Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

100-летие Революции


Революция: это не «локомотив истории», а «таран истории»

Изучая историю и уроки Русской революции, важно для начала определиться – а что мы понимаем под революцией?

Революция – явление всеобъемлющее, охватывающее все стороны жизни общества. Под социально-политической революцией (речь не идёт о революциях в ином смысле слова, например о научно-технических) понимают очень разные вещи. Это и качественные скачки в развитии, и переходы от одной социально-экономической формации к другой, и социальные перевороты, связанные с вторжениями в отношения собственности, и разрушительные социальные взрывы, и политические перевороты, своего рода «обвалы власти», либо просто «нарушения системного равновесия». Некоторые из этих точек зрения совместимы между собой, но, на мой взгляд, они трактуют явление либо расширительно, либо, напротив, зауженно.

***

Широкое хождение приобрела фраза Маркса о революции как «локомотиве истории». Мол, на станции «феодализм» стоят вагончики общества, к ним подцепляется «локомотив» революции и перетаскивает страну на станцию «капитализм», в более передовую общественную формацию.

В действительности так не происходит. Переход от феодализма к капитализму (а точнее, от традиционного аграрного к индустриальному городскому обществу) – процесс длительный. Революции играт в нём свою роль, но явно не роль локомотива. Если говорить об экономике, то они иногда даже отбрасывают общество назад. Советский историк А.В. Адо отмечал, что во Франции в результате революции даже замедлился переход к промышленному перевороту, укрепились доиндустриальные отношения.

Так, может быть, революция – это не «локомотив», а «диверсия на рельсах истории»? Всё шло хорошо, эволюция ведёт страну вперёд, но злые диверсанты закладывают на рельсах заряд революции? Но откуда берутся эти диверсанты? Можно сколько угодно искать в революциях масонский след и руку зарубежных держав, но на улицы-то выходят массы жителей данной страны.

Если революции – «исторические недоразумения», то почему они происходили, а то и неоднократно, в большинстве развитых стран? Значит, они зачем-то нужны истории.

Революция почти всегда не случайна. Как правило, даже её начало бывает спровоцировано не революционерами, а действиями правящего режима, в результате которых терпению людей приходит конец.

***

Революция вовсе не обязательно происходит в результате доведения населения до голодного существования. Более того, как правило, в условиях голода никакой революции не происходит.

Революция – продукт предыдущего прогресса, который достиг «пределов роста». Предыдущий прогресс породил ожидания, надежды на выход из существующего состояния, которое воспринимается как стеснённое, неблагоприятное. Рост благосостояния, медленный эволюционный прогресс дает человеку модель благоприятного будущего, а невозможность осуществить его планы в обозримой перспективе – кризис надежд, разочарование, поиск причин неудачи жизненного проекта. В результате у всё большего числа людей происходит переход от материальной мотивации к идейной – к стремлению изменить общество вокруг себя.

Человек ведёт себя не рефлекторно, просто реагируя на ухудшение положения – не каждый сбой роста вызывает революцию. Революцию вызывают такие сбои, которые объясняются именно чертами существующей системы. С одной стороны, это – результат действия «субъективного фактора» (от развития общественной мысли до эффективности пропагандистов). Но, с другой – это результат реального кризиса системы общественных отношений, которая не может обеспечить реализацию назревших потребностей миллионов людей, потребностей, которые воспринимаются как реальные и необходимые. По мере модернизации сознания имущественное и правовое неравенство уже не воспринимается как норма, существующая социальная иерархия становится синонимом несправедливости, легитимность существующего порядка подрывается.

Если существующее устройство общества приводит к накоплению социальных проблем, это значит, что страна в своем развитии подошла к стене, которую нужно преодолеть. Поток людских судеб упирается в стену, начинается «давка», разочарование миллионов и нарастание недовольства не только правителями, а своим образом жизни.

***

Из этого положения три выхода.

Либо пойти назад – по пути деградации и архаизации общества.

Либо разобрать стену «сверху» – путём филигранных, смелых и продуманных реформ. Но такое в истории случается нечасто. И дело не только в уме государственных деятелей, но и в их социальной опоре. Ведь «разобрать стену» – значит лишить привилегий социальную элиту, господствующие слои общества. А ведь реформатор вышел из их среды, опирается на них и их же опасается. Не удивительно, что, например, П.А. Столыпин, проводя реформы, не мог покуситься на помещичье землевладение и основы аристократическо-корпоративной системы формирования государственного руководства. Стену, уже надломленную революцией 1905-1907 годов, разобрать не удалось. Бывают и удачные примеры, самый известный из них – «новый курс» Ф. Рузвельта в США. Его, конечно, нельзя идеализировать, но социальную ситуацию эти реформы разрядили и открыли перед страной новые перспективы развития.

Однако если реформы не состоялись или не удались, а общество не готово просто деградировать, остаётся одна возможность – взорвать, проломить стену. Даже если при взрыве погибнет часть авангарда общества, даже если пострадают многие иные, даже если при ударе о стену общество на какое-то время остановится в развитии, даже если образуется груда развалин, которую затем будет расчищать эволюция и последующие революции меньшей интенсивности (как 1830 год после Великой французской революции). Путь должен быть расчищен. Без этого дальнейшее движение вперед невозможно.

Революция, таким образом, – это не «локомотив истории», а «таран истории».

***

Как определить, какое событие является революцией, а какое – нет? Можно выделить ряд черт, которые объединяют как минимум все «классические» революции.

1. Революция – это социально-политический конфликт, то есть такой конфликт, в который вовлечены широкие социальные слои, массовые движения, а также политическая элита (это сопровождается либо расколом существующей властной элиты, либо её сменой, либо существенным дополнением представителями иных социальных слоев). Важный признак революции (в отличие от локального бунта) – раскол в масштабе всего социума (общенациональный характер там, где сложилась нация).

Таким образом, революция – это не просто переворот или верхушечный мятеж. Но это – и не просто восстание, бунт и волнения. Например, Пугачёвское восстание не является революцией, потому что не вызвало раскола элит. 

2. Революция предполагает стремление одной или нескольких сторон конфликта к изменению принципов общественного устройства, системообразующих институтов. Определение этих системообразующих принципов, критериев изменения «качества» системы – предмет дискуссии историков. Но дело в том, что в ходе революции ведущие социально-политические силы сами указывают, какие социальные институты они считают наиболее важными, системообразующими. Далеко не всегда это отношения собственности, как правило – принципы формирования элиты.

3. Революция – это социально-политическое творчество, она преодолевает ограничения, связанные с существующими правилами принятия решений, существующую легитимность.

Нужно отличать революцию от «революции сверху». Если можно решить проблему в рамках действующего порядка – революция не начинается.

Революция ломает имеющиеся институты, стремится к созданию новых «правил игры». Она отрицает существующую легитимность (иногда опираясь на прежнюю традицию легитимности, как Английская революция). Поэтому революционные действия преимущественно незаконны.

Революция не ограничена существующими институтами и законом, что иногда приводит к насильственной конфронтации. Но массовые убийства – не обязательный признак революции, значительная часть революционных действий ненасильственна – массовые манифестации, революционные преобразования, дебаты, создание органов самоуправления и др. Однако во время революции всё же идёт борьба по поводу таких важных, принципиальных вопросов, что угроза «сваливания» в вооружённую конфронтацию очень велика. Это накладывает огромную ответственность как на власти, так и на лидеров массовых движений.

Революция не может иметь место без массового стремления к изменению самих основ социального устройства. Поэтому не следует путать революции с так называемыми «цветными революциями». По форме они похожи на революции, но ставят задачи смены правящей верхушки при сохранении того же самого общественного строя. Это – выпускание энергии масс в свисток, конструктивная работа революции по созданию нового общества в таких случаях не происходит. В дальнейшем это может вызвать массовое разочарование в переменах и деградацию общества.

Также путь назад, к архаике, может начаться в результате поражения революции, неспособности общества «протаранить стену». В таких случаях очень важно изучать опыт неудачи, чтобы можно было всё же преодолеть барьер со второй попытки.

***

Таким образом, революцию можно определить как общенациональную социально-политическую конфронтацию по поводу системообразующих институтов общества (как правило – принципов формирования правящей и имущественной элиты), при которой социальное творчество преодолевает существующую легитимность. Или короче: революция – это процесс преодоления системообразующих структур общества путем социально-политической конфронтации и социального творчества.

При этом следует иметь в виду, что процесс – это не всегда результат. Революция начинается с момента массовых выступлений против существующего строя, а утверждение принципиально новых отношений происходит уже после прихода к власти (иногда – частичного) сторонников нового строя. Процесс смены строя длителен, в нём могут быть как революционные, так и эволюционные фазы. Революция заканчивается, когда снова утверждается легитимная система принятия решений – как правило, уже новая.

Поэтому Великая российская революция может датироваться 1917-1922 годами. В феврале 1917-го рухнула старая легитимная система – процесс революции начался. К концу 1922-го была сформирована новая общественная система, завершилась Гражданская война, угасли массовые повстанческие движения, и, наконец, была провозглашена новая государственность – СССР. Лава революции затвердела в новых формах. Новая легитимность возникла – революция прекратила течение свое. Начался период истории СССР.

 

Читайте также:

Владимир Мединский. Мифы о революции и Гражданской войне

Андрей Сорокин. Переслушайте музыку революции. Об уроках истории вместо спекуляций

Дмитрий Титов. Приглашение к дискуссии: Февраль и Октябрь 1917 года – одна революция или всё-таки две?

***

Олег Кропотов. У истоков русской идеологии: «Третий Рим» и другие представления о себе в мире и истории

Семён Уралов. Крым с Россией: политический инцидент и исторический прецедент

Иван Зацарин. Единственный референдум: не спас СССР, но определил будущее

Юрий Борисёнок. Советско-польский Рижский мир: единство истории и «старинный спор славян»

Иван Зацарин. Роль денег в собирании русских земель: реформа Елены Глинской

Валентин Жаронкин. Нет в русской истории «трудных вопросов». Часть 8: Пётр Великий

Яндекс.Метрика