Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Леонид Крутаков
7 октября 2016

Транссиб. Как войной перерезали великий нефтяной путь

Историческая публицистика

5 октября исполнилось 100 лет Транссибу – самой длинной в мире железной дороге (9288 км). Но главным в истории магистрали являются не километры, мосты и реки, а тот факт, что это была первая попытка промышленного разворота России на Восток. Закончилась попытка русско-японской войной и революцией 1905 года. Поражение в войне лишило русский керосин прямого (минуя Японию) выхода на рынки Азии, а революция практически полностью уничтожила нефтяную отрасль.

Символическая дата 100-летия Транссиба привязана к пуску Хабаровского моста через Амур, в то время как первый поезд начал движение по трассе 21 октября 1901 года после укладки «золотого звена» на Китайско-Восточной железной дороге. Прямая связь между Баку, Самарой (порт на Волге) и Порт-Артуром (Южно-Китайское море) была настоящей целью строительства Транссиба. Само же по себе сообщение Санкт-Петербург – Владивосток  имело смысл не экономический, а плакатный – «от края до края империи».

Строительство Транссиба обошлось России в огромную по тем временам сумму – 1,5 млрд. рублей, а строительство ответвления на Ляодунский полуостров к Порт-Артуру финансировал совместный русско-китайский банк. Лоббировал дорогу лично министр финансов России Сергей Витте.

Регулярное движение поездов до Порт-Артура началось в 1903 году, а в 1904 году новая транспортная артерия Евразии запылала с двух сторон. В январе Япония напала на Порт-Артур, а в декабре начались погромы в Баку.

***

Одна из исторических мифологем гласит, что русско-японский конфликт 1904-05 гг. был инициирован Николаем II, чтобы с помощью «маленькой победоносной войны» отвлечь своих подданных от тяжелой внутренней ситуации и тем самым предотвратить революцию. Однако реальность выглядит иначе.

Также по теме:
Борис Юлин, Дмитрий Пучков.
Русско-японская война: прелюдия к невозможному

Транссиб был мегапроектом, который превращал Россию в ключевого игрока на нефтяном рынке и резко повышал её мировой статус. Для России война в таких обстоятельствах была безумием. В случае поражения она теряла всё, а в случае победы – не приобретала ничего. Да и сам термин «маленькая победоносная война» принадлежит не министру внутренних дел России Плеве, а госсекретарю США Джону Хею. И использован он был по отношению к американо-испанской войне 1898 года.

Первой напала Япония. Все исследователи отмечают, что Россия к этой войне не успела подготовиться. А Японию к войне в срочном порядке готовили Соединённые Штаты Америки и Великобритания. Готовили и технически и дипломатически.

В 1902 году, после окончания строительства Транссиба, Англия заключила с Токио союзнический договор, что лишало Россию в случае войны помощи со стороны её союзников – Германии, Франции и Австрии. США и Великобритания выдали Японии кредиты на общую сумму в 410 млн. долларов. А весь обновлённый военный флот Японии с бронированными линкорами и тяжёлыми орудиями был построен на верфях Америки и Британии.

Россия пошла на заключение Портсмутского мира, не потерпев окончательного поражения в войне. Россия потеряла Курилы и южную часть Сахалина. Вывела войска из Маньчжурии, отдала Японии Ляодунский полуостров с его портами и Южно-Маньчжурскую железную дорогу. На проекте экспорта бакинской нефти в Восточную Азию по Транссибу был поставлен крест.

Николая II уговаривали не подписывать договор, убеждая его, что сил у Японии на продолжение войны нет, ресурсы на исходе. Потери России составляли 52 501 человек, а потери Японии – 86 004 человека. Но позиция императора была твёрдой: «внутреннее состояние важнее, чем победа». В Баку уже полыхали нефтяные промыслы, а уничтожение нефтедобычи лишало смысла строительство Транссиба, контроль над Ляодунским полуостровом и победу в войне. Нефть была в основе всей конструкции.

Сергей Витте, который возглавлял русскую делегации на переговорах по заключению мира, позже напишет, что он был бы счастлив, если бы Господь отвёл его руку от подписи под этим договором. В этом был свой символизм – подписал кабальный для России мирный договор человек, который стоял в основе комбинации со строительством Транссиба и устранения могущественной «Стандарт Ойл» с азиатских рынков.

***

К началу строительства (1891) Россия практически полностью вытеснила «Стандарт Ойл» из Европы, захватив 70 % нефтяного рынка. А к 1901 году (окончание строительства) Россия по уровню добычи вышла на первое место в мире и заняла более 30% общемирового экспорта керосина. В штаб-квартире «Стандарт Ойл» на Бродвее, 26 с ужасом наблюдали, как область, которую они называли «Зона русской конкуренции», расползается по карте.

«Стандарт Ойл» несколько раз пыталась договориться с основными владельцами бакинских нефтяных концессий Ротшильдами и Нобелями, предлагая заключить картельное соглашение. Последняя попытка договориться была предпринята в 1895 году (строительство Транссиба уже шло полным ходом). «Стандарт Ойл» даже подписала соглашение с Нобелями, но Министерство финансов России заблокировало его.

В дело вмешался лично Сергей Витте. Свою позицию Сергей Юльевич очень чётко аргументировал: практика доказала «возможность правильной экономической борьбы нашей промышленности с американской за обладание рынками сбыта, обещающей нам к тому же много шансов на успех при условии разумного пользования нашими естественными преимуществами».

Витте знал что говорил. До того, как возглавить министерство финансов России, он служил в министерстве путей сообщения. А с приходом в Минфин его первой же инициативой стало решение о форсированном строительстве Транссиба. Новая дорога вдвое ускоряла и сильно удешевляла доставку бакинского керосина на рынки Азии, превращая азиатские поставки «Стандарт Ойл» в пустую трату денег и времени.

Фактически Россия не оставляла своим конкурентам выбора. Одновременно с пуском Транссиба мировой нефтяной рынок для «Стандарт Ойл» закрывался, а английская компания «Шелл» (поставщик русского керосина в Азию через Суэцкий канал) теряла большую часть своего бизнеса.

Вот в такой обстановке и началась «маленькая победоносная война». Сопутствующие ей погромы в Баку уничтожили две трети нефтяных скважин. За год уровень добычи упал с 10,9 млн. до 7,6 млн. тонн. Экспорт русского керосина практически прекратился. Только через 8 лет, к 1913 году, России смогла довести свою долю в мировой торговле до 9%.

Свои кредиты Японии на войну с Россией США и Англия окупили сполна. «Стандарт Ойл» вернула себе контроль над азиатским рынком и увеличила долю в Европе с 30 до 75%, закрепив её специальным картельным соглашением с Ротшильдами и Нобелями. «Шелл» подписала с Ротшильдами новый контракт о транспортировке бакинского керосина и сохранила за собой статус главного перевозчика русского осветительного масла.

***

Как известно, история учит нас тому, что она ничему не учит. Сегодня Россия пытается совершить очередной разворот на Восток. На последнем Восточном экономическом форуме Владимир Путин озвучил идею создания «Азиатского энергетического кольца». Когда речь идёт о критически значимых ресурсах, к которым относятся углеводороды, «международные партнёры» и иные заинтересованные лица норовят путь к компромиссу начать с войны. По крайней мере, исторически именно так это и выглядит.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика