Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Иван Зацарин
29 декабря 2016

Призвать к ответу наглеца. К 58-летию отмены «врагов народа»

Сегодня в прошлом Сверхновая история

29 декабря 1958 года из УК СССР исчезло понятие «враг народа».

После падения направлявшегося в Сирию Ту-154 в Чёрном море в медиасфере возникло два непрогнозируемых возмущения. Во-первых, глумливый шабаш меньшинственной общественности на тему «Эх, хорошо, но мало, вот бы ещё и вон те тоже померли. Да и вообще – довоевались/долетались/пора валить». Бррр.

Во-вторых, ответная реакция на подобные посты и материалы с требованием кар, да построже. Одну из сильно отметившихся десятки тысяч граждан даже требуют лишить гражданства.

Сегодня, когда мы справляем 58-ю годовщину послаблений в отечественном уголовном кодексе, стоит поговорить о том, а нужен ли УК в таких случаях вообще?

Античное наследие

Большевики, конечно, много чего придумали, однако термин «враг народа» – заимствование. И не только термин, но и практика его юридического применения.

Hostis populi Romani (враг римского народа) – термин, существовавший в римском праве. Причём и римляне его позаимствовали. Судя по всему, у греческой цивилизации. Известна так  называемая клятва граждан Херсонеса, относимая к III веку до н.э., в которой среди прочего даётся обязательство «Я не буду составлять заговора ни против херсонесской общины, ни против кого-либо из граждан, кто не объявлен врагом народа…»

Также следует обратить внимание на формулировку: «римского народа», т.е. по существу это было бы правильнее переводить как «враг государства».

Затем термин вышел из употребления и возник снова во времена Великой Французской революции, т.е. когда народ снова стал субъектом политического процесса. Во Франции врагом народа считался (1794) тот, кто стремился уничтожить общественную свободу, силою или хитростью. Под это широкое определение подпадали как роялисты (сторонники реставрации монархии), так и попавшиеся на распространении слухов.

Логично, что из революционной Франции термин перекочевал в лексикон российских социалистов. Ленин пользовался им ещё в начале XX века, а первый, кто был объявлен врагом народа не в публицистическом смысле, запальчиво, в споре, а партийной позицией – Лавр Корнилов. За августовский (1917) мятеж. А первыми, кто стал врагом народа коллективно, были кадеты: «Члены руководящих учреждений партии кадетов, как партии врагов народа, подлежат аресту и преданию суду революционных трибуналов...» (1917). Под этим декретом СНК от 28 ноября 1917 года стоит и подпись Иосифа Сталина. Правда, он проголосовал против такой крутой меры.

Затем, по итогам Гражданской войны, формулировка закрепилась в уголовном кодексе. Уже в УК от 1922 года есть 58-я статья, которая предполагает объявление врагом трудящихся за шпионаж, вооружённое восстание, теракты и саботаж, склонение иностранного государства к войне с СССР. Объявление врагом тянуло за собой конфискацию имущества и лишение гражданства (да, «философские пароходы» – идея, подсказанная США).

Кстати, раз уж зашла речь о Штатах, то и у них термин был в ходу. «Врагами государства» считались крупные мафиози вроде Аль Капоне. В уголовное право термин не проник, однако некоторое влияние на правоприменение имел. Врагам государства было положено то, что гораздо позже стали называть «нулевой терпимостью». Так, известно, что тот же Капоне получил срок за уклонение от уплаты налогов. Менее известно, что он получил максимально возможный срок, да ещё и будучи больным сифилисом. В условиях невозможности получать качественную медпомощь в тюремной больнице Капоне вышел из тюрьмы развалиной. На контрасте можно вспомнить Солженицына и сколько он ещё прожил после прооперированного в тюремной больнице рака. Но это уже частности.

А вот во Франции в конце 1979-го случилась и вовсе жёсткая история. Тамошнего врага государства – убийцу и налётчика Жака Мерина – даже не пытались взять живым. В устроенной засаде его попросту расстреляли без предупреждения вместе с любовницей, пресса это потом долго не могла забыть. Всё же Европа конца XX века, а не Америка времён «сухого закона».

Впрочем, вернёмся к нашему УК. Из него понятие «враг народа» исчезло вскоре после начала борьбы с культом личности Сталина, которому Никита Хрущёв незаслуженно приписал авторство использования термина в уголовном праве.

Лишать, но не гражданства

У нас сегодня, после этой постыдной «пляски на костях» упавшего Ту-154, до просьб вернуть в УК «врагов народа» пока не дошло. Однако предложение лишать гражданства уже прозвучало. Что тут нужно отметить?

1. Подобное негодование вполне понятно и объясняется тоже просто. Персонажи уже давно наговорили себе на хорошую порку. Не только глумлением над пассажирами, а, что называется, по сумме достижений. Но вот гуманность нынешнего УК в сравнении с УК образца 1922 года никакой санкции за эти достижения не предусматривает. Поэтому и слышатся от гражданского общества реплики вроде булгаковского «Голову ему оторвать!»

2. Уже неоднократно сказано, что никто и никого гражданства не  лишит – это запрещено Конституцией. Возможно, если подобные персонажи придут к власти, они устроят правовой вертеп. Вроде того, что можно наблюдать в одной соседней республике. Верный метод этому поспособствовать – начать вертеп первыми.

3. Следует ли снова делать УК «зубастым»? Пожалуй, нет. Почему? Можно, конечно, дополнить УК какой-нибудь статьёй с наказанием за публичные неуважительные оценки умерших/погибших (или, как это сделано в некоторых передовых европейских демократиях, за отрицание идеологических мифов). Но формулировка получается настолько размытой и кривой, что проблемы это не решит, только ещё одна «мёртвая» статья в кодексе появится. УК в данном случае – костыль и нежелание решать проблему по-настоящему.

4. Что делать? Эффективнее юридических формулировок в данном случае – хорошая память и твёрдое намерение. Человек, плюющий на могилы соотечественников, погибших при исполнении (да, музыканты, так что ж?), просит, прямо требует к себе нулевой терпимости.

Тут очень стоит поучиться у США. Один раз ляпнувший что-то невпопад гражданин клянёт себя потом всю жизнь за несдержанностть. Если он преподаватель – его не возьмёт на работу ни один пристойный университет. Если учёный – собьёт все башмаки в поисках гранта, а получит шиш с маслом. Работник медиасферы? Тогда вообще плохо. В общем, как в известном анекдоте про Маклафлина-строителя мостов.

У нас же почему-то они лишь жиреют – и это единственное наблюдаемое огорчение.

Поэтому не надо никакого «ужесточения УК», никаких «лишений гражданства». Ещё чего не хватало – мучеников плодить, борцов с режимом. Сами, всё сами.

У такого наказания есть одно неоспоримое преимущество: его крайне непросто обжаловать.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика