Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Сегодня в прошлом

Романтическая революция эллинов. К 196-летию начала борьбы за независимость Греции

25 марта 1821 года начались революционные волнения, приведшие в итоге к появлению на карте Европы независимого Королевства Греция.

К революциям у многих в год столетия 1917 года отношение сложное. Голова идёт кругом от обилия интерпретаций, да ещё разную современную накачанную пиаром дурь типа майданов тоже, оказывается, революциями величают. Век тому назад нравы были проще, а революционный образ – светлее.

Сегодня, в 196-ю годовщину романтических событий 1820-х годов, которые избавили греков от многовековой зависимости от османского ига, полезно вспомнить тогдашнюю веру в то, что устроенный всем народом переворот может реально что-то изменить.

«Вежливые люди» из Одессы

Турки окопались на юго-востоке Европы очень надолго, а в XVII веке подчинили себе всю материковую Грецию и остров Крит. Успехи русского оружия в войнах с османами в XVIII столетии вселили в гордых эллинов надежду, и когда в 1770 году корабли Екатерины Великой посетили турок с отнюдь не дружественным визитом, в Пелопоннесе вспыхнуло восстание.

Сама Екатерина мыслила стратегически, назвав родившегося в 1779-м второго внука Константином – с дальним прицелом на управление Константинополем. «Греческий проект» императрицы совмещал освобождение Греции от турок с избавлением от них Стамбула-Константинополя и проливов.

Великий князь Константин Павлович умрёт в 1831-м, так и не став правителем греков. Его брату Александру I после взятия Парижа в 1814 году и подведения итогов победы над Наполеоном на Венском конгрессе в 1815-м геополитический проект бабушки было продвигать совсем не с руки. Рождённый в Вене Священный союз ставил во главу угла принцип легитимизма, нерушимости существующих монархических устоев. Греки же во что бы то ни стало вознамерились эти устои порушить – на примере Османской империи, уже достаточно зримо трещавшей по своим геополитическим швам.

Эллинов-романтиков вдохновляли такие разные события, как въезд русского царя в Париж на белом коне и случившаяся за четверть века до того в том же Париже революция.

Искать греков проще всего в Одессе, о чём и написанные романтиком уже ХХ века Эдуардом  Багрицким стихи, ставшие песней: 

По рыбам, по звёздам
Проносит шаланду:
Три грека в Одессу
Везут контрабанду.
На правом борту,
Что над пропастью вырос:
Янаки, Ставраки,
Папа Сатырос…

Так вот, в год парижского триумфа русского оружия, в сентябре 1814-го, в Одессе группа вежливых греков, среди которых были и торговцы (они же герои Багрицкого, контрабандисты) основала очень опасное для турок тайное общество «Филики Этерия». К 1821 году в организации этеристов уже было под тысячу человек и харизматичный вождь, адъютант Александра I и командир гусарской бригады Александр Ипсиланти, потерявший руку в сражении при Дрездене. Министром иностранных дел России на счастье греков был их соотечественник с острова Корфу Иоанн Каподистрия.

Ехал грека через реку

Уже 6 марта 1821 года через реку Прут этеристы и их лидер перебрались на османскую территорию, в Валахию, господарь которой накануне скончался. Создать там плацдарм для освобождения собственно Греции не удалось: простодушный Ипсиланти возвестил в прокламации, что некая великая держава обещала ему помощь, после чего уже в том же марте Россия от повстанцев официально открестилась, а на фоне устроенной ими резни его отлучил от церкви константинопольский патриарх Григорий V. Однорукого вождя вскоре арестовали австрийцы при попытке пробраться через их территорию в Грецию.

Но в Элладе уже всё бушевало всерьёз. 25 марта 1821 года на юге Пелопоннеса в городке Ареополис вспыхнуло восстание, которое и поныне отмечается как День независимости Греции. В тот же день в пелопоннесском монастыре Святая Лавра прозвучал девиз греческой революции «Свобода или смерть». Романтический порыв был страшной силы – бунт со старинными ружьями в руках перекинулся на Крит и Кипр, в древних Афинах турки вынуждены были укрываться от напирающих греков в Акрополе.

Но до победы и тем более международного признания восставшим было ещё очень далеко, хотя уже в начале 1822 года специально собранное Национальное собрание провозгласило независимое от Османской империи Греческое государство и приняло его конституцию. Обе стороны сражались, не щадя своих противников ничуть: греки помнили о том, что ещё в апреле 1821-го того самого патриарха Григория V турки повесили в полном облачении, погромы турок и евреев в захваченных греками городах были явлением вполне привычным.

Королевство без Царьграда

Османская империя сражалась за Грецию исступлённо, прекрасно понимая, что дальше отнимут всё остальное (что, собственно, и случится после русско-турецкой войны 1877-1878 годов). Но «бусурманам» в романтические 1820-е в конечном итоге противостояла вся Европа. Задолго до Первой мировой Россия, Англия и Франция объединили свои флоты и 20 октября 1827 года разбили турецкий флот в битве при Наварине. Филэллины – молодые сторонники греческой свободы во главе со знаменитым английским романтиком лордом Байроном (умершим на той войне от болезни в апреле 1824-м) – приезжали на помощь просто эллинам. Последние умудрялись на фоне борьбы за независимость страстно сводить между собой политические счёты.

Наварин родился не на пустом месте – Стамбул отверг подписанное тремя будущими державами-победительницами ещё в июле 1826-го Лондонское соглашение о прекращении борьбы между Турцией и Грецией. Каподистрия, лишившийся за поддержку повстанцев в 1822-м министерского поста в Петербурге, уже в апреле 1827 года стал первым в истории официально признанным Петербургом, Лондоном и Парижем правителем Греческого государства.

Для вразумления турок понадобилась ещё победоносная для России война с ними 1828-1829 годов. Завершивший её в сентябре 1829-го Адрианопольский мир заставил османов признать независимость Греции. В 1832 году у нового государства появились границы, а вскоре и король – 17-летний Оттон Баварский, которого пришлось искать после убийства в октябре 1831-го Каподистрии его политическими противниками.

***

Романтики всей Европы на короткое время имели повод торжествовать: их мечта об идеальной революции, да ещё и поддержанной мудрыми великими державами, сбылась.

Правда, желания самих эллинов о восстановлении величия древних Афин или хотя бы Спарты быстро разбились о скучный быт. Греции, даже несмотря на значительное увеличение территории после Балканских войн 1912-1913 годов, отныне уготована судьба маленькой страны с великой историей. Пошуметь они могут разве что в рамках Евросоюза: во время острого кризиса вокруг греческих долгов в середине 2010-х Ангела Меркель и особенно её министр финансов Вольфганг Шойбле дорого дали бы, чтобы такого государства вообще бы не было.

Современным же революциям повторить времена Байрона и Наварина категорически невозможно: романтики перевелись.

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история История международных отношений и дипломатии

0 Комментариев


Яндекс.Метрика