Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Материалы "Сталинградская битва"

Сражение под городом Лютценом (1813 год) — забытая победа Наполеона

Скачать

Опубликовано: Лазарев С.Е. Сражение под городом Лютценом (1813 год) — забытая победа Наполеона // Военно-исторический архив. №6 (150). М., 2012. С. 36-51.


С.Е. Лазарев

Сражение под городом Лютценом (1813 год) —
забытая победа Наполеона

 

В этом году исполняется знаменательная дата — 200 лет назад, в июне 1812 года, великий французский полководец Наполеон Бонапарт вступил на территорию России, влекомый мечтою стать владыкой Европы. 200 лет назад, в декабре 1812 года, жалкие остатки его прежде «Великой армии» покинули заснеженные поля «негостеприимной» страны. Наполеон вынужден был срочно уехать в Париж, чтобы сколотить там новую боеспособную армию, поскольку речь теперь уже шла о судьбе созданной им империи. Российский царь Александр I твёрдо вознамерился свергнуть его с престола и, таким образом, окончательно ликвидировать угрозу нового вторжения в границы своего государства. Однако сделать это оказалось непросто – военный гений Наполеона после неудач 1812 года нисколько не угас, да и начинать новую кампанию против него русским приходилось в одиночку, ведь большинство европейских стран или оставались верными союзу с французским императором, или заняли выжидательную позицию. Поговорим об одной забытой победе Наполеона — под городом Лютценом в 1813 году, которой в энциклопедических справочниках посвящено лишь несколько строк.

Начало военной кампании 1813 года

После уничтожения «Великой армии» Наполеона в России Александр I начал Заграничный поход. К этому создались благоприятные условия — в Пруссии зрело восстание против французского императора. 14 декабря 1812 года русский авангард форсировал р. Неман, а 1 января 1813 года в наступление на Польшу и Пруссию двинулась вся действующая армия. Русские войска шли тремя армиями: Главной, где находились царь и главнокомандующий — М.И. Кутузов, 3-й Западной — под руководством адмирала П.В. Чичагова (с февраля 1813 года – генерала М.Б. Барклая-де-Толли), и Резервной. На главном направлении – Кёнигсберг – Данциг – двигался также отдельный корпус генерала П.Х. Витгенштейна.

Согласно данным современных историков, в начале этой кампании расстановка сил была явно на стороне России: М.И. Кутузов располагал 106 тысячами против 70 тысяч французов и их союзников [1]. Остальные силы Наполеон отвёл во Францию и Германию для комплектования.

Наступление развивалось успешно и энергично: 4 января 1813 года русские войска вошли в Кёнигсберг, 24 января был взят Полоцк, 26-го — Варшава. Твёрдо веря в победу, М.И. Кутузов писал жене: «Дай Бог, чтобы тринадцатый год кончился так щастливо, как начинается» [2].

Хотя прусский король Фридрих-Вильгельм III формально сохранял верность союзу с Наполеоном, вступление русских войск в Восточную Пруссию создало предпосылки для поворота прусской политики. Русские войска чувствовали доброжелательное отношение к себе со стороны местного немецкого населения. Об этом свидетельствовали рапорта П.В. Чичагова и П.Х. Витгенштейна М.И. Кутузову.

Например, П.Х. Витгенштейн 12 января 1813 года сообщал следующее: «При занятии нами Кёнигсберга, как и вообще всех прусских городов… приняты мы жителями чрезвычайно хорошо, не токмо как друзьями, но как избавителями их от ига французов» [3]. А при освобождении русскими войсками Берлина 20 февраля 1813 года население не только их приветствовало, но и хотело к ним присоединиться.

В свою очередь, русские держались на прусской территории дружественно, не вмешивались во внутренние дела предполагаемых союзников. И если начинала Россия борьбу с Наполеоном в одиночку, то 28 февраля 1813 года в Калише был подписан союзный русско-прусский договор, а 27 марта 1813 года Фридрих-Вильгельм III, наконец, объявил войну Франции. Таким образом, было положено начало созданию Шестой антинаполеоновской коалиции (1813–1814 годы). Объединённую русско-прусскую армию естественно возглавил фельдмаршал М.И. Кутузов — самый авторитетный полководец (на тот момент было ему 67 лет). Наполеон негодовал по поводу предательства Фридриха-Вильгельма III. «Политика Пруссии шла всегда такими кривыми путями, – заметил он. – Пруссия была всегда так недобросовестна со всеми и при этом действовала так неуклюже, что ни одно правительство не было по-настоящему заинтересовано в ней» [4]. Австрия и другие немецкие государства (формально остававшиеся верными союзу с Наполеоном), а также Англия и Швеция предпочитали занимать выжидательную позицию, в зависимости от хода военных действий.

Весной 1813 года национально-освободительное движение в Германии стало принимать форму восстаний, народной партизанской борьбы. Им оказывали поддержку русские «летучие» отряды, совершавшие глубокие рейды по Германии. Возглавляли такие соединения легендарные герои Отечественной войны 1812 года Ф.Ф. Винцингероде, Д.В. Давыдов, И.С. Дорохов, М.И. Платов, А.Н. Сеславин.

Большой смелостью, дерзостью налётов на наполеоновские войска отличались отряды полковника А.С. Фигнера. Александр Самойлович сам не раз проникал в центр расположения противника, даже в его военные крепости. Так, в январе 1813 года А.С. Фигнер по поручению М.И. Кутузова оказался в данцигской крепости, обороне которой Наполеон на первом этапе войны придавал особое значение. Даже взятый там французами под стражу по подозрению в излишнем интересе к военным сведениям (А.С. Фигнер выдавал себя за итальянского купца, якобы ограбленного казаками), он сумел не только опровергнуть все обвинения, но и войти в полное доверие к ближайшему соратнику Наполеона генералу Ж. Раппу, возглавлявшему военные силы в Данциге. Это доверие оказалось столь велико, что А.С. Фигнер был направлен Ж. Раппом с важными депешами к Наполеону. Естественно, все они попали в ставку М.И. Кутузова [5].

В дальнейшем знаменитый партизан возглавил интернациональный отряд, состоявший из 100 казаков, 150 кавалеристов различных русских гусарских полков и 200 итальянцев и испанцев, перешедших на сторону русских. Этот партизанский отряд назывался «Легионом мести» и символизировал единство интересов европейских народов, поднявшихся на борьбу с Наполеоном.

Русско-прусские войска освободили от французских гарнизонов всю Пруссию, и вышли на р. Эльбу – границу с германскими государствами, верными Наполеону или сохранявшими нейтралитет. М.И. Кутузов был против дальнейшего продвижения, так как считал потери России в новой войне напрасными, а также ожидал реакции других европейских держав. Здесь Михаил Илларионович на месяц приостановил движение Главной армии. «Мы далеко не забежим, я вить не моложе стал…» – сетовал полководец [6]. Как мог, он сопротивлялся ненужной, на его взгляд, кампании. «Быстрое движение наше вперёд для главного предмета будущей кампании ни какой пользы принесть не может», – писал М.И. Кутузов генералу П.Х. Витгенштейну 25 марта 1813 года [7]. Вероятно, он надеялся сохранить Францию как противовес Австрии и Англии в Европе, при этом не верил в то, что Наполеон когда-нибудь ещё «сунется» в Россию. «Прекрасная Франция, сильная само по себе, пусть займётся внутренним благосостоянием» — предлагал он [8].

Однако император Александр I настаивал на продолжении самых решительных действий – он намеревался сыграть роль освободителя европейских народов. Наступление продолжилось — 27 марта объединённая русско-прусская армия захватила Дрезден, столицу формально нейтрального королевства, 3 апреля передовые части союзников вошли в Лейпциг. Именно через Саксонию проходил кратчайший путь из Пруссии на Париж. С захватом этого государства Рейнский союз (вассальное образование Наполеона из германских государств) ожидал распад, и именно там развернулись основные сражения Наполеона в 1813 году с армиями Шестой коалиции.

Между тем М.И. Кутузов заболел. «Я всё не могу совсем оправиться, всё прихватывают маленькие колики, и несколько дней сижу дома от дурной погоды, и государь всякой день у меня», — писал он жене в начале кампании [9]. 6 апреля 1813 года, не имея возможности следовать за армией, Михаил Илларионович остался в маленьком силезском городе Бунцлау (ныне г. Болеславец в Польше). Оба монарха (прусский и русский) послали к нему своих лучших медиков.

11 апреля 1813 года М.И.Кутузов вновь писал жене: «Я к тебе, мой друг, пишу в первый раз чужою рукою, чему ты удивишься, а может быть и испугаешься, — болезнь такого рода, что в правой руке отнялась чувствительность перстов» [10]. 16 апреля 1813 года великий полководец умер. В письме к вдове Александр I отмечал: «Не Вы одна проливаете о нём слёзы; с Вами плачу я и плачет вся Россия» [11].

«Кутузов понял, что время его кончено, что роль его сыграна и что этой мнимой власти (власти главнокомандующего — прим. С.Л.) у него уже нет, — писал Лев Николаевич Толстой в бессмертном романе «Война и мир». — С одной стороны, он видел, что военное дело, в котором он сыграл свою роль, – кончено и чувствовал, что его призвание исполнено. С другой стороны, он в то же самое время стал чувствовать физическую усталость в своём старом теле и необходимость физического отдыха...

Роль Кутузова была сыграна, на его место явился новый, требовавшийся деятель. Александр I для движения народов с востока на запад и для восстановления границ народов был так же необходим, как необходим был Кутузов для спасения и славы России... Представителю народной войны ничего не оставалось, кроме смерти. И он умер» [12].

После смерти М.И. Кутузова военные действия пошли по сценарию Александра I.

Новый главнокомандующий

М.И. Кутузов умер перед самым началом настоящей военной кампании, когда Наполеон 15 апреля 1813 года с новой армией двинулся против русских и пруссаков. Снабжена была эта армия очень хорошо. Французскому императору удалось набрать около 200 тысяч солдат и офицеров, почти такие же резервы были собраны или продолжали формироваться [13].

Смерть М.И. Кутузова была на руку Наполеону. Как справедливо отмечал Е.В. Тарле, в его лице французский император потерял единственного достойного противника, «а остальных русских генералов в их массе французский император после 1812 года всё-таки не стал уважать больше, чем прежде» [14].

Это касалось и пруссаков, у которых Наполеон не видел сколько-нибудь страшных для себя соперников в военном искусстве. Знал Наполеон и о том, что в союзной армии не было никакого настоящего единоначалия, поскольку Александр I находился при армии и неизбежно вмешивался в распоряжения военного руководства.

Так было и с Петром Христиановичем Витгенштейном, назначенным после смерти М.И. Кутузова главнокомандующим русско-прусскими армиями. Этот сорокачетырёхлетний русский генерал происходил из древнего германского графского рода. Так что, можно сказать, на посту главнокомандующего он устраивал и русских, и пруссаков. Во время Отечественной войны П.Х. Витгенштейн командовал корпусом, прикрывавшим столицу. 19 июля 1812 года под Клястицами (белорусская деревня, ныне — Россонский район Витебской области) он остановил продвижение корпуса маршала Н. Удино на Петербург. После этого широко разрекламированный общественным мнением генерал приобрёл славу «спасителя Петрова града», его наградили орденом Святого Георгия 2-й степени. Во время сражения на р. Березине П.Х. Витгенштейн действовал неудачно, безуспешно атакуя оборонявшие Студёнку (где шла переправа остатков «Великой армии») войска маршала Виктора. Однако его слава «спасителя Петербурга» не дала возможности обвинить его в ошибках. В военной кампании 1813 года, в отличие от М.И. Кутузова, Пётр Христианович действовал решительно и энергично — его отдельный корпус, опередив французов, без боя занял Кёнигсберг и Берлин. Но противостоять самому Наполеону оказалось значительно труднее, чем его отдельным, разрозненным соединениям. Так что в дальнейшем слава «защитника Петербурга» сильно потускнела.

Александр I давно следил за успехами П.Х. Витгенштейна и выделял его из числа других генералов. Поэтому, когда после смерти М.И. Кутузова встал вопрос о новом главнокомандующем, он был однозначно решён в пользу Петра Христиановича. Хотя в армии было три генерала старше его и немало — более талантливых. Мнение о П.Х. Витгенштейне Дениса Васильевича Давыдова довольно сдержанное: «Мужественный, но не дальновидный защитник Петрополя, гордившийся одержанием победы в каких-то десяти генеральских сражениях» [15]. Однако П.Х. Витгенштейн поначалу всё же пользовался симпатиями не только российского императора. Генерал А.П.Ермолов писал о нём как об «исполнителе планов», авторе многих выигранных баталий, командире, мужеству войск которого «ничто противостоять не может», рыцаре без «малейшей гордости» [16]. А ведь понравиться острому на язык А.П. Ермолову было не так-то просто.

Приняв командование, П.Х. Витгенштейн вновь проявил инициативу – он сразу двинулся навстречу Наполеону, к саксонскому городу Лютцену, в 20 км к юго-западу от Лейпцига.

Генеральное сражение

Тем временем Наполеон уже начал военную кампанию, и начал её с победы. 19 апреля 1813 года его войска атаковали и вытеснили русских из саксонского города Вейсенфельса. Правда, не обошлось в этом сражении без потерь. В частности, на поле боя был убит маршал Жан Батист Бессьер — командующий наполеоновской гвардейской кавалерией. Бессьер отличался бескомпромиссностью, упрямством, умением говорить правду в глаза французскому императору, которого он непременно сопровождал во всех сражениях. «Смерть приближается к нам», — сказал Наполеон, глядя как мёртвого маршала уносят с поля боя [17]. Оттеснив русских, французы заняли Лютцен.

20 апреля 1813 года под этим городом произошло первое большое сражение. Соотношение сил противников было примерно таковым: армия П.Х. Витгенштейна насчитывала 72 тысячи русских и пруссаков, армия Наполеона – 100 тысяч французов и их союзников [18]. Есть сведения и о большей численности войск у французского императора. Сражение было ожесточённым и продолжалось весь день.

П.Х. Витгенштейн атаковал правый фланг Наполеона ещё во время его марша, обрушившись всей армией на ближайшие корпуса французов по одному. Смелости генералу добавлял недостаток кавалерии у Наполеона – вся знаменитая конница И. Мюрата погибла в России. Поэтому даже в случае победы французский император не смог бы организовать преследование союзников.

20 апреля 1813 года в 10 часов утра французский корпус генерала Ж.А. Лористона завязал перестрелку с прусским отрядом фельдмаршала Ф. Клейста, занимавшим Лейпциг. Услышав канонаду, Наполеон отправился с гвардией к городу из Лютцена. Внезапно около полудня прусский корпус фельдмаршала Г. Блюхера атаковал корпус маршала М. Нея, прикрывавший правый фланг маршировавших к Лейпцигу французских колонн. Завязался бой в 5 км к югу от Лютцена, в тылу Наполеона. Однако французский император не растерялся и немедленно отдал необходимые распоряжения. Несколько корпусов были перенаправлены на помощь М. Нею. До их подхода прусская пехота при поддержке русской кавалерии последовательно выбила французов из деревень Гроссгёршен, Клейнгёршен, Кайе. Пересечённая местность, множество прудов, каналов, хозяйственных построек затрудняли боевые действия. Наполеон лично скакал с одного фланга на другой, руководя всеми операциями боя. Александр I и Фридрих-Вильгельм III тоже находились недалеко от места сражения.

После того, как к М. Нею стали подходить подкрепления, союзники перешли к обороне, и к 7 часам численный перевес склонился на сторону Наполеона. Он сконцентрировал огонь артиллерии против центра союзников в районе деревни Кайе, а атака его гвардии отбросила русско-прусские войска на исходные позиции. К ночи позиции союзников оказались охвачены французами с обоих флангов. Более того, корпус генерала Ж.А. Лористона выбил пруссаков из Лейпцига, что создало угрозу обхода союзной армии с севера и потери сообщения с р. Эльбой, а, значит, и с базами снабжения.

Битва под Лютценом могла бы закончиться полным разгромом союзников, если бы не стойкость русских полков и не лихая кавалерийская атака прусского фельдмаршала Г. Блюхера, который задержал ею целую дивизию французов, а затем храбро дрался в арьергарде отступавшей армии [19]. За приверженность к активным действиям солдаты прозвали семидесятилетнего Гебхарда Леберехта Блюхера «Маршал вперёд». Г. Блюхер служил в армии более полувека и был известен своей неутомимостью. Неоднократно терпел он поражения от Наполеона, но всякий раз искал новой «встречи». М.И. Кутузов, незадолго до смерти, признавался Г. Блюхеру: «Я считаю особой честью для себя начать поход вместе с генералом, который уже в течение многих лет привлекает к себе внимание всей Европы и на которого его Отечество с уверенностью возлагает свои надежды» [20].

И всё же сражение под Лютценом было союзниками проиграно, П.Х. Витгенштейн отступил. По данным Е.В. Тарле, русские и пруссаки потеряли около 20 тысяч человек, но и французы немногим меньше [21]. Несколько иными сведениями располагал военный историк-эмигрант А.А. Керсновский: потери союзников, по его мнению, составили 12 тысяч человек, французов — 15 тысяч человек, и с каждой стороны в плену оказалось примерно по тысячи солдат и офицеров [22]. Из-за расстроенного здоровья русскую армию вынужден был покинуть известный военачальник генерал А.П. Тормасов, наряду с П.Х. Витгенштейном претендовавший на пост главнокомандующего.

За поражение — ордена

Несмотря на победу, Наполеон не смог разгромить союзные войска, и сам понёс значительные потери. Отсутствие конницы лишило Наполеона возможности использовать успех и произвести стратегическую рекогносцировку. Союзники отступили в порядке и встали на заранее приготовленные позиции, в районе другого саксонского города Бауцена (восточнее Дрездена, на реке Шпрее). Одновременно вспыхнуло национально-освободительное восстание в Гамбурге, которое доставило французам немало хлопот. Наполеону пришлось срочно отправлять туда одного из лучших своих полководцев — маршала Л. Даву, которого ему в последующем очень будет не хватать [23].

Правительство России сражение под Лютценом официально представило как свою победу. Придворный поэт Г.Р. Державин даже написал оду по этому поводу. Полководцы союзников были щедро осыпаны наградами: П.Х. Витгенштейн удостоился высшего ордена — Святого Андрея Первозванного, а прусский фельдмаршал Блюхер получил орден Святого Георгия 2-й степени. Сам российский император был удостоен престижного прусского ордена.

Тем не менее, и военные, и общественные круги союзников понимали, что до настоящей победы ещё очень далеко. После поражения в этом сражении началась неизбежная критика П.Х. Витгенштейна, сопровождавшаяся сравнением его с предшественником на посту главнокомандующего — М.И. Кутузовым. В письме к своему приятелю князю М.С. Воронцову флигель-адъютант Александра I A.A. Закревский писал о сражении 20 апреля: «Дело было беспутное... После сей отличной победы, как уверяют всех наши главнокомандующие, мы уже в Бауцене и отступили от Люцена 20 миль (старая русская миля = 7,468 км. — прим. С.Л.), и несчастный Дрезден уже в руках злодея. По отступлению нашему, которое мы делаем, можно судить, что плану никакого нет» [24]. И дальше отмечал: «Уж мы успели наделать глупостей вместе с графом Витгенштейном, который много на себя берёт и ничего не смыслит... Бестолковщина такая, что никто ничего понять не может» [25].

Одной из главных причин поражения союзников при Лютцене стало отсутствие единоначалия. «Было в оном деле 7 главнокомандующих, всякий по своему умению приказывал...» — писали современники о сражении в Саксонии [26]. Необходимо отметить также угодливость и несамостоятельность, присущие самому П.Х. Витгенштейну, его порою беспечное отношение к вопросам внутреннего управления армией [27].

В военной кампании 1813 года Наполеон сурово требовал от своих войск достижения побед. Он сумел ещё дать ряд блестящих сражений. Однако положение французского императора постоянно ухудшалось ввиду того, что разрасталось национально-освободительное движение в покорённых им когда-то европейских государствах.

Как отмечал современник тех событий французский писатель Стендаль, сражение под Лютценом было «последним напряжением сил великого [французского] народа. Под Лютценом 150 тысяч солдат из тех когорт, которые никогда ещё не были в огне, впервые приняли участие в сражениях. Зрелище ужасной резни ошеломило этих молодых людей. Победа нисколько не подняла дух армии» [28].


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Балязин В.Н. Барклай-де-Толли: Верность и терпение: Исторический роман. Серия: Русские полководцы. М.: ООО «Издательство Астрель», 2003. С. 462.

[2] Там же, с. 461.

[3] Поход русской армии против Наполеона в 1813 г. и освобождение Германии. Сборник документов / Под ред. Л.Г. Бескровного. Составили: P.E. Альтшуллер, В.И. Головников и др. М.: Воениздат, 1964. С. 19, 45.

[4] Коленкур А.-О. де. Русская кампания 1812 года. Мемуары французского дипломата. Серия: Популярная историческая библиотека. Смоленск: Русич, 2004. С. 428.

[5] Орлик О.В. «Гроза двенадцатого года…» Серия: Страницы истории нашей Родины. М.: «Наука», 1987. С. 121.

[6] Кутузов М.И. Письма, записки. М.: Воениздат, 1989. С. 466.

[7] Там же, с. 480, с. 509-511.

[8] Поход русской армии против Наполеона в 1813 г. и освобождение Германии. Сборник документов / Под ред. Л.Г. Бескровного. М.: Воениздат, 1964. С. 119.

[9] Кутузов М.И. Письма, записки. М.: Воениздат, 1989. С. 480.

[10] Там же, с. 525.

[11] Балязин В.Н. Барклай-де-Толли: Верность и терпение: Исторический роман. Серия: Русские полководцы. М.: ООО «Издательство Астрель», 2003. С. 469.

[12] Толстой Л.Н. Война и мир: В двух книгах. Книга вторая. Том четвёртый. Самара: Самарский Дом печати, 1996. С. 544, 548.

[13] Тарле Е.В. Наполеон / Послесловие В. Кошелева. Минск: Тривиум, 1993. С. 302.

[14] Там же, с. 310.

[15] Давыдов Д.В. Военные записки. М.: Воениздат, 1982. С. 223-224.

[16] Записки А.П. Ермолова. 1798–1826 гг. М.: Высшая школа, 1991. С. 248-249.

[17] Тарле Е.В. Наполеон / Послесловие В. Кошелева. Минск: Тривиум, 1993. С. 303.

[18] Керсновский А.А. История русской армии: 1700–1881. Серия: Библиотека историка. Смоленск: Русич, 2004. С. 225.

[19] Балязин В.Н. Барклай-де-Толли: Верность и терпение: Исторический роман. Серия: Русские полководцы. М.: ООО «Издательство Астрель», 2003. С. 469.

[20] Кутузов М.И. Письма, записки. М.: Воениздат, 1989. С. 491.

[21] Тарле Е.В. Наполеон / Послесловие В. Кошелева. Минск: Тривиум, 1993. С. 303.

[22] Керсновский А.А. История русской армии: 1700–1881. Серия: Библиотека историка. Смоленск: Русич, 2004. С. 225.

[23] Тарле Е.В. Наполеон / Послесловие В. Кошелева. Минск: Тривиум, 1993. С. 303.

[24] К чести России. Из частной переписки 1812 года / Сост., авт. предисл. и примеч. М. Бойцов. М.: «Современник», 1988. С. 199.

[25] Там же.

[26] Там же.

[27] Балязин В.Н. Барклай-де-Толли: Верность и терпение: Исторический роман. Серия: Русские полководцы. М.: ООО «Издательство Астрель», 2003. С. 475.

[28] Стендаль. Жизнь Наполеона / Перевод А.С. Кулишер // Собрание сочинений в 5-ти томах. Т. 3. М.: «Вече» – РИПОЛ, 1993. С. 126.


Об авторе:

Лазарев Сергей Евгеньевич — кандидат исторических наук. Специалист (по служебно-боевой подготовке) группы по кадровой и воспитательной работе батальона патрульно-постовой службы полиции Управления Министерства внутренних дел России по городу Орлу. Старший преподаватель Орловского филиала Воронежского экономико-правового института.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика