Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Тамара Гелла
4 марта 2014

Русские современники об английской либеральной партии конца XIX века

Скачать

Год культуры Россия—Англия

Опубликовано:

Время выбрало нас: путь интеллектуала в политику. Сборник научный статей. Орел, Издатель Александр Воробьев. 2012. С.344-352


Т.Н. Гелла

Русские современники об английской либеральной партии конца XIX века

Политическая партия Великобритании и ее лидеры, ее политические действия как внутри страны, так и за ее пределами в 80-90-х годах XIX в. привлекали внимание представителей политической элиты России и русской общественности. Их оценки и мнения складывались из той информации, которая поступала в Россию из разных источников. Для правящих кругов таким источником служили донесения русских послов в Лондоне, а для более широких, интересующихся английской политической жизнью, слоев русского общества в большинстве своем это были публикации в российских журналах, в первую очередь, «Вестнике Европы».  Как в донесениях, так и в журнальных публикациях перипетии судьбы английских либералов в конце XIX столетия нашли довольно полное освещение.

В 1880 г. в результате парламентских выборов победу одержали либералы во главе с У. Гладстоном. По своему составу либеральная партия во вновь избранном парламенте в 1880 г.  представляла собой своеобразную коалицию трех партийных фракций: вигов, радикалов и центристов.  В сформированный Гладстоном кабинет вошли политики очень разные не только по своим воззрениям, но и по характеру, и темпераменту. Преобладание в правительстве членов вигской ориентации создавало перспективу доминирующей роли этой фракции в политическом курсе либералов.  Однако вигам в правительстве противостояло хотя и малочисленное, но все же обладающее достаточным политическим влиянием радикальное меньшинство. Правда, они были недовольны теми незначительными позициями, которые они занимали в рядах либеральной партии и кабинете. Они верили, что «способны» в ближайшем будущем «пользоваться преобладающим влиянием в либеральном правительстве»[1]. Политические трения среди членов кабинета были неминуемы.  Российский посол в Лондоне А.В. Лобанов сообщал в Министерство иностранных дел России Н.К. Гирсу: «Мне кажется между тем вероятным, что он (кабинет министров - Т.Г.) встретит в своих собственных недрах большие трудности с первых дней своего функционирования...»[2].

Приоритетными вопросами в деятельности второго кабинета У. Гладстона были ирландский и колониальный. Однако либеральное правительство все же провело в жизнь ряд важнейших законов, среди которых в первую очередь необходимо назвать избирательную реформу 1884-1885 гг., имевшую своим результатом увеличение числа английских избирателей и перераспределение избирательных округов в пользу городских и промышленных центров. Наряду с этой реформой правительство приняло ряд аграрных законов, среди которых были ирландский земельный акт (1881 г.), акт о наследовании земельной собственности (1882 г.) и акт о земельных держаниях (1883 г.).  В социальной области наиболее значимыми были билль об обязательном посещении начальной школы всеми детьми в стране и закон об ответственности предпринимателей за производственный травматизм. Принятие этих законов сопровождалось не только ожесточенными дискуссиями и обсуждениями в парламенте, где консервативная оппозиция выказывала явное сопротивление законодательным инициативам либералов, но и довольно острой борьбой между вигской и радикальной фракцией.

Столкнувшись с рядом серьезных проблем как внутри страны (аграрный и ирландский вопросы), так и в колониальной политике (неудачная суданская кампания 1884-1885 гг.), либеральный кабинет катастрофически быстрыми темпами стал терять популярность среди английских избирателей. Внутри самой партии назревал кризис, проявлявшийся, в частности, в намерении большинства членов кабинета подать в отставку. О сложном положении правительства сообщали и русские дипломаты. В марте 1885 г. Е.Е. Стааль, российский посол в Лондоне с лета 1884 г., анализируя внешнюю политику Англии, писал Н.К. Гирсу, в 1882 г. ставшему министром иностранных дел России: «... с потерей доверия, которые им (либералам – Т.Г.) стоили последние поражения, они должны готовить себя к новой неудаче при каждом шаге, сделанном вперед»[3].  Чтобы избежать полного краха на политической арене страны, либеральным руководством было принято решение о новых парламентских выборах, которые должны были проходить на основе всеобщего избирательного права.  Но еще в июне 1885 г.  либеральный кабинет, не получивший одобрение в парламенте по второстепенному вопросу, уступил место консерваторам. Е.Е. Стааль сообщал в Россию: «Министерский кризис произошел в тот момент, когда его там меньше всего ожидали...  Борьба и неудачи последнего времени износили нить его (правительства — Т.Г.) существования. Сопротивляясь резким атакам, она внезапно оборвалась почти без видимого давления»[4].

 Положение либералов во время новой предвыборной кампании осенью 1885 г.  осложнялось серьезными идейными разногласиями между правым и радикальным крылом в партии. Непосредственным отражением фракционной борьбы явилась публикация «Радикальной программы», написанной видными теоретиками радикализма под общей редакцией Дж. Чемберлена. Документ содержал традиционные радикальные требования, главный акцент в нем делался на разработку «конструктивной социальной политики» и переосмысление в этой связи роли государства[5].  Но, как отмечал русский журнал «Вестник Европы», Чемберлен не настаивал на скорейшем принятии пунктов программы в течение предстоящего законодательного периода. «Можно быть радикалом по стремлениям и идеалам, оставаясь практическим парламентским дельцом, - писал журнал, - можно признавать необходимость известных социальных реформ и в то же время откладывать их осуществление до более благоприятных обстоятельств»[6]. Дж. Чемберлен и его сторонники рассматривали публикацию «Радикальной программы» как важнейший шаг по завоеванию руководящих позиций в партии и ослаблению вигского крыла. Е.Е. Стааль писал о Чемберлене осенью 1885 г. как о человеке, «вызывающим тревогу возрастающими разногласиями в своей партии».  Российский дипломат высказывал предположение, что Чемберлен, «учитывая его огромный личный опыт», «льстил себя надеждой», что ему «удастся объединить вигов, радикалов, социалистов и повести их к победе»[7].

Парламентские выборы декабря 1885 г. принесли победу либералам. Новое правительство поставило в повестку дня решение ирландского вопроса, т.е. предоставление Ирландии самоуправления или гомруля. Это не могло не обострить обстановки в стране и в самой либеральной партии. Виги открыто высказались против намерения Гладстона принять гомруль, хотя и понимали, что не только этот вопрос являлся первопричиной их размежевания с либеральной партией.

8 апреля 1886 г. У. Гладстон предложил свой билль о гомруле, получившем широкое обсуждение не только в парламенте, но и на многочисленных собраниях, митингах, встречах[8]. Современники характеризовали политическую ситуацию в либеральной партии как «всеобщую деморализацию»[9]. 7 июня в парламенте состоялось окончательное голосование, которое закончилось не в пользу правящей партии: за принятие гомруля проголосовали 227 либералов и 86 ирландских националистов, против — 250 консерваторов и 93 либерала, получивших название либерал-юнионистов[10].

Не удовлетворившись результатами голосования, Гладстон и его окружение приняли решение о проведении досрочных выборов, которые, по их мнению, должны были полностью определить отношение избирателей к обсуждаемой проблеме.  Выборы, проходившие в июне, закончились поражением либералов.  Они получили 191 место, ирландские националисты — 85, тогда как консерваторы — 317, либерал-юнионисты — 77[11].

Выборы показали, что в большинстве своем англичане были еще не готовы расстаться с имперскими иллюзиями и принять предложенный либералами путь по решению ирландской проблемы, т.е. предоставление автономных прав этой стране. Русский журнал «Вестник Европы» отмечал: «Реформа, не принятая партией самого Гладстона, могла сделаться только личным его девизом, но никак не знаменем партии... Ирландский билль сам по себе не мог увлечь народные массы в Англии: он касался вопросов слишком отдаленных, общественно-государственных, не связанных нисколько с потребностями английского населения...»[12].

В конце 80-х гг. в либеральной партии, в оппозиционный период, начало складываться новое соотношение политических сил, которое во многом определило ее стратегию и тактику уже в 90-х гг.

 Вышедшие в 1886 г. из партии либерал-юнионисты фактически представляли уже самостоятельную политическую силу, «независимую партию», как писал «Эдинбург Ревью»[13], с которой будут считаться и в парламенте, и в стране. Они имели свои организации (Либерально-юнионистский комитет, созданный маркизом Хартингтоном, и Национальный радикальный союз, возглавляемый Дж. Чемберленом), офисы и газеты, успешно действовали в избирательных округах. В 1889 г.  прошла конференция представителей местных юнионистских организаций, на которой присутствовало около 200 человек[14]. Сближение либерал-юнионистов с тори становилось очевидным фактом. Русский посол М. Бутенев сообщал Н.К. Гирсу в сентябре 1889 г.: «По всем вопросам вообще, и не только по ирландскому, юнионисты-либералы стали подавать голоса с консерваторами»[15].

Выход представителей правого крыла во главе с маркизом Харрингтоном из партии способствовал усилению в ней радикального течения[16]. Правда, последнее лишилось сильного лидера в лице Дж. Чемберлена.  М. Бутенев писал о нем в Россию: «Между бывшими сподвижниками Гладстона Чемберлен, бесспорно, занимает положение если не самое выдающееся, то, во всяком случае, очень важное в стране, хотя он, несмотря на всю свою ловкость, не сумел приобрести себе популярность Гладстона или лорда Гартингтона»[17]. Русский посол сообщал также об интригах, которые плел Чемберлен, стремясь приобрести политический авторитет среди юнионистов, с одной стороны, и либералов, с другой[18].

На рубеже 80-90-х гг.  XIX в. в либеральной партии постепенно набирали вес представители нового поколения политических деятелей, сыгравших впоследствии выдающуюся роль как в истории самой партии, так и страны в целом.  Во-первых, среди парламентских членов партии выделялась фракция уэльских депутатов (30 человек) во главе с Ст. Ренделом и Т. Эллисом, а также ставшим в 1890 г.  членом парламента   Д. Ллойд-Джорджем.  Главным тезисом этой фракции являлся лозунг «Отделение церкви от государства в Уэльсе». Во-вторых, среди нового поколения либералов наметилась группа политиков, акцентировавших свое внимание на социальных вопросах и путях их решения «коллективистскими методами». К их числу принадлежали А. Розбери, Г. Асквит, Э. Грей, А. Акленд, Р. Мунро-Фергюссон, С. Бакстон. Эти политики находились под влиянием идей Фабианского общества и были связаны с деятельностью «прогрессистов» в Лондонском Совете. Их стали называть «либерал-империалистами», поскольку они связывали вопросы улучшения социальной жизни англичан с дальнейшим развитием Британской империи.

 Немаловажна в этот период и роль самого У. Гладстона. Раскол 1886 г. фактически решил вопрос сохранения за ним поста партийного лидера.  Гладстон твердо придерживался мнения, что Ирландия блокирует всю британскую политику и для решения в дальнейшем английских внутриполитических проблем необходимо осуществить реформу ее правления. Как писал М. Бутенев, Гладстон объяснял свое обращение к вопросу о гомруле тем, «что, по его мнению, большинство ирландцев желает теперь Home-Rule'а; что без автономного парламента в Дублине невозможен для Ирландии ни порядок, ни спокойствие; что, наконец, в самом Британском парламенте партия ирландцев слишком сильна и способна затормозить собою всякое дело»[19]. Либеральная партия Гладстона становилась партией гомруля[20].  Концентрация Гладстоном внимания и усилий либералов на решении только одного вопроса вызывала в целом беспокойство партийного руководства. Е.Е. Стааль писал о его выступлениях, что они «сводились к известным общим мерам и пререканиям по ирландскому вопросу; программы не оформлено никакой; надежд на будущий успех почти не подано, раздавались лишь сетования на прошлые неудачи и слабые попытки объяснить их причины»[21].

Положение «партии одного лозунга» под «главенством одного лидера» в начале 90-х гг.  уже не отвечало требованиям избирателей. Осуществив избирательную реформу в 1884 г., либералы не имели в своем политическом арсенале подобных по значению требований и лозунгов. Основные пункты либеральной программы были выполнены[22]. Партия стояла перед необходимостью разработать более широкие программные требования. В связи с этим в октябре 1891 г.  на очередной конференции Национальной либеральной федерации в Ньюкастле либералами была принята программа, которая, по их мнению, должна была соответствовать интересам самых широких слоев населения.  Эта программа представляла собой длинную декларацию, состоявшую из множества широковещательных, но в то же время достаточно туманно сформулированных пунктов[23].  Она получила название «программы-омнибус» — «программы для всех».

Однако новая программа сыграла все же определенную положительную роль в некоторой стабилизации положения либеральной партии, что нашло отражение на парламентских выборах 1892 г., когда английские избиратели отдали свои голоса либералам.  Либеральное правительство возглавил 82-летний У. Гладстон.

Атмосфера взаимоотношений между членами правительства была довольно сложной, так как по многим внутриполитическим и внешнеполитическим вопросам у них существовали подчас диаметрально противоположные точки зрения.  Неоднозначные отношения складывались у Гладстона с лордом Розбери. Русский посол в Лондоне Е.Е. Стааль писал о последнем: «Происхождение, богатство, связи с финансовым миром вследствие женитьбы на Ротшильд, дающие ему поддержку даже значительной части консервативной прессы с «Таймс» во главе, создали для него исключительное положение»[24].  Гладстон отдавал должное способностям своего министра иностранных дел, но расходился с ним по вопросам внешней и имперской политики.

Поводом к отставке У. Гладстона послужил вопрос о военном бюджете. 1 марта 1894 г. он, не согласный с намерением своих коллег по кабинету увеличить военно-морской бюджет, объявил о своем уходе с поста премьер-министра и главы либеральной партии.  Встал вопрос о его преемнике.  На эту роль претендовали два кандидата — лорд Розбери и У. Харкорт.  Королева Виктория отдала предпочтение лорду Розбери, находя его наиболее подходящей кандидатурой на пост главы правительства.  Избрание последнего лидером либеральной партии и премьер-министром вызвало определенные трудности для либералов, поскольку Розбери, как пэр королевства, заседал в палате лордов, а либералов в палате общин возглавил У. Харкорт. Между двумя партийными лидерами не было единства взглядов и действий, что способствовало образованию различных группировок внутри партии и правительства. На наличие нескольких либеральных фракций указывали и русские дипломаты в своих донесениях в Россию[25].

Кратковременная деятельность либерального кабинета   во главе с лордом Розбери была малоэффективной.   В целом внутренняя политика либерального кабинета во главе с У. Гладстоном и его преемником лордом Розбери не отличалась серьезными реформами.  Ни один из пунктов Ньюкастлской «программы для всех» не был осуществлен.  Политика либералов получила у англичан название «политики перепахивания песка»[26]. Популярность либералов среди избирателей резко падала.  Правительство не пользовалось авторитетом и у королевской власти.

 Русские дипломаты в своих донесениях за июнь-июль 1895 гг. сообщали, что «...теперь уже нет сомнения, что громадное большинство страны враждебно относится к Ньюкастлской программе, к ирландской реформе и к ограничению прав палаты лордов»[27]. Выборы 1895 г., закончившиеся поражением либералов, с наибольшей ясностью показали их слабость: они не смогли выдвинуть широкой программы, способной заинтересовать английских избирателей.  Либералы построили свою предвыборную кампанию, главным образом, не на конструктивных предложениях, а на критике позиций консерваторов и либерал-юнионистов.  Действия лидеров партии отличались несогласованностью.  Каждый из них выступал под собственным лозунгом[28]. Но это была не единственная причина поражения либералов.

Парламентские выборы 1895 г. свидетельствовали, что либеральная партия переживала определенный внутренний кризис.  Французские газеты называли поражение либерального кабинета «Седаном английских либералов»[29]. Поражение либералов на выборах 1895 г. обострило обстановку внутри партии. Некоторые современники событий заговорили о «конце либерализма»[30]. Начавшаяся несколько ранее дискуссия среди них о назначении либерализма, о характере и содержании либеральных программ, об отношении либералов к социальным проблемам развернулась после 1895 г.  с новой силой, затронув как верхние эшелоны партийного руководства, так и местные организации, и прессу.  Среди либералов усилилось негативное отношение к широковещательным программам, особенно к Ньюкастлской. Многие из них предлагали сосредоточить усилия на осуществлении одного или нескольких главных вопросов.  Положение либеральной партии усугублялось тем, что эта дискуссия сопровождалась острейшей секционной борьбой между представителями различных течений. 

За период 1895 - февраль 1899 г. среди либералов трижды сменился партийный лидер.  В 1896 г.  ушел в отставку лорд Розбери.  Поводом к такому шагу послужило его несогласие с позициями У. Гладстона по армянскому вопросу[31]. Либералов возглавил У. Харкорт. Но не прекращавшаяся фракционная борьба внутри либеральной партии, неспособность ее лидера и его окружения выдвинуть какую-нибудь позитивную программу явились причиной уже отставки У. Харкорта в декабре 1898 г.  с поста главы партии[32].

В феврале 1899 г.  партию возглавил сэр Генри Кемпбелл-Баннерман. Он начал свою политическую карьеру как радикал, но впоследствии занял положение в партии, которое можно охарактеризовать как «левый центр»[33]. Коллеги по партии ценили его как умного человека, их привлекало в нем отсутствие фанатичной приверженности к какому-либо одному политическому вопросу. Он представлял центр партии. Он и его сторонники придерживались уже устоявшихся принципов либерализма.  Заступая на пост главы либеральной партии, Кемпбелл-Баннерман заявил, как сообщали русские дипломаты, что он «твердо решился, не прибегая к мелким, чисто партийным нападкам на Правительство, подвергать его действия непрестанной, строгой критике с точки зрения принципов либеральной партии»[34].

Таким образом, в оценке русских современников английская либеральная партия в последние два десятилетия XIX в. была представлена как партия, которая переживала трудные страницы своей истории.  Поиски  новых форм расширения массовой базы партии и привлечения на ее сторону английских избирателей,  социальный состав и политические  ориентиры  которых  подвергались трансформации под влиянием изменявшихся социально-экономических условий жизни, с одной стороны, и демократизации парламентской системы страны в результате реформ 1884-1885 гг.,  с другой, сопровождались для либералов  острейшими  дискуссиями  по  программным  вопросам, фракционной борьбой внутри партии и ее  расколом  в  1886  г., частой сменой партийных лидеров.



[1] The Nineteenth Century. 1881. Vol. 11. Febr. P. 223.

[2] Архив внешней политики Российской империи (Далее- АВПРИ), ф. 133, оп. 470, 1880 г., д. 106, л. 93/об.

[3] АВПРИ, ф, 133, оп. 470, 1885 г., д. 66, т. 1, л.92/об.

[4] Там же, т. 2, л. 269.

[5]Более подробно см.: Howard C.H.D. Joseph Chamberlain and the "Unauthorised Programme // The English Historical Review. 1950. Vol. 65. Oct. P. 477-491.

[6] Вестник Европы. 1885. N 11. С. 427.

[7] АВПРИ, ф. 133, оп. 470, 1885 г., д. 66, т. 2, л. 464/об.

[8] АВПРИ, ф. 133, оп. 470, 1886 г., д. 67, л. 81-85, 100-105, 186-189; The Morning Post. 1886, 9 Apr.

[9] A Political Correspondence of Gladstone Era. The Letters of Lady Palmer and Sir Arthur Gordon /Ed. By J.K. Chaplin Vol. 61. Par 2. Philadelphia, 1971.  P. 34.

[10] Hansard’s Parliament Debates. 3 Ser. 1886. Vol. 306. Col. 1240-1245.

[11] British Parliament Elections Results. 1885-1918 /Ed. By J. Bliss. Toronto, 1966. P. 580.

[12] Вестник Европы. 1886. N 8. С. 877.

[13] The Edinburgh Review. 1887. Vol. 165. P. 274, 574.

[14] A Political Correspondence of Gladstone Era. The Letters.... P. 48.

[15] АВПРИ, ф. 133, оп. 470, 1889 г., д. 60, л. 189.

[16] Feuchtwanger E.J. Democracy and Empire: Britain 1865-1914. L., 1985. P. 203.

[17] АВПРИ, ф. 133, оп. 470, 1888 г., д. 64, т. 2. л. 263.

[18] Там же, 1887 г., д. 66, л. 7-7/об.

[19] АВПРИ, ф. 133, оп. 470, 1889 г., д. 60, л. 208/об.

[20] Feuchtwanger E.G. Gladstone. Basingstoke, 1989. P. 247.

[21] АВПРИ, ф. 133, оп. 470, 1888 г., д. 64, т. 1, л. 324/об.

[22] The Progressive Review. 1897. Sept. P. 489.

[23] Stansky P. Gladstone: A Progress in Politics. Boston, 1979. P. 168.

[24] АВПРИ, ф. 133, оп. 470, 1900 г., д. 64, т. 2, л.500/об. - 501.

[25] Там же, 1895 г., д. 71, л. 40.

[26] The Fortnightly Review. 1895. Nov. P. 642.

[27] АВПРИ, ф. 133, оп. 470, 1895 г., д. 71, л. 194.

[28] Там же, д. 69, л. 87-89/об.; The Liberal Magazine.1894. Vol. 2. P. 383; The Times.1895, 12 July; Essays in Liberalism. P. 269; The New Review. 1895. Vol. 13. P. 255.

[29] Цит. по.: Русская мысль. 1895. N 8. С. 180.

[30] Макарова Е.А.  Фабианские публикации и их влияние на общественно-политическую жизнь Англии в конце XIX - начале XX в. //Проблемы истории рабочего и социалистического движения Англии в XIX-XX в. М., 1982. С. 35.

[31] АВПРИ, ф. 133, оп. 470, 1896 г., д. 130, л. 101/об.-102.

[32] Там же, 1898 г., д. 68, т. 2, л. 393-397; The Daily Post. 1898, 14 Dec.

[33] Wilson J. A Life of Sir Henry Campbell-Bannerman. L., 1973. P. 148.

[34] АВПРИ, ф. 133, оп. 470, 1899 г., д. 73, л. 26.

 

0 Комментариев


Яндекс.Метрика