Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Иван Зацарин
26 марта 2017

Война за технологии. К 69-летию эмбарго на хай-тек

Сегодня в прошлом

В этот же день: 
Когда русские не останавливаются.
К 72-летию выхода Красной Армии на границу СССР

 

26 марта 1948 года Америка ввела эмбарго на торговлю стратегическим сырьём с социалистическими странами.

Практически незамеченной осталась новость о том, что российская «Лаборатория Касперского» разработала специализированное решение компании для защиты IT-инфраструктуры энергетических объектов и уже даже начала его тестовое внедрение на предприятиях компании «Россети». Для непосвящённого звучит примерно как «создание ПВО против марсиан», между тем энергетики жалуются на то, что кибератаки случаются всё чаще.

Сегодня, в 69-ю годовщину технологического эмбарго против СССР и его союзников, стоит поговорить о том, что из всех наших немногих союзников только мы почему-то остались наследником этого эмбарго.

«Не пущать!»

Холодная война по праву называется холодной, она даже начиналась малозаметно для стороннего наблюдателя. И началом была, конечно же, не Фултонская речь (это своеобразное «Иду на вы» Черчилля), а меры, которыми США начали оберегать свою экономику. Вернее, не только свою: США, по примеру СССР, начали создание собственного мира-экономики.

Однако Америка действовала не только взаимной торговлей и кредитами. 26 марта 1948 года в США ввели эмбарго на торговлю стратегическим сырьём с СССР и другими социалистическими странами. Первоначально под стратегическим сырьём, скорее всего, подразумевали в первую очередь уран – в США знали о советском ядерном проекте и прогнозировали, что к 1952-1953 году у Советского Союза будет собственная ядерная бомба. Спустя почти год, в конце февраля 1949 года, положения эмбарго закрепили в Законе об экспортном контроле – ограничение торговли с социалистическими странами стало частью законодательства. Однако и на этом американцы не остановились, они очень обстоятельные люди.

Нормы упомянутого закона фактически были распространены на большинство союзников, тем более, что большинство из них в это же время участвовали в программе восстановления экономики, известной как план Маршалла. И предложение США было из категории тех, от которых невозможно отказаться.

В том же 1949 году по предложению США возникла даже не организация (потому что формально такой организации не существовало). а международный совещательный орган – Координационный комитет по экспортному контролю (COCOM). Кроме США, его членами стали Канада, Австралия и практически все страны Западной Европы. Ещё ряд стран сотрудничал с комитетом, не входя в него. В середине 1950-х членом COCOM стала и Япония. В общем, весь коллективный Запад был в сборе, а эпитет «совещательный» – скорее дань приличию.

Что нельзя

Задачей комитета стала выработка и строгое соблюдение так называемой стратегии контролируемого технологического отставания. В комитете постоянно велись и пересматривались списки уже не только сырья, а технологий. Все технологии входили в одну из трёх категорий: полностью запрещённые к продаже; продажа в ограниченном количестве; без ограничений экспорта, но с контролем за их конечным использованием. Однако даже эта, третья категория имела ограничения. Продавать продукцию третьего списка (или технологию её изготовления) в страны соцлагеря можно было только спустя четыре года после начала массового выпуска. Чтобы уж совсем обезопаситься, все контракты на поставку чего-либо в СССР и соцстраны стоимостью свыше 100 млн долл. попадали на утверждение COCOM.

Именно на совести этой организации ограничение поставок в СССР техники и технологий, связанных с бурением. Наращивание поставок нефти в Европу в 1955-1965 годах в 10 раз в США квалифицировали как военную угрозу, после чего поставщики труб большого диаметра, использовавшихся для строительства нефтепровода «Дружба», прекратили их продажу.

Конечно же, COCOM – это не только история запретов, но и история снятия запретов – списки пересматривались в обе стороны. Те же трубы снова начали продавать в 1970-х. Однако не в последнюю очередь потому, что к тому времени в СССР построили собственные заводы по их выпуску. Ещё одна причина – шпионаж. Какой смысл держать запрет на продажу какой-либо продукции, если оказывается, что в СССР налажен выпуск нелицензионных копий? Ещё одна причина – постоянные протесты компаний, в основном европейских – COCOM постоянно лишала их выгодных контрактов. И не только их.

Один из известных случаев – в первой половине 1980-х вскрылось, что Toshiba в обход запретов поставляла в СССР прецизионные станки с программным управлением. Тогда же западноевропейские компании, наплевав на прямые запреты, продали нам нефтегазовое оборудование для «Уренгой–Помары–Ужгород», после чего США ввела санкции уже против них. Правда  продержались они около трёх месяцев, администрация Рейгана решила действовать мудрее, приняв директиву, предусматривающую развитие альтернативной энергетики. Пожалуй, далеко не все европейские «зелёные» знают, что без Рональда Рейгана и его стремления лишить СССР нефтегазовых доходов ветряков и солнечных панелей могло и не быть.

COCOM и его наследник

Официально COCOM прекратил существовать в 1994 году. а на смену ему пришли Вассенаарские соглашения, регулирующие оборот технологий двойного назначения. Сегодня это в том числе программное обеспечение. Их подписали практически все страны, в отношении которых когда-то действовало эмбарго и работал COCOM. Хотя, скажем, наши ближайшие союзники по ЕАЭС – Белоруссия и Казахстан – их не подписали. Равно как и практически вся Юго-Восточная Азия (кроме Японии и Южной Кореи).

И последние события – в частности, информация, появившаяся в начале марта на WikiLeaks, – показывает, что не зря. Ну, то есть мы конечно догадывались, что разработка кибероружия ведётся, однако пока ещё сложно уместить в голове, что привычный нам мир вещей, скорее всего, существует в привычном нам виде в том числе потому, что облегчает использование этого кибероружия. Программы контроля смартфонов и в принципе всех смарт-устройств через ОС Android, Apple и Windows – ещё полбеды. А вот то же самое в отношении ОС автомобилей уже заставляет поёжиться. Не говоря уж о программах, предназначенных для атаки объектов инфраструктуры.

Такие тоже есть, хотя, конечно же, не только у США. Недаром Америка недавно заключала соглашение с КНР: стороны договорились о том, что правительства обеих стран не будут санкционировать и поддерживать такие атаки. Дополнительный договор потребовался, так как КНР, в числе прочих стран ЮВА, не подписала в 1996 году Вассенаарские соглашения. С теми же, кто подписал, США не церемонятся: согласно материалам WikiLeaks сотрудники ЦРУ, занимающиеся разработкой кибероружия, – частые гости в Европе, где их, предположительно, могли интересовать сети, защищённые для дистанционных атак.

Данные WikiLeaks в общем, лишь актуализируют вопрос, назревший очень давно. Наши ближайшие партнёры по ЕАЭС не являются членами Вассенаарских соглашений. Из стран БРИКС, кроме нас, их подписала только Южная Африка. Почему Россия до сих пор – подписант этих соглашений, если очевидно, что их цель та же, что и у якобы почившего в 1994 году COCOM? Вернее даже хуже: теперь это не охрана западных технологий  от СССР, а превентивное нападение на любого, кто действует наперекор интересам США.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика