Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

100-летие Революции Историко-культурный стандарт

Свершения эпохи первых пятилеток: что об этом нужно знать

 

Валентин Жаронкин. 

Об оценке триумфальных пятилеток.
Нет в русской истории «трудных вопросов»: часть 10

Андрей Смирнов.
Что такое НЭП и зачем его
заменили индустриализацией

Мы продолжаем кратко объяснять содержание каждого из «трудных вопросов» историко-культурного стандарта, опираясь на научно-сертифицированное его толкование в современной историографии и здравый смысл учителя и преподавателя с более чем 20-летним стажем.

Сегодня – вторая часть трудного вопроса № 10. Он сформулирован в ИКС так: «Причины свёртывания НЭПа, оценка результатов индустриализации, коллективизации и преобразований в сфере культуры».

Рассмотрев в прошлый раз НЭП и причины его свёртывания, обратимся теперь к конкретным результатам тех процессов, которые были призваны обеспечить построение в СССР социализма (иными словами, обеспечить на самом деле суверенитет и мировую конкурентоспособность страны) – индустриализации и коллективизации.

Индустриализация

О дате завершения индустриализации СССР по-прежнему спорят: ведь, собственно, активное строительство новых промышленных предприятий в СССР, начатое в 1926 г., не прекращалось никогда. Чаще всего завершение индустриализации связывают с 1937 или 1941 годами.

К этому времени только за первую (1928 – 1932) и вторую (1933 – 1937) пятилетки в стране было построено свыше 6 тысяч новых промышленных предприятий, созданы новые отрасли промышленности – в том числе автомобильная, тракторная, химическая и др. И это не просто впечатляющий количественный – качественный скачок в промышленном развитии страны, а именно: создание в ней современной (для 30-х гг. ХХ в.) многоотраслевой промышленности.

Красная армия получила теперь мощнейшую промышленную базу и стала в изобилии снабжена современной техникой. В частности, к 1937 г. СССР располагал самыми многочисленными в мире военно-воздушными силами, а танков имел больше, чем все остальные армии мира, вместе взятые. Страны, подобные Польше или Румынии, перестали быть (как в 1920-е гг.) опасными для СССР противниками.

Не стоит, однако, и преувеличивать результаты индустриализации СССР, подобно тому, как это делалось в советское время. Так, преувеличением являются утверждения советской историографии о выходе СССР на 2-е место в мире (после США) и на 1-е в Европе по объему выпускаемой промышленной продукции, а также о том, что СССР оказался в состоянии выпускать любой вид промышленной продукции тех лет. Было еще множество изделий (особенно в наукоёмких, высокотехнологичных отраслях – точном машиностроении, приборостроении и др.), которые советская промышленность изготавливать не могла. Это постоянно проявлялось, например, в авиастроении, кораблестроении, двигателестроении. Сказывалось запоздалое по сравнению с Западом начало промышленного развития в России и вызванные этим нехватка конструкторского и технологического опыта, сказывались нехватка и не всегда высокое качество подготовки инженерных кадров, недостаточный уровень квалификации основной массы рабочих с их низким образовательным уровнем и малым производственным стажем.

Коллективизация

Коллективизация деревни достигла своей главной цели – обеспечила сосредоточение продовольственных ресурсов (и других видов сельскохозяйственной продукции) в руках государства. Объединение частных крестьянских хозяйств во всецело контролируемые государством и обязанные выполнять государственный план поставок продукции колхозы позволило обеспечить страну продовольствием по фиксированным ценам. Если производство зерна в стране в 1930-е гг. практически не увеличилось, то заготовки его государством выросли во много раз.

В результате государство – даже в условиях ликвидации частной торговли – смогло обеспечить гарантированное снабжение всё увеличивавшихся в размерах вооружённых сил и городского населения, и даже получило фонды для продовольственного экспорта.

Однако выигрыш государства обернулся здесь проигрышем для колхозного крестьянства. Из деревни изымались теперь не только излишки, но и часть необходимого для собственного потребления, а поставки колхозами сельхозпродукции (за исключением таких культур, как чай, хлопок, цитрусовые и т.п.) оплачивались по цене, заниженной по сравнению с рыночной во много раз. В результате труд колхозников в общественном хозяйстве оплачивался, как правило, весьма скудно. Колхозникам приходилось жить за счет личного подсобного хозяйства, – где, однако, не могли выращиваться зерновые.

Такое положение обусловило не только низкий жизненный уровень деревни, но и незаинтересованность колхозников в своем труде – что тормозило развитие сельского хозяйства.

Социально-культурная революция

Но и это ещё не всё. Даже точнее сказать так: количественные и качественные показатели промышленного развития – это обязательное для суверенного государства обеспечение материальной базы грандиозного социально-культурного проекта. Вот его-то успехи, пожалуй, и есть главная составляющая предвоенных пятилеток.

Страна в значительной степени урбанизировалась: к концу 1930-х гг. в городах проживала уже примерно треть населения (вдвое больше, чем до революции). Образ жизни и психология городского жителя, занятого в промышленности, стали теперь достоянием куда большего количества людей, чем до индустриализации. Россия по факту переставала быть крестьянской страной.

Преобразования времен строительства социализма в сфере культуры заключались прежде всего в развитии системы образования – которая должна была вооружать трудящихся знаниями, необходимыми для развития промышленности и сельского хозяйства, а также внедрять в массы официальную идеологию. В 1930 г. было введено всеобщее начальное образование, во много раз расширена сеть вузов. Распространение образования расширило кругозор широких масс, сделало более распространённым, чем до 1917-го, сознательное отношение к происходящему вокруг.

В то же время рост числа школ и вузов обернулся снижением по сравнению с дореволюционным качества образования. Огромный вред нанёс здесь применявшийся в системе образования вплоть до 1936 г. классовый подход, когда тем слоям населения, на которые власть рассчитывала опираться (рабочим и большинству крестьян) получение высшего образования было искусственно облегчено (за счет занижения требований), а прочим слоям – затруднено.

Литература

  1. Зеленин И.Е. «Революция сверху»: завершение и трагические последствия // Вопросы истории. 1994. № 10.
  2. Лельчук В.С. 1926 – 1940 годы: завершённая индустриализация или промышленный рывок? // История СССР. 1990. № 4.
  3. Индустриализация Советского Союза. Новые документы, новые факты, новые подходы. Ч. I-II. М., 1999.
  4. Осокина Е.А. За фасадом «сталинского изобилия». Распределение и рынок в снабжении населения в годы индустриализации. 1927 – 1941. М., 2008.
  5. Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927–1939. Т.1–4. М., 1999–2002.   
Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история История СССР Экономическая история Государственные,политические,социальные институты Социальная история История педагогики и образования

0 Комментариев


Яндекс.Метрика