Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Материалы "Сталинградская битва"

Разгром «примаковской» группировки (1936-1941 годы)

Скачать

Опубликовано: Лазарев С.Е. Разгром «примаковской» группировки (1936-1941 годы) // Военно-исторический архив. №3 (147). М., 2012. С. 98-106.


С.Е. Лазарев

Разгром «примаковской» группировки
(1936-1941 годы)

 

На полях сражений Гражданской войны родились многие легендарные соединения. Особенно Советская власть была обязана «конармейцам» и «примаковцам». Они громили лучших белых генералов и не раз спасали Республику от неминуемой гибели. В 1920-е – 1930-е годы борьба за власть в Красной армии развернулась именно между этими кавалерийскими группировками.

На существование группировки «примаковцев» («червонцев») указывали многие исследователи [1], однако подробным ее анализом никто не занимался. В январе 1918 года молодой украинский большевик В.М. Примаков сформировал 1-й полк Червонного казачества. В дальнейшем полк вырос в бригаду, дивизию и 1-й кавалерийский корпус Червонного казачества. Это легендарное соединение пополнялось в течение всей Гражданской войны исключительно добровольцами. Прекрасная выучка бойцов и командиров, их беззаветная храбрость помогали одерживать победы в любых сложных условиях, причем победы малой кровью.

Так, 8-я кавалерийская дивизия В.М. Примакова сыграла большую роль в Орловско-Кромском сражении (11 октября – 18 ноября 1919 года), когда решалась судьба Москвы. В тот момент военные успехи деникинцев заставили всерьез думать о близком падении Советской власти. 3 ноября Червонные казаки осуществили прорыв белогвардейского фронта юго-западнее города Дмитровска и совершили беспримерный рейд по тылам противника, дезорганизовав его оборону, захватывая населенные пункты (Поныри, Фатеж, Льгов). В результате одержанной под Орлом победы произошел коренной перелом в борьбе с генералом А.И. Деникиным, и было положено начало победоносному наступлению Красной армии на Юг.

14 победоносных рейдов на фронтах Гражданской войны против превосходящих сил неприятеля, 60 выигранных боев и ни одного поражения — свидетельство военного мастерства «примаковцев» [2]. Об их славе говорит хотя бы тот факт, что в 1923 году было оформлено не только шефство украинского комсомола над Червонным казачеством и присвоение ему наименования 1-го кавалерийского корпуса Червонного казачества имени Всеукраинского Центрального исполнительного комитета и Центрального комитета Ленинского комсомола Украины, но и шефство над дивизиями корпуса Коммунистических партий Франции и Германии. Сам командир легендарного соединения Виталий Маркович Примаков трижды награждался орденом Боевого Красного Знамени (1919 год, 1921 год и 1929 год) [3].

Высоко ценили Червонное казачество Г.К. Орджоникидзе, М.В. Фрунзе, И.П. Уборевич, И.Э. Якир. «У нас, в Красной армии, немало частей, создавших себе громкую боевую репутацию и славное революционное имя, — говорил Михаил Васильевич Фрунзе. — Но немного найдется таких, которые могли бы встать вровень с Червонно-казачьим корпусом» [4].

Народный комиссар по военным и морским делам СССР М.В. Фрунзе вообще очень уважал В.М. Примакова и инспектировал его части «всегда с удовольствием» [5]. Возможно, если бы Михаил Васильевич не умер в 1925 году, судьба В.М. Примакова и всей его группировки сложилась бы иначе. Но М.В. Фрунзе умер, и на пост народного комиссара по военным и морским делам И.В. Сталин назначил «конармейца» К.Е. Ворошилова. Так «буденовцы» оказались у власти. В рядах Первой Конной армии служили многие командиры, ставшие впоследствии видными военачальниками. Но тон задавали харизматические лидеры С.М. Буденный и К.Е. Ворошилов, которые нетерпимо относились к представителям других легендарных кавалерийских соединений, и особенно — к «червонцам». С.М. Буденный, по свидетельствам современников, просто ненавидел В.М. Примакова [6].

Получив в свои руки рычаги государственного воздействия, К.Е. Ворошилов щедро раздавал своим боевым соратникам должности и звания. В результате В.М. Примаков и С.А. Туровский — самые удачливые из «червонцев» — в 1930-е годы получили лишь комкоров [7]. Маршалы С.М. Буденный и К.Е. Ворошилов стояли на целых три ступени выше. «Конармейцы» заняли посты в центральном аппарате Народного комиссариата обороны, возглавляли военные округа. «Примаковцы» командовали лишь отдельными соединениями.

Успех в борьбе между военными группировками всегда зависел от правильного выбора политического «протеже». «Конармейцы» пошли за И.В. Сталиным, с которым тесно соприкасались во время Гражданской войны. (Если быть более точным, «конармейцы» были выбраны И.В. Сталиным). «Примаковцы», пусть и не совсем, как мне думается, осознанно, поддержали в 1920-е годы Л.Д. Троцкого.

Военное руководство проводило тонкую политику по «рассеиванию» представителей легендарных соединений. Стоит лишь посмотреть на послужной список лидера «червонцев» В.М. Примакова, чтобы понять, насколько эта политика была эффективной. В 1924-1925 годы Виталий Маркович возглавлял Высшую кавалерийскую школу в Ленинграде, в 1925-1926 годы находился в служебной командировке в Китае, в 1926-1927 годы командовал 1-м стрелковым корпусом в Ленинграде, в 1927-1929 годы находился в качестве советского военного атташе в Афганистане, в 1929-1930 годы — в Японии, в 1930-1931 годы командовал 13-м стрелковым корпусом на Урале, в 1931-1932 годы учился в Германской военной академии, в 1932-1934 годы был заместителем командующего войсками Северо-Кавказского военного округа, в 1934-1935 годы — заместителем инспектора высших учебных заведений Красной армии, в 1935-1936 годы — заместителем командующего войсками Ленинградского военного округа [8]. Мы видим, что В.М. Примакова переводили с места на место, в войсках он находился мало, командного опыта почти не получал. Таким образом, власти пытались держать непокорного комкора подальше от войск. Выше заместителя командующего округом В.М. Примаков не поднимался, да и на этих постах реальной власти у него не было.

Похожая ситуация была с комдивом Д.А. Шмидтом, бывшим командиром 2-й Черниговской червонно-казачьей дивизии, и комбригом М.О. Зюком, бывшим начальником артиллерии 1-го кавалерийского корпуса Червонного казачества. Они считались весьма способными командирами, тем не менее, по должности их не повышали, хотя они об этом страстно мечтали. Дмитрий Аркадьевич Шмидт жаловался боевым товарищам на своё положение: «В гражданскую войну я был начдивом, водил в бой десять полков, а сейчас у меня аж четыре танковых батальона… Ясно, [другие] люди растут, это закономерно. Но нельзя же забывать о тех, кто имеет заслуги…» [9].

«Рассеивание» «примаковской» группировки началось вскоре после Гражданской войны, когда 1-й кавалерийский корпус возглавил один из ветеранов Конной армии О.И. Городовиков (1924-1932 годы). Правда, это был наименее амбициозный и политически ангажированный «буденовец» [10]. Однако его близость к военному руководству позволяет предположить, что О.И. Городовиков участвовал в репрессиях против высшего командного состава Красной армии.

Массовая «чистка» в армии началась в 1936 году именно с «примаковцев». Она была направлена против группировки в целом, а не против ее отдельных представителей, лидеров и т.д. Инициатива при этом, могла исходить, разумеется, только от «конармейцев». По мнению В. Суворова, И.В. Сталин, как будущий Верховный Главнокомандующий, не мог допустить существования в армии сверхмощных враждующих непокорных кланов — «примаковцев» и «конармейцев». И если «буденовцы», получив власть, «успокоились» и занялись внутренними делами, то сторонники В.М. Примакова были недовольны своим положением и выступали за продолжение Революции. «Потому, готовя войну, — пишет В. Суворов, — Сталин разгромил червонных казаков, которые разлагали Красную армию непомерными претензиями, откровенным неповиновением и хулиганством» [11].

В 1936 году были арестованы лидеры «примаковцев», стоявшие у истоков легендарного соединения. Заместителя командующего войсками Ленинградского военного округа комкора В.М. Примакова «схватили» 14 августа 1936 года. Только в июне 1937 года он предстал перед судом по одному «делу» с М.Н. Тухачевским, 12 июня 1937 года был расстрелян. Заместитель командующего войсками Харьковского военного округа комкор С.А. Туровский был арестован 2 сентября 1936 года, расстрелян 1 июля 1937 года. Командир 8-й механизированной бригады Киевского военного округа комдив Д.А. Шмидт был арестован 9 июля 1936 года, расстрелян 19 июня 1937 года. Командира-комиссара 25-й Чапаевской стрелковой дивизии (Харьковский военный округ) комбрига М.О. Зюка арестовали 15 августа 1936 года. 20 июня 1937 года он погиб [12].

В 1937-1941 годах были репрессированы бывшие «червонцы» комкор М.А. Баторский [13], комбриги А.В. Горбатов, Ф.Ф. Жмаченко, Г.И. Соколов [14], полковник И.В. Дубинский и другие. Судьбы их сложились неодинаково. Михаил Александрович Баторский, начальник кафедры Военной академии Генерального штаба Красной армии, был обвинен в шпионаже и расстрелян 8 февраля 1938 года [15]. Обучавшийся в той же академии Георгий Ильич Соколов был отчислен со второго курса (1938 год) «за принадлежность к троцкизму» и связь с «врагами народа» [16]. В феврале 1938 года назначен преподавателем кафедры тактики Военной академии Красной армии имени М.В. Фрунзе. В должности начальника штаба 13-й армии принял участие в советско-финляндской войне. В мае 1941 года был арестован, умер в тюрьме в июле 1943 года [17]. А.В. Горбатов, Ф.Ф. Жмаченко были возвращены в строй, в годы Великой Отечественной войны командовали армиями, удостоены генеральских чинов и звания Героя Советского Союза [18]. И.И. Дубинский отбывал наказание в исправительно-трудовых лагерях, вышел на свободу только в 1953 году, стал известным военным писателем. Свою миссию видел в посмертной реабилитации жертв сталинских репрессий — соратников по корпусу Червонного казачества.

Разгрому подвергся и действующий командный состав 1-го кавалерийского корпуса, располагавшегося в Украинском военном округе. В 1937 году были репрессированы командир «червонцев» комдив М.А. Демичев, начальник артиллерии корпуса полковник А.И. Шипунов, начальник отдела связи майор Ф.К. Гончаренко и другие. В сентябре 1937 года на должность командира 1-го кавалерийского корпуса вновь был назначен «конармеец» комбриг Д.И. Рябышев (1894–1985 годы) [19].

Обвинения «примаковцев» в троцкизме кажутся надуманными. В политической борьбе эти кавалерийские рубаки были дилетантами. В середине 1920-х годов В.М. Примаков, Д.А. Шмидт, М.О. Зюк действительно поддержали Л.Д. Троцкого, однако вскоре поняли всю ошибочность своего шага и официально (в печати) от него отреклись. К тому же один из главных лидеров «червонцев» комкор С.А. Туровский никогда не примыкал ни к каким оппозициям, в т.ч. и к троцкистам. С этой точки зрения уничтожение его и многих других командиров объяснить невозможно. «В корпусе червонных казаков не было уклоняющихся от генеральной линии коммунистов ни влево, ни вправо, — подтверждает в своих мемуарах А.В. Горбатов. — Мы в то время этим гордились и большую заслугу в правильном разъяснении нам генеральной линии партии относили Виталию Марковичу (Примакову — прим. С.Л.[20].

Уцелели только рядовые «примаковцы», которые не входили в «ближний круг» легендарного комкора и в 1930-е годы только начинали свою военную карьеру. Некоторые из них стали во время Великой Отечественной войны прославленными полководцами — маршалы П.К. Кошевой, И.Т. Пересыпкин, С.А. Худяков, генералы М.П. Духанов, Е.П. Журавлев, М.И. Казаков, И.М. Манагаров, К.С. Мельник и другие. Например, единственный из них общевойсковой маршал Петр Кириллович Кошевой в армию пошел в 1920 году, в 1-м кавалерийском корпусе служил простым красноармейцем, Великую Отечественную войну встретил полковником. Естественно, для властей в те годы он никакой опасности не представлял.

Таким образом, «конармейцы» сокрушили в 1930-е годы своих основных конкурентов в борьбе за лидерство в армии — «примаковцев», используя рычаги государственного воздействия и карательную политику. Мы никогда не узнаем, насколько успешно действовали бы «червонцы» на фронтах Великой Отечественной войны. В одном можно быть уверенным – это были до мозга костей патриоты, готовые пожертвовать жизнью для страны, которой они оказались не нужны.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Дубинский И.В. Примаков. М.: «Молодая гвардия», 1968; Суворов В. Очищение: Зачем Сталин обезглавил свою армию? М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2006; Черушев Н.С. 1937 год: Элита Красной армии на голгофе. М.: Вече, 2003.

[2] Биография В.М. Примакова, краткая справка о его работе за рубежом, список печатных трудов В.М. Примакова и литературы о нем и др. записи Ю.В. Примакова об отце // Российский государственный военный архив (РГВА), ф. 30767, оп. 2, д. 16, л. 3.

[3] Третий орден получил за выполнение спецзадания в Афганистане.

[4] Дубинский И.В. «Лежачего не бьют». Рецензия на записки С.М. Буденного, опубликованные в журнале «Дон» (1961, № 3-5) // РГВА, ф. 30767, оп. 2, д. 38, л. 10.

[5] О Михаиле Фрунзе: Воспоминания, очерки, статьи современников / Сост. М.И. Владимиров. М.: Политиздат, 1985. С. 226.

[6] Дубинский И.В. «Лежачего не бьют» // РГВА, ф. 30767, оп. 2, д. 38, л. 11.

[7] «Комкор» — воинское звание, введенное в Красной армии в 1935 году, нечто среднее между современными «генерал-полковником» и «генерал-лейтенантом».

[8] Биография В.М. Примакова // РГВА, ф. 30767, оп. 2, д. 16, л. 4.

[9] Дубинский И.В. Особый счёт. (Военные мемуары). М.: Воениздат, 1989. С. 134.

[10] См. воспоминания о нем современников: Жадов А.С. Четыре года войны. М.: Воениздат, 1978. С. 26; Тюленев И.В. Через три войны. М.: Воениздат, 1972. С. 68.

[11] Суворов В. Очищение: Зачем Сталин обезглавил свою армию? М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2006. С. 112.

[12] Более подробно см.: Лазарев С.Е. «Генеральские» аресты 1935-1936 годов // Сталин: вчера, сегодня, завтра: материалы Международной научной конференции, посвященной 130-летию со дня рождения И.В. Сталина. – Н. Новгород: Гладкова О.В., 2009. С. 212-216.

[13] Начальник штаба 1-го кавалерийского корпуса Червонного казачества в 1925-1928 гг.

[14] Академия Генерального Штаба Красной армии. Список лиц, отчисленных из академии, документы по увольнению генералов и офицеров в запас и отставку, выписки из приказов Народного комиссариата обороны о присвоении воинских званий и перемещениях // РГВА, ф. 37961, оп. 1, д. 16, л. 15.

[15] Служил в том же самом штабе 1-го кавалерийского корпуса, начальником которого был Баторский, в 1927-1928 гг. Возглавлял штаб корпуса в 1932-1934 гг.

[16] Академия Генерального Штаба Красной армии. Список лиц, отчисленных из академии // РГВА, ф. 37961, оп. 1, д. 16, л. 13-14.

[17] Командный и начальствующий состав Красной армии в 1940-1941 гг.: Структура и кадры центрального аппарата Народного комиссариата обороны СССР, военных округов и общевойсковых армий. Документы и материалы. РГВА. М.; СПб.: Летний сад, 2005. С. 201-202.

[18] См.: Черушев Н.С. Из ГУЛАГа – в бой. М.: Вече, 2006.

[19] До этого командовал казачьей дивизией, пошел на повышение.

[20] Горбатов А.В. О герое В.М. Примакове. Воспоминания // РГВА, ф. 30767, оп. 2, д. 35, л. 4.


Об авторе:

Лазарев Сергей Евгеньевич — специалист (по служебно-боевой подготовке) группы по кадровой и воспитательной работе батальона патрульно-постовой службы полиции Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Орлу. Кандидат исторических наук. Старший преподаватель Орловского филиала Воронежского экономико-правового института (по совместительству).

Автор 30 научных статей, в т.ч. 9 в журналах из перечня ВАК РФ. В июне 2011 года успешно защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата исторических наук «Социокультурный состав советской военной элиты 1931–1938 гг. и её оценки в прессе русского зарубежья». Научный руководитель — декан исторического факультета Орловского государственного университета, заведующий кафедрой истории России, доктор исторических наук, профессор Минаков Сергей Тимофеевич.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика