Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

История народов России Сверхновая история

Узбекистан: новый лидер и перспективы «нового курса»

 

Узбекистан Ислама Каримова
и после него:
вернуться в Евразию

 

Когда было объявлено, что комиссию по организации похорон первого президента Ислама Каримова возглавит премьер-министр Шавкат Мирзияев, стало ясно: клановые элиты договорились о новом руководителе Узбекистана. Эта примета была безошибочна для позднего СССР, не менее безошибочна она сегодня в а Ташкенте. Хотя выборы президента страны состояться только в декабре, нет сомнений в том, что именно Мирзияев станет вторым президентом страны. Насколько изменится внутренняя и внешняя политика Узбекистана под началом нового руководителя страны – вопрос гораздо более интересный.

Верный соратник Каримова

Когда Ислам Каримов в 2003 г. назначал премьер-министром хокима (руководителя) администрации Самаркандской области Шавката Мирзияева трудно было представить, что тот верой и правдой будет служить президенту целых тринадцать лет.

За это время Мирзияев сумел завоевать доверие не склонного к сантиментам, мнительного Ислама Абдуганиевича, демонстрируя ему безусловную преданность Каримову. В годы своего премьерства он занимался развитием сельского хозяйства и курировал территории.

К плюсам Мирзияева относят его умение выстроить рабочие отношения с силовиком Русланом Иноятовым и финансистом Рустамом Азимовым. И хотя Ислам Каримов никогда официально не называл Шавката Миромоновича своим преемником, похоже на то, что в конце своей жизни первый президент постсоветского Узбекистана понимал, кто будет следующим руководителем государства. Более того, скорее всего, этот расклад устраивал Каримова. Объявлять же имя преемника в такой стране, как Узбекистан, равнозначно самоубийству. Ведь тут же началась бы клановая возня, чреватая дестабилизацией.

Альянс Мирзияева с Иноятовым, который иногда называют триумвиратом (добавляя сюда министра финансов Азимова), настолько силён, что способен уничтожить любые альтернативные поползновения клановых элит. Поэтому после смерти Каримова и.о. президента стал именно Мирзияев, а не (как того требует конституция) спикер парламента Н. Юлдашев. Вернее, формально основной закон страны был соблюдён, однако Юлдашев взял «самоотвод».

Можно не сомневаться, что декабрьские выборы в Узбекистане пройдут по сценарию референдума, креативные политтехнологи окажутся не востребованными, а Шавкат Мирзияев наберёт минимум 90 % голосов.

Новый кормчий есть, будет ли новый курс?

Прогнозировать резкие повороты во внутренней и внешней политике Узбекистана вряд ли целесообразно.

Во внутренней – потому что именно Шавкат Мирзияев непосредственно причастен к этой самой внутренней политике. Впрочем, он скорее был не соратником, а исполнителем воли Каримова. Наверняка, у потенциального нового руководителя государства есть собственный взгляд на этот процесс. Но проявляться он начнёт не сразу, а постепенно – Восток вообще не склонен к резким поворотам.

В плане внешней политики всё гораздо сложнее. И вот почему. У Мирзияева хорошие отношения с руководством России. В последнее время на экономику Узбекистана всё активнее влияет Поднебесная, однако у китайских элит таких отношений с Мирзяевым нет. Владимир Путин уже совершил визит в Узбекистан, в котором обозначил высокий уровень стратегического партнёрства. Новый руководитель Узбекистана оценил этот жест заявив, что это «плечо настоящего друга».

США же вообще никого из более-менее высокопоставленных лиц не делегировали на похороны Каримова. Понятно, что Вашингтон гораздо меньше Москвы заинтересован в сотрудничестве с Ташкентом (торговое и экономическое сотрудничество Узбекистана с США – минимально), но фактор внимания и уважения на Востоке очень ценят. Эту традицию в Вашингтоне решили проигнорировать.

Экономика – базис, политика – надстройка?

Россия – главный торговый и экономический партнёр Узбекистана. За последние пять лет сумма российских инвестиций в узбекистанскую экономику составила более 6 млрд долл, Ежегодный внешнеторговый оборот составляет почти 3 млрд.

По итогам 2015 г. он сократился примерно на 1,8 %, однако статистика в данном случае обманчива. Обозначенное сокращение вызвано не ослаблением контактов, а падением курса российского рубля по отношению к американскому доллару в которых эти расчёты производятся.

Насколько фигура Мирзияева устраивает Китай – сказать пока трудно, однако, как известно, китайцы умеют договариваться. Так что особых противопоказаний относительно Мирзияева Пекин выказывать не собирается.

Пути развилки

Поначалу Мирзияев попытается утвердиться на своем посту и сконцентрироваться на внутренней политике. Позиционировать он будет себя как верный сторонник и преемник Каримова, так что венесуэльские аналогии с переходом власти от первого ко второму (в связи со смертью первого) вполне уместны.

А дальше новому президенту придётся выбирать между двумя очень обоснованными и логичными максимами политической жизни Узбекистана:

1.Не складывать все яйца в одну корзину.

2.Строить политику в соответствии с потребностями экономики.

Ислам Каримов, как известно, выбирал первую максиму, от чего страдала экономика. В угоду политическим фобиям в виде «потери суверенитета» Каримов и слышать не хотел о евразийской интеграции и вступлении в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Вполне вероятно, что в средне- и долгосрочной перспективе Мирзияев выберет другой, отличный от каримовского путь. Тем более что Россия и Китай, понимая общий интерес, стремятся к синхронизации своих интеграционно-инвестиционных мегапроектов. А сомневаться в том, что Узбекистан занимает в них приоритетное место – не приходится. 

Теги: Историческая политика Политическая история История международных отношений и дипломатии История постсоветского зарубежья

0 Комментариев


Яндекс.Метрика