Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Дмитрий Лекух
23 марта 2017

«Совиные крыла» двуглавого орла. К 110-летию смерти Победоносцева

Сегодня в прошлом

23 марта 1907 года умер Константин Победоносцев, идеолог русского консерватизма конца XIX – начала ХХ вв.

…О нём спорили и будут спорить ещё очень и очень долго.

Трогательный «совёнок» и романтичный русский либерал в юности, публиковавшийся, на секундочку, в знаменитом герценовском «Колоколе». «Зловещий ночной филин», радикальный консерватор и охранитель в зрелом возрасте. Воспитатель трёх наследников престола и двух русских императоров, один из которых, увы, оказался «откровенной неудачей», о чем истовый монархист Константин Петрович Победоносцев не признавался, наверное, даже своим подушке и жене.

Обер-прокурор Святейшего Синода, «серый кардинал» правительства одного из самых великих русских царей Александра III. Почётный член Императорской Академии Наук, почетный член Императорского Православного Палестинского Общества, кавалер многочисленных орденов, включая, отдельным «высочайшим рескриптом», высший орден Империи, св. Андрея Первозванного.

Один из самых ненавидимых в российской образованной и, тем более, либеральной среде людей.

Тот самый, о котором писал Блок:

В те годы дальние, глухие,
В сердцах царили сон и мгла:
Победоносцев над Россией
Простёр совиные крыла,
И не было ни дня, ни ночи
А только — тень огромных крыл;
Он дивным кругом очертил
Россию, заглянув ей в очи.

А родился Константин Победоносцев весной 1827 года в «старой русской столице», в Москве. В семье профессора словесности и литературы Императорского Московского университета Петра Васильевича Победоносцева и его второй жены Елены Михайловны. Дед же Победоносцева был простым православным священником, чем Константин Петрович искренне гордился и чего никогда не скрывал. Причём и уже за это, за эту свою ни от кого не скрываемую православную «старомосковскость», был не очень любим и откровенно не принимаем блистательным петербургским «светом», несмотря на весь свой выдающийся ум, отличный слог и огромные организаторские и управленческие способности.

А вот учился юный Победоносцев уже в Санкт-Петербурге, в сверхэлитном, привилегированном, учреждённом ещё Петром Великим Императорском училище правоведения, которое было закрытым учебным заведением и по статусу было уравнено с Царскосельским лицеем. В него принимались до ста сыновей потомственных дворян в возрасте от двенадцати до семнадцати лет. Причем, что немаловажно, училище было платным, но за обучение казённокоштных учеников плата вносилась казной. А воспитанники училища — в просторечии «правоведы» — носили зелёный мундир и треугольную шляпу, в старших классах, в обязательном порядке, шпаги, отчего юные юристы славились еще и тем, что время от времени отчаянно «дуэлировали».

Кстати.

Согласно существующей до сих пор и истинно петербуржской легенде, именно за жёлтые петлицы и обшлага зелёного мундира и носимую зимой пыжиковую шапку и буйный, драчливый нрав, студентов училища из-за цветов формы, напоминающих оперение чижа, прозвали «чижиками-пыжиками». И «чижик-пыжик, где ты был, – на Фонтанке водку пил», это, как ни странно, – про них.

В 1859 году 32-летний Победоносцев с блеском защищает магистерскую диссертацию «К реформе гражданского судопроизводства», в следующем году избирается (да-да, именно избирается, а не назначается) профессором Московского университета по кафедре гражданского права. А в конце 1861 года блистательный молодой профессор правоведения приглашается главным воспитателем великих князей графом Строгановым преподавать законоведение наследнику великому князю Николаю Александровичу, и другим, в числе которых был и ставший наследником из-за нелепой и трагической болезни Николая Александровича будущий Александр III.

Принимал Константин Петрович участие и в разработке знаменитой судебной реформы Александра II, однако после «особого мнения», изложенного в записке «О гражданском судопроизводстве», в котором жёстко критиковал ряд положений «высочайшего либерализма», был от этих работ несколько «отодвинут», если не сказать отстранён. Тем не менее, благодаря таланту и высочайшему профессионализму, в 1865 году назначается членом консультации Министерства юстиции, в 1868-м становится сенатором, а в 1872 году – членом Государственного совета.

В апреле 1880, при ещё не убитом террористами Александре II, Победоносцев назначается обер-прокурором Святейшего Синода, после чего, небывалый случай, членом Комитета министров, что оказывается беспрецедентным формальным повышением статуса обер-прокурорской должности. И это назначение блистательного юриста, как ни странно, воспринимается многими «либеральными сановниками» и «обществом» на ура, как впоследствии писал Глинский «отставка графа Д.А. Толстого и назначение на его место в должности обер-прокурора Константина Петровича Победоносцева даже рассматривалась многими как либеральная мера».

И в совсем скором времени то самое ироничное время покажет, насколько эти люди заблуждаются.

Вскоре после гибели императора Александра II Победоносцев сразу же выступил как лидер консервативной партии в правительстве нового царя и сделал всё, чтобы «не прошла» пресловутая конституция графа Лорис-Меликова. Позже как ближайший советник Александра III Победоносцев помогает новому императору отправить Михаила Тариэловича Лорис-Меликова в отставку и становится автором Высочайшего манифеста, провозглашавшего незыблемость русского самодержавия.

Дальнейшее широко известно.

Ставший вместе с Катковым и «промышленным консерватором» Витте одним из самых могущественных сановников блистательного царствования Александра III, Победоносцев стал и одним из самых умелых, педантичных и грамотных проводником «антилиберальных контрреформ» царствования, «русским робеспьером наоборот». Газета «Московские ведомости» впоследствии писала в некрологе: «Его влияние в 1881 спасло Русское самодержавие от уничтожения, к которому со всех сторон толкали его все влиятельнейшие государственные деятели того времени. Спасение самодержавия в 1881 году есть его историческая заслуга». Дружил с Достоевским, настояв, чтобы именно Федору Михайловичу была доверена знаменитая «Пушкинская речь», после которой писателя признали при жизни классиком русской литературы. Занимался реформами народного образования и просвещения, настаивал на «православном воспитании». Был одним из автором порученного ему его воспитанником, Николаем II, Манифеста, извещающего народ об учреждении Государственной думы (июль-август 1905 года). После издания высочайшего «Октябрьского манифеста» 1905 года, с которым высказал категорическое несогласие, был отправлен в отставку с должностей обер-прокурора Святейшего Синода и члена Комитета министров. С оставлением в должностях члена Госсовета, статс-секретаря и сенатора. После чего и был старательно и «почётно» забыт: его воспитанник Николай II даже не соизволил вместе с членами императорской семьи посетить его похороны и запретил сообщать о них в «Правительственном вестнике», велев ограничится «по возможности кратким некрологом». О человеке, «спасшем Российскую империю» было велено «поменьше даже и вспоминать».

Ну, а что касается «противоречивости» Победоносцева, то точнее всего о нем сказал, пожалуй, великий русский философ Николай Бердяев, писавший о нем в эмиграции как о «самодержавном Ленине»: «Победоносцев был духовным вождём старой монархической России эпохи упадка. Ленин был духовным вождём новой коммунистической России. Он много лет господствовал в подготовительном к революции процессе, а после революции правил Россией. Победоносцев и Ленин представляли полярно противоположные идеи. Но есть сходство в их душевной структуре, они во многом принадлежат к одному и тому же типу. Победоносцев был более замечательным, сложным и интересным человеком, чем это о нём думают, когда обращают внимание исключительно на его реакционную политику… Победоносцев верил в Бога, но эту свою веру в Бога не мог перенести на своё отношение к человеку и миру. В своей личной жизни этот человек, приобретший репутацию великого инквизитора, был мягким, он трогательно любил детей, боялся своей жены, совсем не был свиреп в отношении к «ближнему». Он не любил «дальнего», человечества, гуманность, прогресс, свободу, равенство и пр. В чём же может быть сходство с Лениным? Ленин тоже не верил в человека, и у него было нигилистическое отношение к миру. У него было циническое презрение к человеку и он также видел спасение лишь в том, чтобы держать человека в ежовых рукавицах. Как и Победоносцев, он думал, что организовать жизнь людей можно лишь принуждением и насилием. Как Победоносцев презирал церковную иерархию, над которой господствовал, так и Ленин презирал иерархию революционную, над которой господствовал, он отзывался о коммунистах с издевательством и не верил в их человеческие качества».

Что ж, по нашему скромному мнению, Николай Александрович Бердяев был совершенно прав. Вот только, в отличие от Ленина, вклад Константина Петровича Победоносцева в нашу с вами историю так, к сожалению, и недооценён. И если мы хотим и вправду представлять русскую историю в её величественном многообразии, – это надо обязательно исправлять.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика