Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Иван Зацарин
24 ноября 2016

Расквитались. К годовщине атаки на Су-24

Сегодня в прошлом Сверхновая история

24 ноября 2015 года турецкий истребитель на границе Сирии и Турции атаковал российский Су-24, командир экипажа Олег Пешков погиб.

Отношения Турции с США, значительно ухудшившиеся летом этого года, перезапущены. Эрдоган назвал протесты против Трампа неуважением демократии, а также добил Хиллари Клинтон заявлением, что та принимала пожертвования от Фетхуллаха Гюлена, которого турецкий лидер считает вдохновителем попытки переворота в июле этого года.

Сегодня, в годовщину печального события, стоит поговорить о том, что когда двум странам позарез нужно сделать «перезагрузку», никого на самом деле не волнует, принимала ли Клинтон пожертвования и участвовали ли пилоты турецкого истребителя, сбившего Су-24, в государственном перевороте. Есть вещи поважнее.

Нехорошая история

Инцидент с российским бомбардировщиком и гибель его пилота стала третьей подтверждённой потерей контингента ВС РФ в Сирии. До этого были самоубийство контрактника и гибель офицера-наводчика, корректировавшего огонь ракет дальней стратегической авиации. Однако смерть пилота Су-24 стала первым и пока единственным случаем за всё время сирийской операции, когда военнослужащий российской армии погиб вследствие действий военных сил иных государств, находящихся в регионе, а не действий террористов ИГ.

У инцидента есть предыстория. Ещё в 2012 году сирийская армия с помощью средств ПВО сбила турецкий истребитель F-4, нарушивший воздушные границы Сирии. В ответ Турция заявила, что впредь будет поступать аналогично с летательными аппаратами Сирии, а также в принципе с любыми самолётами и вертолётами, которые приближаются (пересекают) её границы, не имея на то санкции. Так оно, собственно, и было. Сирия до 2015 года успела потерять один самолёт, один вертолёт и несколько беспилотников. В 2015 году Турция отказалась подписать с Россией меморандум о предотвращении инцидентов в воздухе, дав тем самым понять, что своё воздушное пространство уступать не собирается.

После атаки и гибели Олега Пешкова в СМИ попало немало подробностей случившегося различной степени достоверности. Со стороны Турции долго не могли определиться относительно ответственности. Вначале премьер Ахмет Давутоглу брал ответственность на себя, затем отрицал приказ об атаке – вину возложили на турецкого лётчика. Президент Реджеп Тайип Эрдоган то сожалел, то грозил, что прочие самолёты будут сбиты так же, и одновременно призывал нас не нагнетать ситуацию. Затем последовала некрасивая история с телом лётчика («Оно у нас, но вы сначала запрос направьте»).

В общем, неудивительно, что отношения между странами сильно испортились: российским туроператорам настоятельно рекомендовали снять с продажи туры в Турцию, турецкий экспорт в РФ начали проверять со всем пристрастием, а строительство «Южного потока» и АЭС «Аккую» были приостановлены (хоть официально это и не признавалось). В общем, ситуация до отвращения тупиковая.

Проблемный сосед

...Считать случившееся неким совершенно нерядовым случаем может только тот, кто плохо знаком с историей российско-турецких отношений. Поисковый запрос «русско-турецкая война» требует уточнения не только по веку, потому что на одно столетие их может приходиться штуки четыре. Всего же, начиная с XVI века только крупных войн между двумя государствами было 10. Плюс Крымская война, где Россия воевала с Турцией и её европейскими союзниками, плюс Первая мировая, где для российско-турецких разборок имелся Кавказский фронт. Мы даже с немцами меньше воевали, если судить именно по количеству, а не по качеству. То есть вполне может оказаться, что Турция за последние лет 500 – наш самый беспокойный сосед.

Верно и другое: со всеми такими беспокойными соседями, включая ту же Германию, мы в результате отношения наладили. Не до гуляния под руку, но до рабочих и терпимых. Последнее, кстати, гораздо труднее, чем устроить очередную войнушку или отыскать для неё подходящий повод. Хотя бы потому, что без обоюдного стремления ничего не выйдет. Отсюда вопрос: а как создать условия для такого стремления между странами, чья история наполовину состоит из хождения войной друг на друга?

Эмоции и интересы

С одной стороны, это нормы добрососедских отношений, уходящие корнями в ещё в сельскую жизнь. Когда у соседа горит дом, за ведро берётся даже его злейший недруг. Уже хотя  бы из соображений собственной безопасности: ветер в другую сторону дунет – свой дом сгорит. С другой стороны, страсть как сложно удержаться от сидения на берегу реки и созерцания проплывающего по ней врага. Какой подход более государственный – дополнительного объяснения не требует. Эмоции в управления государством используются строго дозированно. Мелочные  – не используются вовсе. Поэтому в июле этого года турецкая разведка получила от российской внезапный подарок – основную информацию по готовящемуся перевороту. Переворот, впрочем, всё равно случился, просто его результаты оказались неожиданными для заговорщиков: часть перебили, часть репрессировали.

Теперь самое время коснуться ещё одного момента. Весь мир, как известно, делится на две большие группы стран: Светлый и Демократический Запад и Восточные Деспотии. В чём основная прелесть Восточных Деспотий? Их лидеры любят делать широкие жесты. А главное – умеют их ценить. Президент Турции (при всём нашем к нему отношении) кто угодно, только не дурак. И способен понять, чего стоит держать своего врага в кулаке, а потом этот кулак разжать.

Его экс-премьер – Ахмет Давутоглу, тот самый, что якобы отдавал приказ на атаку Су-24, не так давно написал книгу «Стратегическая глубина. Международное положение Турции». Основной её посыл – как сделать Турцию великой, одновременно снизив зависимость от Запада. Написание подобных книг вполне объясняет, откуда вдруг в Турции взялся заговор. Хотя правильный ответ на вопрос «А кто же из них (Эрдоган или его противники) лучше?» звучит традиционно: «Оба хуже». Зачем же тогда было спасать Эрдогана?

Во-первых, потому, что Светлым и Демократичным Запад стал не в последнюю очередь потому, что веками стравливал между собой восточные деспотии.

Во-вторых, потому, что сложно кардинально улучшить (и ухудшить) отношения с государством при таком историческом бэкграунде. Кавказ, за который мы ведём борьбу веками, никуда из наших отношений не денется. Однако это не мешает извлекать текущую выгоду: энергетические проекты перезапущены.

В-третьих, был ровно один способ наказать военных, виновных в смерти Олега Пешкова. Турция никогда бы не сдала своих пилотов. Зато она могла их «обменять». И обменяла. Услуга за услугу. После подавления переворота экипаж того самого истребителя был арестован за участие в мятеже. Участвовали ли они в нём? Даже если и так, то судят их совсем не за это. Аль Капоне в своё время тоже за неуплату налогов сел.

В-четвёртых. Однажды эмоции уже сослужили плохую службу Турции, это стоило жизни нашему лётчику. Да, летом мы бы удовлетворённо кивали, наблюдая в прямом эфире, как Эрдогана уводят за бруствер. Во что превратилась бы Турция спустя пару месяцев, можно только гадать.

***

В такие моменты крайне высок риск подхватить тяжёлое заболевание – политическое украинство: плеваться и в отчаянии вздыхать: «Погорячились, пусть бы лучше Эрдоган был». Вот и пусть будет. Пока он хоть на йоту адекватнее своих коллег по цеху. 

0 Комментариев


Яндекс.Метрика