Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Россия. Военная история


Русские офицеры начала ХХ века: место в обществе и политике

В нашей рубрике «Россия. Военная история» мы рассказываем о ключевых, судьбоносных событиях и людях русской армии, определивших пути её развития и находящихся в центре внимания современных военных историков.

Армия вне политики?

Кадровые офицеры были традиционно чужды политической жизни, не знали и не понимали значения партийной борьбы и идеологии, воспитывались на идеалах преданности императору, а политики для таких офицеров не существовало. Даже их монархизм трудно назвать формой политической активности – он был естественным миропониманием.

Однако в офицерской среде в начале ХХ века уже появлялись политически активные люди, в том числе сторонники конституционной монархии или республиканского строя, а также социалистических течений. В годы Первой русской революции некоторые офицеры участвовали в беспорядках, вступали в нелегальные политические организации. В 1905-м был создан нелегальный «Офицерский союз», просуществовавший до 1908 года. Всем известен яркий пример офицера-революционера – лейтенанта Петра Петровича Шмидта (других назовут, пожалуй, только специалисты, несмотря на популярность таких историй в советские годы). Популярность у офицерства стали завоевывать эсеры. Тем не менее, даже событий 1905-1907 годов речь шла о незначительной части оппозиционного властям офицерства. Причём эта часть жёстко воспринималась корпорацией в качестве отщепенцев.

Реформистски настроенные офицеры стали издавать в 1906 году газету «Военный голос» - первый независимый от военного ведомства орган, освещавший жизнь армии и флота и призывавший к реформам. Издателем и редактором был корнет запаса Владимир Константинович Шнеур. В сентябре 1906 года по требованию военного министра Александра Фёдоровича Редигера газета была закрыта. Заметим, что даже либерально настроенные офицеры воспринимали это издание неоднозначно. Как вспоминал генерал Антон Иванович Деникин, «представляя извращённое отражение армейских настроений, “Военный голос”, отодвинув военные реформы на задний план, первое место отводил демагогии и широкому политиканству. Правительство, придя в себя, закрыло газету Шнеура, в связи с чем пострадало и несколько горячих голов – случайных сотрудников её».

Размытая демократизация

Первая мировая война полностью переменила облик офицерского корпуса, в который пришли десятки тысяч людей, не имевших ничего общего с довоенным офицерством. Это был срез всего русского общества, и в офицерскую корпорацию эти люди несли не офицерское мировоззрение, которым ещё не прониклись, а мировоззрение своих сословий. Размывалась и система ценностей. В советское время был популярен термин «демократическое офицерство». Действительно, новые офицеры часто не имели дворянского происхождения, являлись выходцами из непривилегированных сословий, и среди них монархические идеи были, конечно, уже не столь популярны. В итоге упразднение монархии в 1917 году почти не вызвало неприятия в армии.

К началу ХХ века отношение русского образованного общества к военной элите в частности и к офицерству в целом было неоднозначным. Это находило отражение и в художественной литературе. Престиж и непререкаемый авторитет офицеров остались в прошлом. Офицерство имело мало точек соприкосновения с представителями гражданской интеллигенции. В среде последней все шире распространялись взгляды на то, что военную службу выбирают люди недалёкие или вообще неудачники. Офицеры, в свою очередь, презрительно относились к штатским.

Дискредитации армии способствовали неудачи в Русско-японской войне и активное использование гражданскими властями войск в борьбе с массовыми беспорядками периода Первой русской революции. Высокообразованных офицеров в армии явно не хватало, жившие опытом прежних войн офицеры и генералы были ответственны за тяжелые потери и неудачи войны с Японией (к примеру, генерал барон Георгий Карлович Штакельберг в сражении при Вафангоу требовал от артиллеристов стрельбы с открытых позиций, что ничем не обусловливалось и вело к жестоким потерям). Все это способствовало формированию негативных стереотипов восприятия офицерства.

1 Комментарий

  • Лебедев Александр Александрович

    Кто из историков объяснит, как капитан второго ранга в отставке, объявивший себя на борту «Очакова» капитаном второго ранга действительной службы, в историю вошёл «лейтенантом Шмидтом»?


Яндекс.Метрика