Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Дмитрий Михайличенко
17 сентября 2016

Татары: тюркская скрепа России. Часть 2: Казанское ханство

История народов России

 

Часть 1: как они получились

 

Расцвет Золотой Орды одновременно стал началом её кризиса, который растянулся на весь XV век и завершился распадом некогда могущественной империи. Это время стало важным, хотя и промежуточным этапом формирования современного татарского этноса и татарской государственности. «Микс» кыпчаков-кочевников с оседлыми болгарами/булгарами Поволжья на территории Казанского ханства относится именно к этому времени.

Геополитическая конфигурация меняется

Слабеющая Орда питала своими соками набирающие силы молодые татарские юрты, которые после распада Улуса Джучи во второй половине XIV века стали самостоятельными новыми государствами – Казанским, Сибирским, Астраханским, Крымским ханствами и Ногайской Ордой. Оставаясь, по сути, той же Ордой, эти независимые государства вели активную, но не согласованную внешнюю политику. Они так и не избавились от кочевого духа, что, в конечном счёте, предопределило их падение. К концу XVI в. Все «потомки» Золотой Орды были поодиночке завоёваны Московским государством и прекратили своё существование.

Кочевой и русский дух в Казани

На месте Булгарского улуса в середине XV столетия сложилось самостоятельное Казанское ханство, а Казань стала политическим центром Среднего Поволжья.

История образования Казанского ханства до сих пор остаётся предметом научных (и не очень) споров. Создателем Казанского ханства считают Улуг-Мухаммеда. В 1437 г. в результате очередного переворота в Золотой Орде хан Улуг-Мухаммед был лишён престола, впрочем, его скитания были недолгими. Он достаточно быстро вспомнил, что одна из первых ставок хана Улуса Джучи была в Булгарском улусе. Вскоре он утвердился в Казани. Именно здесь происходит смешение кыпчакского и болгарского/булгарского элементов и кристаллизуется татарский этнос.

Младший сын Улуг-Мухаммеда Махмуд приложил много усилий к объединению под своей властью булгарских эмиратов и подавлению сепаратизма, который пышно расцвёл в последний период существования Золотой Орды. Хотя Махмуд создал единое государство, оно было далеко не централизованным. Более того, не сложилось единства и между казанской знатью, а внутренняя и внешняя политика этого государства определялись борьбой родов и групп знати, что роковым образом сказалось на судьбе Казанского ханства.

Различные кланы казанской знати с самого начала опирались на иностранные государства, искали у них поддержку. Иностранные государства охотно пользовались подобными приглашениями и вмешивались в политическую жизнь ханства.

В Казанском ханстве сформировались две противостоящие друг другу «партии».

Первая – «кочевая», в которой доминировали пришлые – ордынская, сибирская, а затем и крымская знать. Они стремились сохранить традиционные для кочевников представления об отношениях с оседлыми народами: набеги, грабежи и захват пленных с последующей продажей их в рабство стали наиболее значимой частью экономики татарских ханств. Благодаря кровным связям, «кочевая» группировка постоянно имела поддержку ногайских, сибирских, астраханских и крымских татар.

Оппозицию ей составила «московская партия». Её основу составляла местная булгарская (казанская) знать, которая опиралась на торгово-ремесленные круги, заинтересованные в сотрудничестве и мирных отношениях с Россией.

Поначалу эта группировка выражала интересы большинства населения, уставшего от постоянных междоусобных войн и «военных разборок». Однако её силы значительно уступали «кочевникам». Кроме того, с православной Русью не всегда могли поладить казанские мусульмане, которые конфессионально были ближе своим тюркским сородичам. Наконец, сказывался и дефицит плодотворных экономических контактов с Москвой. Кочевая знать считала, что выгоднее было совершать набеги на московские земли, чем торговать.

История Казанского ханства в XV-XVI веках – это постоянное метание между двумя крайностями. Часто противники становились друзьями в зависимости от политической конъюнктуры и вновь возвращались к противостоянию.

Итак, кочевые элиты Казанского ханства видели эталон своего развития в золотоордынском прошлом и смотрели на  Восток, в степь, а оседлые на Запад, в сторону набиравшей силу и мощь России.

Война и мир по русско-татарски

Отношения Казанского ханства с соседями зависели от того, какая партия находится у власти. И все-таки определённые закономерности прослеживаются. Например, ногайцы беспошлинно торговали с Казанью лошадьми и овцами, а татары платили им дань мёдом, шубами, сукном и деньгами. «Наглость» ногайцев доходила до того, что они часто кочевали на территории Казанского ханства. Неплохие отношения у казанских татар сложились с Астраханским ханством, которое изредка оказывало пусть небольшую, но важную военную помощь. Одним из главных союзников Казани стало Крымское ханство. Правящая казанская элита находилась в родственных связях с Гиреями. Однако серьёзной помощи от Крыма татары не получали никогда.

Главным же внешнеполитическим визави Казанского ханства были русские княжества, а затем Московское государство. На отношения Казани и Москвы большое влияние оказывали ордынские традиции господства над Русью и историческое соперничество Волжской Булгарии и Северо-Восточных княжеств за контроль над Средним Поволжьем. Казань как наследница Золотой Орды продолжала считать себя главной в отношениях с Москвой, а последняя упорно не желала мириться с таким положением. Поэтому русско-татарские отношения были скорее войной, чем миром.

После поражения под Суздалем 7 июля 1445 года и пленения великого князя Василия II Москва должна была платить Казани дань. Причём в Москве полагали, что платят дань  Орде. А сам Василий II (которого в итоге отпустили из плена) согласился выделить несколько уделов «в кормление» татарам.

Одним из «счастливчиков» стал сын Улуг-Мухаммеда Касим, который и основал Касимовское ханство. Позднее именно наследников Касима Москва будет активно использовать в своей борьбе против ставленников кочевых ханов в Казани. А существование самого Касимовского царства/ханства ставило Москву в ранг наследников Золотой Орды де-юре.

Напряжение накапливается

Усиление Московского государства в 1450-х годах вызвало недовольство и опасения в Казани. Москву в свою очередь тяготили регулярные набеги казанских кочевников, среди которых были подвластные татарам черемисы. Власть Москвы признала Вятская земля. Стороны решили помериться силами: началась новая война между Москвой и Казанью.

Начиная с 1462 года Москва и Казанское ханство с переменным успехом воевали друг с другом вплоть до взятия Казани Иваном Грозным в 1552-м.

Московские отряды несколько раз успешно ходили на Казань: в 1487 году Казань была взята, над ханством был установлен русский протекторат, а хан стал вассалом великого московского князя. Ответ татар не заставил себя долго ждать. Уже в начале XVI века казанские войска вторглись в пределы Московского государства, напрочь забыв о вассальной зависимости. Большое влияние на московско-казанские отношения оказывало усиление Крымского ханства, которое стремилось возродить «юрт отцов», распространив власть на все пространство канувшего в Лету Улуса Джучи.

Именно подстрекательство и поддержка, в том числе военная, со стороны крымских татар побуждала Казанское ханство воевать с Россией. Последний, наиболее ожесточённый этап московско-казанских отношений приходится на 1521-1552 годы.

Впрочем, вплоть до 1545-го московские государи отказывались от покорения Казанского ханства и пытались посадить на престол своего ставленника. Несколько раз это удавалось. И всякий раз кочевые группировки при поддержке крымского хана и Ногайской орды изгоняли промосковских правителей. И всякий раз вслед за переворотом казанцы совершали разорительные походы на московские земли.

Терпение потерял молодой великий князь московский Иван IV, который отказался от попыток восстановить русский протекторат над Казанью и взял курс на завоевание ханства. Венчавший Ивана IV на царство митрополит Макарий во всеуслышанье просил «покорить всея варварския язвы».

Одновременно с этим Москва осознала себя «Третьим Римом», а значит последней защитницей православной верой. Судьба Казанского ханства была предрешена. Впрочем, некоторые историки уверены, что политика Ивана Грозного по отношению к Казанскому ханству немногим отличалась от его предшественников. Раздираемое политическими противоречиями, постоянно воюющее полукочевое Казанское ханство становилось главным противником русского государства. В самом Казанском ханстве также росло недовольство всевластием кочевников. Торговый люд и оседлое население устали от разорительных войн. Поэт Мухамедьяр писал:

Неверие не разрушит государство
А от гнёта развалится страна,
Неверие и неверующий царь лишь себе вредят,
А гнёт состояние стран делает невыносимым.

Устали от московско-казанских войн и народы Казанского ханства. В 1546 году в Москву прибыли посланцы чувашей (часть 1, часть 2) и горных марийцев (часть 1, часть 2), которые просили Ивана IV, «чтобы государь пожалывал, послал рать на Казань», и обещали свою помощь русским войскам. В июне 1551-го в Москву прибыло посольство от Горной стороны во главе с Магометом Бозубовым и Ахкупеком Тогаевым, которые «били челом ото всее Горние стороны… от Чювашей и Черемисы».

За 1547-1552 годы Москвой было совершено три похода на Казань. Ненадёжность новых союзников (чувашей и горных марийцев), опыт прежних походов подтолкнули Ивана IV к мысли построить укреплённый пункт вблизи Казани. Так в 1551 году появилась крепость Свияжск. «Иноверцы русские у устья реки Свияги поставили крепость: в ней сложили свои пушки, деньги и крепостные запасы», говорилось в татарской летописи.

Именно постройка укреплённой крепости вблизи столицы ханства стала переломным моментом: горные марийцы окончательно признали русское подданство, в Свияжске московский царь мог накапливать силы для похода против Казани. Видя бесперспективность дипломатических методов воздействия на Казань (в 1551-м на казанский престол был посажен «послушный» Москве Шах-Али, который, однако, был быстро смещён), Иван Грозный в апреле 1552 года принял твёрдое решение покорить ханство.

Несмотря на попытки крымского хана помешать походу и периодические атаки татарских отрядов, 23 августа русские войска осадили Казань. Осаждённым казанцам ощутимую помощь оказывали луговые марийцы, нападая на тылы русских войск. Только после нескольких походов против марийцев и занятия Арского городка, марийцы перестали досаждать русским тылам.

Во время осады Казани русские впервые применили европейское новшество – минирование крепостных стен через подкопы. Казанцы не знали, как с этим бороться, и не могли ничего сделать. Стоит отметить, что Иван IV неоднократно предлагал сдать Казань и пощадить население города. Однако всякий раз татары отказывались. Положение осаждённых стало критическим, когда в сентябре взорвали главный городской колодец и стало известно, что ни ногайцы, ни башкиры, ни крымские татары не собираются им на помощь.

Утром 2 октября были взорваны стены у Аталыковых и Ногайских ворот – это был конец независимой Казани. Защитники города были перебиты, имущество разграблено. Хотя Иван IV приказал, чтобы в живых оставляли женщин и детей, рассвирепевшие воины убивали всех без разбора. Историки подсчитали, что всего в день штурма пало около 20 тысяч казанцев. Потери русских войск также были велики – 15355 человек. Не соответствующим действительности исследователи считают утвердившееся мнение, что русские после взятия Казани перебили всех мужчин. Татарская летопись, Казанский летописец и Московский летописец упоминают захваченных в Казани «князей, и мурз, и всяких чиновных татар», которым царь предложил «служити и прямити так же, как нам служат ваша братья, которые пожалованы в московских городах».

Несмотря на отчаянное сопротивление, Казанское ханство оказалось не в состоянии конкурировать с возрастающей мощью Русского государства, став его важной частью.

Мудрое решение Грозного Ивана IV

Уже 3 октября царский «совет» решал будущее края и определял политику в отношении народов Поволжья. Большая часть воевод «все мудрые и разумные» советовали Ивану IV задержаться в Казани до весны, чтобы он «до конца выгубил бы воинство басурманское и царство оное себе покорил и усмирил землю на веки». Однако царь решил путём уговоров привлечь народы Казанского ханства на сторону Московского государства. Получалось, что раньше московские государи пытались договориться с независимыми казанцами, а теперь хотели договориться уже с побеждёнными.

В этом был свой резон: не нужно было тратить деньги на кровопролитную войну, среди татар было немало сторонников соглашения с Москвой, часть народов ханства (чуваши, горные марийцы) уже стали подданными русского царя. А главное, Иван IV понимал, что татары – это грозная сила, с которой лучше договориться чем воевать вновь и вновь.

В итоге по улусам были разосланы «жаловалные грамоты опасные, чтобы шли ко государю, не бояся ничего». Иван IV приказал взимать ясак в размерах, существовавших в конце XV – начале XVI века. Кстати, ясак теперь взимался в пользу государства, а не отдельного феодала. Царь же стал верховным собственником всей земли, однако непосредственно землёй владели общины. В конце концов, 10 октября весь край юридически покорился русскому царю. Однако покорность эта была лишь видимой, что и показали черемисские войны.

***

И всё же гибель Казанского ханства была лишь вопросом времени. Став независимым в результате распада Золотой Орды, оно не смогло преодолеть родового порока всех ордынских наследников. Независимая Казань оставалась государством-паразитом, жившим главным образом за счёт грабежей соседей и работорговли. Несмотря на то, что значительную часть населения составлял торговый и крестьянский люд, именно кочевники задавали тон в Казанском ханстве. Это отчасти удовлетворяло многочисленные подчинённые народы, которые в условиях феодальной вольницы и междоусобных войн чувствовали себя достаточно свободно. Но уставшие от постоянных набегов чуваши, горные марийцы и часть татар больше хотели мира, который мог установиться только с приходом сильной власти Москвы.

 

Литература

История татар. Т. 4. Казань, 2014.

Алишев С.Х. Казань и Москва: межгосударственные отношения в XV-XVI вв. Казань, 1995.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика