Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Сегодня в прошлом


Шайтаны госбезопасности. К 94-летию воссоздания корпуса пограничной службы

 

27 сентября 1922 года сформирован Отдельный пограничный корпус войск ОГПУ.

День пограничника отмечается 28 мая, хотя в году ещё достаточно памятных дат одной из самых старых государевых служб. Россия меняла форму правления, идеологию, однако у неё всегда оставались границы, которые нужно было охранять.

Сегодня, когда мы справляем 94-ю годовщину структурного оформления передачи функции охраны границы комиссарам в пыльных шлемах, стоит поговорить о том, как история погранслужбы отражает эволюцию понятия «государственная безопасность».

Служба «лучших мужиков»

Вероятно, у ФПС России самое старое название из всех государственных органов. Глав государства российского звали царями, императорами, генеральными секретарями и президентами. Правительство было Советом министров, Советом народных комиссаров, Кабинетом министров. А вот название «пограничная служба» возникло по меньшей мере 500 лет тому назад, при Василии III, и после череды переименований используется сегодня снова.

В то время охрана границ была вопросом военным (остаётся она им и теперь, однако тогда акцент был выражен чётче). Скажем, генералиссимус Суворов известен нам в первую очередь как полководец. Однако и у пограничников есть все основания считать его своим коллегой: Александр Васильевич занимался организацией пограничной службы на Кубани, в Крыму и даже на Карельском перешейке.

XIX век – своеобразный рубеж в истории пограничной службы: к преимущественно военной функции прибавляется экономическая. Это связано с новым размером таможенного тарифа, который ввёл (1823) Егор Канкрин – министр финансов Российской империи. Кстати, это было одно из первых его действий в этой должности. Тариф существенно увеличил доход казны от импортной продукции, а значит, контрабанда из просто выгодного занятия превратилась в исключительно выгодное. Поэтому с тех пор и до революции пограничная служба была вотчиной Минфина.

Сам Канкрин разрабатывал «Положение об устройстве пограничной таможенной стражи», по инициативе Сергея Витте (1893) пограничную службу разделили на собственно пограничную (Отдельный корпус пограничной стражи) и таможенную. Однако возглавил этот корпус сам Витте (в качестве почётного командира), т.е. министерство финансов продолжало курировать пограничников. И это логично, поскольку охрана границы и охрана государственных финансов определялись для пограничной стражи как функции равной значимости. В подчинение военного ведомства пограничная стража поступала только на время войны.

Ещё в «Повести временных лет» можно найти указание князя Владимира Святославича об организации пограничной службы на заре российской государственности. Предписывалось для охраны русской земли комплектовать стражу «мужиками лучшими от славян: новгородцами, кривичами, чудью и вятичами».

К XX веку от этой формулы уцелели только первые два слова. Взять к примеру известного всем Павла Верещагина из х/ф «Белое солнце пустыни». С лёгкой руки Абдуллы («Таможня даёт добро») он всем знаком как таможенник и даже стал символом таможенной службы РФ. Однако его прототип, Михаил Поспелов, был именно пограничником – начальником Гермабского пограничного отряда Закаспийской пограничной бригады. И достиг на этом посту таких успехов, что даже получил от «подопечных» прозвище «Красный шайтан» – за цвет усов и вездесущесть.

Из Минфина – в госбезопасность

После революции традиция приписки пограничников к финансовому ведомству некоторое время сохранялась. Так в марте 1918 года Главное управление пограничной охраны было образовано на базе ОКПС и приписано к Наркомату финансов РСФСР. В 1919 году его перебросили в ведение Наркомата торговли и промышленности. Но с 1920 года пограничников начали выводить в подчинение органам госбезопасности.

Этот не было одномоментным решением, реорганизация продолжалась несколько лет, однако знаковым этапом этого процесса стало создание Отдельного пограничного корпуса войск ОГПУ в сентябре 1922 года. Как видим, структуру фактически воссоздали, сохранив её обособленный статус и даже название не слишком изменилось. Ну а что подчинялись пограничники теперь не Минфину – веяние времени: теперь «лучших мужиков» отбирали в чекисты. Кстати, к этому времени чекистом был и Поспелов: его оставили служить в его дореволюционной должности, а со временем даже повысили, доверив охрану всей советско-иранской границы.

С начала 20-х годов XX века пограничная служба почти всегда была в составе ведомства, занимавшегося государственной безопасностью. Название ведомств менялось (НКВД, НКГБ, МГБ). Прервалась эта практика только в 1953 году, однако уже через четыре года погранвойска вернулись под начало КГБ и сегодня пребывают там же (вернее под началом её наследницы – ФСБ РФ).

На страже государственности

История пограничной службы – фактически свидетельство  эволюции самого понятия «государственная безопасность».

Вначале, на этапе становления государственности, его содержание было исключительно военным и отражало главную угрозу для государства: потерять часть территории либо же быть полностью завоёванным своими соседями.

Потом, по мере роста собственной военной мощи, актуализировалась угроза уже не завоевания, а подчинения промышленным и финансовым капиталом иностранных государств, неравноправной торговли. И пограничная служба получила новый фронт работ: борьбу с контрабандой (к слову, само значение слова «контрабанда» описывает посягательство на государственность: «contra» – против, «bando» – правительственный указ).

Ну а заключительный этап лучше всего описывает отрывок из постановления Совета Труда и Обороны, которое и запустило процесс передачи пограничников в ведение государственной безопасности: «Главной задачей… охраны является: непропуск через границу политическо-военной контрабанды; кроме того, пограничная охрана обязана следить за непропуском экономической контрабанды по всей границе». Таким образом, пограничная служба практически полностью переключилась на предупреждение экономических, политических и  идеологических угроз государственности.

В наше время к важности самих границ прибавились грузы и смыслы, которые эти границы могут пересекать, а одним из показателей реальности суверенитета государства является его способность регулировать разного рода трафик, проходящий через его территорию.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика