Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

История народов России


Сибирские казаки. Часть 1: Что это за народ и какими их видят

О казаках уральских, яицких, наш сайт уже рассказывал (часть 1, часть 2). Не менее насыщенная и славная родословная у их восточных соседей, казаков сибирских.

Казаки вообще: сложности определения

Происхождение казачества, его социальный статус, национально-культурная идентичность и толкование самого слова «казак», – всё это вечные темы для дискуссий, которые активно обсуждаются не только учёными, но и широкой общественностью.

В тюркских языках слово «казак» переводится как «человек вольный, независимый, искатель приключений, бродяга», и даже – «разбойник». А у Владимира Ивановича Даля казак – это «войсковой обыватель, поселенный воин, принадлежащий к особому сословию казаков, лёгкого конного войска, обязанного служить по вызову на своих конях, в своей одежде и вооружении». В ХХ веке «Словаре русского языка» Сергея Ивановича Ожегова под казаками понимаются «члены военно-земледельческой общины вольных поселенцев на окраинах государства, активно участвовавших в защите и расширении государственных границ; крестьяне, потомки этих поселенцев, а также бойцы воинской части из этих крестьян».

С точки зрения дореволюционного законодательства, казачество – это особое воинское сословие в Российской империи, имевшее привилегии за несение обязательной службы. После 1917 года иные казачьи историки-эмигранты были склонны выделять казаков в отдельный этнос, самостоятельную народность, «четвёртую ветвь восточного славянства» (в наше время, в 2000-е годы, эту роль иногда отводят закарпатским и прочим русинам). Кто-то даже усматривал в казаках «особую нацию смешанного тюрко-славянского происхождения». В современной историографии Казахстана сложилась традиция считать казачество вначале исконно тюркским явлением, трансформировавшимся затем в ходе многовековой славянской колонизации юга и юга-востока в русское казачество.

Известно, что данные Всероссийской переписи населения 2002 года впервые зафиксировали факт самоопределения небольшой части казаков в качестве отдельной национальности – более 140 тысяч человек назвали себя казаками (наибольшее количество таких ответов встретилось в Краснодарском крае, Ростовской и Волгоградской областях). Варианты такого национального самоопределения встретились практически во всех административно-территориальных единицах Западной и Восточной Сибири.  Казачество сыграло выдающуюся роль в культурно-хозяйственном освоении сибирского региона – достаточно вспомнить Ермака и землепроходцев.

Но версия о казачестве как национальности широкой популярности в итоге не обрела. Более распространена версия о том, что «казак – не национальность, а особое состояние духа».

Учёным, в отличие от обычных участников переписи, разбираться в казачьей родословной гораздо сложнее. Перед исследователем казачества встаёт множество проблем: сочетание этнических, социальных, конфессиональных характеристик с многочисленностью и множественностью казачьих войск, разнообразием природно-географических условий их проживания и, соответственно, вариативностью традиционно-бытовой культуры.

Отдельный интерес вызывает дискуссия по поводу этнической казачьей идентичности (осознанию своей принадлежности к какой-либо группе, а также представления о типичных чертах её характера и культуры). Как в дореволюционной, так и в современной историографии существует несколько точек зрения на этот вопрос. Одни учёные видят в казаках самостоятельный этнос, другие – феодальное сословие или субэтническую группу русских. В XVI-XVII веках, когда казачьи общины были практически изолированы от других социальных групп, в них развивался процесс этногенеза, прерванный в XVIII столетии Российской империей, которая инкорпорировала казаков в структуру общества, фактически превратив их в специфичное военно-служилое сословие. Нет единства и в наших полевых материалах. Так, например, в экспедициях 1980-х годов одни информаторы из бывших казачьих станиц называли себя русскими, а другие – казаками (точно также, как и многие казаки на Дону из знаменитого романа Михаила Шолохова).

О себе и со стороны

Сибирское казачество характерно значительной пестротой и неоднородностью этнического, конфессионального и социального состава: в него верстались донские, запорожские, кубанские, оренбургские, забайкальские и другие казаки; крестьяне из различных губерний Европейской России, Урала и Сибири; повстанцы с Дона, польские конфедераты, пленные наполеоновской армии, обращённые в христианскую веру татары, киргиз-кайсаки, чуваши, мордва и другие народы. Но при этом неизменно ядро казаков сибирских составляли восточнославянские православные народы, среди которых доминировали великороссы.

Лингвисты свидетельствуют, что в языках народов Сибири слово «казак» часто приобретало значение «русский», так как первые православные пришельцы зачастую и были казаками. Интересно, что во Франции в 1907 году вышел из печати словарь, в котором в статье «Русский» приводился следующий афоризм: «Поскребите русского – и вы обнаружите казака, поскребите казака – и вы обнаружите медведя». Исследователь северных просторов России И. Завалишин так характеризовал сибирских казаков: «Они талантливы, ловки, стройны и очень красивы».

Для казачества Сибири браки с людьми различных национальностей являлись обычным делом. Вот характерное высказывание родовой сибирской казачки Т.Ф. Галайбы из села Прииртышское Железинского района Павлодарской области Казахстана: «Я в нациях не разбираюсь, лишь бы душа да человек хороший». Для казаков в целом определяющую роль в отношениях играли личностно-психологические характеристики отдельного человека, было присуще толерантное отношение к людям различных национальностей и вероисповеданий. Нередко среди современных потомков сибирских казаков можно встретить самоопределение «метис»(так называют себя люди, родившиеся в национально-смешанных браках, например, казахско-русских, украинско-татарских и др.).

В настоящее время сибирские казаки чаще всего определяют себя русскими, а также – казаками (донскими, кубанскими, сибирскими и др.). Среди вариантов самоидентификации встречаются также: мужчина (настоящий мужчина), воин, россиянин, патриот, атаман, хорунжий, есаул, чалдон, сибиряк и др.

Этнические стереотипы

У современного населения Сибири сложились устойчивые представления о казачестве и специфике их самосознания. Согласно мнению самих казаков, характерными чертами для них являются смелость, воля, патриотизм, сила, храбрость, мужественность, удаль, смекалка, а также любвеобильность. По мнению окружающего населения, казаки чаще всего – своевольные, гордые, непокорные, упрямые, драчливые, задиристые, бесшабашные, «гулящие». Что ж, казаки являлись в царской России привилегированным сословием, специфическая «особость» ощущалась ими всегда, они чётко отделяли себя от окружающего крестьянского населения («мужиков») и очень неохотно отдавали своих дочерей замуж за крестьянина.

По данным этнологических исследований, при слове «казак» у современных жителей Сибири чаще всего возникают следующие ассоциации: воин, войско, конь (кони, лошади), свобода, воля, вольница, шашка (сабля), атаман, Дон (и «Тихий Дон»), Тарас Бульба, граница, защитник. Также отмечаются особенности их внешнего вида и одежды: усы, чуб, шаровары, лампасы, папаха. В части ответов отмечается контраст между традиционным казачьим образом, сформированным русской литературой, и  современными участниками процесса возрождения казачества. Среди прочего подчёркивается, что раньше казаками считались «вольные люди на лошадях, с саблями», «служилые люди, защитники отечества», «люди, охраняющие границы России при царях», «вольные люди, кочующие по просторам нашей Родины», «люди слова и чести, почитающие своего атамана», «дружный народ», а сейчас – «не знаю, кого можно отнести к казакам», «настоящих сейчас нет», «неопределённая категория, существующая только в сознании», «их век прошёл, сейчас это что-то балаганно-вычурное», «ряженые самозванцы».

Впрочем, большинство сибиряков куда чаще вспоминает Ермака и Семёна Дежнёва, чем казачков из фильма «День выборов». Казачьи традиции и образ жизни до сих пор очень значимы для сибирского менталитета. Наш следующий рассказ – о быте и службе «дружного народа».

Литература

Андреев С.М. Сибирское казачье войско: возникновение, становление, развитие (1808-1917 гг.). Омск, 2006.

Ивонин А.Р. Городовое казачество Западной Сибири в XVIII – первой половине XIX вв. Барнаул, 1996.

История казачества Азиатской России. Екатеринбург, 1995.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика