Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Иван Зацарин
18 марта 2017

Стоп наркотик. К 178-летию борьбы с опиумом и за рынки

Сегодня в прошлом

18 марта 1839 года китайский императорский советник Линь Цзэсюй потребовал от европейских торговцев выдать весь имеющийся у них опиум.

В начале марта страны ЕС ожидаемо продлили санкции против России. Это означает, в свою очередь, что и контрсанкции продолжают действовать, а внутрироссийское производство продолжает находиться в условиях, которые, казалось, никогда больше не вернутся: можно производить, не опасаясь конкуренции со стороны импорта..

Сегодня, когда мы справляем 178-ю годовщину борьбы Британии и Китая за китайский внутренний рынок, стоит поговорить о том, что подобные тепличные условия долго продолжаться не будут.

Почему Земля стала круглой

Представление о плоской Земле изначально имело свои причины. Что по суше, что по морю долгое время можно было передвигаться и каждый раз видеть что-то новое. Были времена, когда всей жизни не хватало на то, чтобы объездить наш шарик хотя бы в пределах Старого Света. Тем более, всегда хватало с кем торговать, особенно если товар был хорошим. Торговцы заряжали в цену сотни процентов прибыли не только из-за высоких накладных расходов, но и из-за низкой интенсивности самой торговли.

Однако к XVIII-XIX веку эти благословенные времена закончились, а Земля из плоской стала круглой. Не только потому, что это доказал Галилей и подтвердили кругосветные путешествия. Но и потому, что торговля стала глобальной: множилось число торгующих, рынки сбыта в этом росте сильно отставали а потом и вовсе перестали появляться. Шарик замкнулся, а нарождающийся капитализм познал горечь конкуренции и дефицита рынков сбыта. Пришло время за них воевать.

Китайский замок…

История первой опиумной войны, в общем, известна, пройдёмся по ней пунктиром. Китайский рынок, как до того индийский, был самодостаточным, миром-экономикой. А значит сделать эти рынки частью формирующейся системы глобальной торговли можно было только насилием.

В Индии это хотя и заняло немало времени, но были условия: во внутрииндийских конфликтах европейцы занимали то одну, то другую сторону, пока не исчезли последние желающие сопротивляться влиянию европейского капитала в лице Британской Ост-Индской компании.

В Китае не было индийской раздробленности. Китайские императоры (то ли наученные опытом Индии, то ли действительно считавшие весь известный им мир дикими варварами) держали торговцев в строгости: один открытый порт, запрет на организацию факторий, запрет на размещение в городе, запрет на изучение языка. Плюс вольное установление цен на товары. Бери или катись в свою Европу обратно. При этом сами китайцы потребляли мизер: русские меха, итальянское стекло, часы – вот практически и всё, что находило сбыт.

Подобные замкнутые системы, чей экспорт многократно превышает импорт (позволяет накапливать денежные резервы) всегда бесит державы, живущие за счёт глобальной торговли – это  дико невыгодно. Мало того, что приходится постоянно расплачиваться деньгами, так ещё и нельзя оптимизировать логистику. Вместо того, чтобы, например, пригнать в Китай груз пряностей из Индии, приходится гнать корабль с серебром из Европы. Разумеется, европейцы неоднократно пытались закрепиться в Китае, в том числе и силой. Но регулярная армия императора, хотя и отсталая в военном отношении, насчитывала около 800 тыс воинов.

…И европейская отмычка

Справились с этой проблемой просто: в конце XVIII века начали выращивать в Индии опиум и, сперва скрытно и малыми партиями, организовали его поставки в Китай. В период 1775-1830 годы объём поставок вырос более чем в 1000 раз: с 1,4 до 1500 тонн в год. Власти неоднократно запрещали торговлю опиумом, но наркоторговля известна своими большими прибылями. Их хватает, чтобы сажать на зарплату чиновников, ответственных за выполнение антинаркотического законодательства. Да и не только их. В столице к 1830-м годам количество зависимых от опиума чиновников было сравнительно небольшим – не более ⅕. В провинциях похуже: от 30 до 50%. И армия, разумеется.

Линь Цзэсюю было поручено разобраться с проблемой и он это сделал. 18 марта 1839 года он блокировал всю торговлю Европы с Китаем. Торговцы не могли продавать, покупать, даже уехать – до полной выдачи всего опиума. Держались долго – до июня. Но всё же сдались и выдали свыше 20 тыс ящиков – около половины от поставок 1938 года. Весь груз был уничтожен.

Война, спровоцированная этими действиями, началась вовсе не из-за самого запрета торговать зельем. Линь Цзэсюй понимал, что так просто от этих потерь англичане не отступятся. Сразу после выдачи он предложил компенсировать убытки чаем. Однако коррупция успела настолько разъесть чиновничий аппарат, что с весны по осень императора атаковали делегации с просьбой смягчить своё решение. Пока тот колебался, Линь Цзэсюй не мог добиться средств на компенсации торговцам, что и было использовано как повод к войне (начало ноября 1839 года).

Эту войну Китай проиграл и расплатился за поражение не только возобновлением поставок наркотика, но и открытием своего рынка.

Когда придут за нами и что делать?

Единственное, что с тех пор изменилось в этой схеме – страны. Если в XIX веке свой торговый баланс с помощью наркоторговли выравнивала Британия (перед Второй Опиумной войной к ней присоединилась Франция) – развитые индустриальные державы, то сегодня это удел стран третьего мира. Рынки сбыта давно разобраны, за торговлю продукцией высокого передела ведутся войны почище опиумных, хотя и не такие заметные. А создавать замкнутые экономические модели становится всё сложнее. Пресловутая невидимая рука рынка сама указывает экономически неразвитым странам путь «догоняющего развития».

Стремление искусственно выделить себя из мировой экономики, закрыть рынки, максимально перейти на самообеспечение  по-прежнему рассматривается как завуалированное объявление торговой войны остальному миру. Это одна из причин, по которой СССР долгое время находился в противостоянии с объединённым Западом. Были и иные причины, но и об этой следует помнить.

Сегодня Запад своими санкциями сам помогает нам замещать отдельные статьи импорта внутренним производством, однако длительной эта практика не будет. Никто не станет молча наблюдать за постепенным ростом товарооборота России и Китая и накоплению у них золотовалютных резервов. В особенности на фоне роста неуглеводородного энергетического экспорта России (Азиатское энергетическое кольцо, услуги по строительству АЭС). В такое можно поиграться несколько лет, не дольше. «Правение» европейских парламентов в последние годы вызвано не только проблемой мигрантов, но и вынужденной стагнацией экономик стран ЕС, потерявших сбыт в России. В этом смысле знаковыми должны стать майские выборы во Франции.

Когда Западу надоест играться с нами в санкции, настанет черёд игры «откройте ваши рынки». Отмычкой тут, конечно, будет уже не опиум, а лоббизм и подкуп – в первую очередь экономического блока правительства. Но схема все равно будет напоминать Китай XIX века. Главное – не пропустить этот момент и тогда не повторять ошибок Китая. Можно открывать рынок, можно продолжать защиту внутреннего производителя. Но в последнем случае нужно осознавать, что это война и жалеть нас никто не будет.

В том, что момент этого выбора наступит, сомневаться не приходится. Уже больше 200 лет ситуация, когда страна живёт с закрытым от импорта рынком, а капитал наиболее развитых держав на это плевать хотел, относится к разряду фантастических.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика