказывает себе родина для снабжения солдат Вермахта, не должно передаваться врагу… Запрещается тушить пожары в помещениях, которые не будут заняты Вермахтом. На востоке никакие культурные ценности не имеют значения…»,

[53] Газета «Правда» от 15.1.1942 года. Статья «Чудовищный приказ гитлеровского генерала об уничтожении всех исторических и художественных ценностей и об истреблении мужского населения в захваченных немцами советских районах».

[54] Justiz und NS-Verbrechen Band XXIII, Verfahren Lfd.Nr.620, LG Essen 660210. S. 153. 

[55] Федоров Е.С. «Правда о военном Ржеве. Документы и факты», с. 56-59.

[56] Федоров Е.С. «Правда о военном Ржеве. Документы и факты», с. 56.

[57] Tätigkeits- und Lagebericht Einsatzgruppe B vom 1.9.1942 für die Zeit vom 16.8 – 13.8.1942. Sicherheitspolizei und SD, Einsatzgruppe B, O.U., den 1 Spt. 1942, Geheim! НАРБ, 655-1-3; Deutsche Besatzungsherrschaft in der UdSSR 1941-45: Dokumente der Einsatzgruppen in der Sowjetunion Band II, Klaus M. Mallmann, WBG (Wissenschaftliche Buchgesellschaft) (April 2013). S. 396. 

[58] Там же, S. 404. Зондеркоманда VKM (Vorkommando Moskau) в январе 1942 года стала именоваться зондеркомандой 7с (Sk 7c).

[59] Der Chef der Sicherheitspolizei und des SD, Kommandostab, Berlin, den 23. Oktober 1942, Geheim! Meldungen aus den besetzten Ostgebieten Nr. 26. BAB, R 58/222.

[60] Der Chef der Sicherheitspolizei und des SD, Kommandostab, Berlin, den 25. September 1942, Geheim! Meldungen aus den besetzten Ostgebieten Nr. 22. BAB, R 58/222.  

 

[61] Sicherheitspolizei und SD, Sk 7a, Erkundungstrupp Nakaten, O.U., den 19.1.1943, An das Sonderkommando 7a in Belino. NARA, T 354 Roll 642, f. 000509.

[62] Иовлев Сергей Иванович, советский военачальник, зимой 1942-1943 года возглавлял крупное партизанское соединение в Вадинском партизанском крае. Командовал Вадинскими партизанскими бригадами. 1-я Вадинская бригада создана в октябре 1942 года. 2-я Вадинская бригада сформирована в конце июня 1942 года из пяти отрядов. 3-я Вадинская бригада создана 26 июня 1942 года из 9 партизанских отрядов. 

[63] Tätigkeits- und Lagebericht Einsatzgruppe B für die Zeit vom 15.11 – 15.12.1942, Sicherheitspolizei und SD, Einsatzgruppe B, Geheim! НАРБ, 655-1-3.

[64] Крупнейшее поражение Жукова. Катастрофа Красной Армии в операции «Марс» 1942 г. Дэвид Гланц, Москва, Астрель 2006 г., с. 161, с. 22 (схемы).

[65] Der Chef der Sicherheitspolizei und des SD, Kommandostab, Berlin, den 23. Oktober 1942. Meldungen aus den besetzten Ostgebieten Nr. 26. BAT, R 58/222   

[66] Tätigkeits- und Lagebericht Einsatzgruppe B für die Zeit vom 15.11 – 15.12.1942, Sicherheitspolizei und SD, Einsatzgruppe B, Geheim! НАРБ, 655-1-3.     

[67] Там же.

[68]Generalkommando XXXXI.Pz.K., Ia, K.Gef.Std., den 21.1.43. Befehl zur Versammlung für die Bandenbekämpfung im Südteil des Korpsbereiches und im Gebiet des Korück. NARA, T 314 Roll 987, f. 000600-000601.        

[69] Justiz und NS-Verbrechen Band XXIII, Verfahren Lfd.Nr.620, LG Essen 660210. S. 154.

[70] Generalkommando XXXXI. Pz.K. Der Kommandierende General. K.H.Qu.,den 8. Februar 1943. Korpstagesbefehl. NARA T 354 Roll-642 f. 000592.      

[71] Tätigkeits- und Lagebericht Einsatzgruppe B für die Zeit vom 1. – 28.2.1943. Sicherheitspolizei und SD, Einsatzgruppe B. НАРБ, 655-1-3.

[72] Kalkulierte Morde. Die deutsche Wirtschafts- und Vernichtungspolitik in Weißrußland 1941 bis 1944. Christian Gerlach. Hamburger Edition; November 2000, S. 1101, Anm. 245.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика