Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Материалы "Сталинградская битва"


Преступления 2-й авиаполевой дивизии Люфтваффе на территории Смоленской и Псковской областей

Скачать

Н.Б. Калинин

Преступления 2-й авиаполевой дивизии Люфтваффе на территории Смоленской и Псковской областей

Все дальше и дальше уходят от нас события военных лет, уходят участники войны, свидетели событий военного времени, проживавшие на территории советского тыла и оккупированных территорий. Уходят свидетели военных преступлений вооруженных сил Германии.

Сегодня уже очень часто можно услышать мнение о том, что военных преступлений не было. Что преступления Германии на территории СССР — это советская пропаганда. Однако эти утверждения являются сознательной и бессознательной ложью. Подобное мнение умышленно распространяется так называемыми «либералами», а подхватывается малообразованными категориями людей, не имеющими своего собственного мнения в силу минимальных знаний по истории Великой Отечественной Войны. Главной целью подобных утверждений является максимальное очернение образа РККА и желание поставить Красную Армию в один ряд с Вермахтом, а в некоторых случаях придать вооруженным силам Третьего Рейха благородный оттенок в борьбе с «ужасной сталинской империей».  

К сожалению, в современной исторической литературе тема военных преступлений германских вооруженных сил, за редким исключением, придана забвению. Это совершенно неправильно, так как ведение боевых действий германской армией неразрывно связано с массовыми и повсеместными военными преступлениями.      

В этой статье будут рассмотрены несколько эпизодов, характерных для всех фронтовых частей Вермахта, СС и Люфтваффе. Статья основана на материалах судебного процесса, проходившего в Берлине в начале 1977 года, на котором рассматривались действия подразделений фельджандармерии 2-й авиаполевой дивизии Люфтваффе (2 Luftwaffen-Felddivision) на территории северной части Смоленской области в период с ноября 1942 по февраль 1943 года, а также на территории Псковской области с февраля по октябрь 1943 года. Обвиняемым на этом процессе выступал Карл Брандт.

Но сначала несколько строк из истории этой дивизии.

2-я авиаполевая дивизия Люфтваффе сформирована в сентябре 1942 года на полигоне Luftgau 3. Один из полков дивизии был сформирован на Волховском фронте, в районе 38-го армейского корпуса.[1] Ухудшающаяся обстановка на Восточном фронте вынудила немецкое командование перебросить слабо подготовленную дивизию на фронт уже в ноябре 1942 года. Дивизия была подчинена 30-му армейскому корпусу и заняла оборону в 18 км юго-западнее города Белый. 25 ноября 1942 года мехкорпус Соломатина прорвал оборону 2-й авиаполевой дивизии и соседней 246-й пехотной дивизии. Была прорвана и вторая линия обороны авиаполевиков, основная масса которых просто разбежалась по окрестным лесам. Однако остатки дивизии продолжали находиться в районе Батурино, участвуя в антипартизанских операциях. В этот период дивизия входила в состав 41-го танкового корпуса.

Рота и штаб фельджандармерии 2-й авиаполевой дивизии, в период с начала ноября 1942 года по февраль 1943 года, располагались в деревне Батурино. Командиром опорного пункта в Батурино был назначен фельдфебель Зигмунд. Командиром роты фельджандармерии был обер-лейтенант Дорш. Его заместителем был назначен обер-фельдфебель Вили Фридрих Карл Брандт. К роте фельджандармерии была прикомандирована ягдкоманда, состоящая из 100 человек местных коллаборационистов. Таким образом, после объединения этих подразделений, в немецких документах фельджандармерия 2-й авиаполевой дивизии теперь именуется как «группа фельджандармерии».[2] Во время проведения крупной антипартизанской операции «Звездопад» (Sternlauf), в эту группу вошла и лыжная рота 2-й авиаполевой дивизии.[3]

В задачу этой группы, имеющую штаб и опорный пункт в Батурино, входило исполнение следующих мероприятий:

- контроль района боевых действий по разграничительным линиям правого и левого флангов,
- обнаружение партизан и выявление лиц, имеющих контакты с партизанами,
- арест и расстрел людей, поддерживающих партизан,
- борьба с советским подпольем,
- пропаганда, призывающая местное население вступать во вспомогательные части немецкой полиции,
- охрана лагеря военнопленных, транспортировка и ликвидация военнопленных.   

В середине ноября 1942 года в селе Раздобарино фельджандармерией были схвачены 20 человек местных жителей, подозреваемых в связях с партизанами. Люди были угнаны в Батурино и заключены в тюрьму. Из этой группы арестованных, 9 человек подверглись истязаниям и пыткам, целью которых было заставить людей дать признательные показания. После этого, по приказу обер-лейтенанта Дорша, два человека были расстреляны. Расстрелом на окраине Батурино руководил обер-фельдфебель Карл Брандт. Остальные 18 человек остались в тюрьме и применялись как рабочая сила для нужд штаба фельджандармерии. Некоторое время опорный пункт фельджандармерии находился в Раздобарино.[4]

В конце ноября опорный пункт был перенесен в Болдино (при этом, штаб группы фельджандармерии оставался в Батурино). В районе Болдино было проверено 20 населенных пунктов, в которых было схвачено 40 человек по информации, полученной от ранее истязаемых и расстрелянных заключенных. Из этих 40 человек, после пыток и избиений, было расстреляно 19. Оставшиеся советские граждане были угнаны в Батурино, где после очередного допроса и истязаний 14 человек были расстреляны в овраге на окраине Батурино. Из этой группы граждан в живых осталось только 7 человек, которые были помещены в тюрьму жандармерии в Батурино.

Несколько позже в районе Болдино были схвачены еще 30 человек, подозреваемых в связях с партизанами. 15 человек были расстреляны в Болдино, а 15 человек были расстреляны в Батурино. Описанные направления действий фельджандармерии показаны на схеме 1.

Схема 1

Для уничтожения не лояльного немецким властям населения, штабом группы фельджандармерии были организованны несколько мероприятий. Суть этих мероприятий состояла в том, чтобы посредством провокаций выявить настроения местного населения. Для этого была сформирована специальная команда из состава ягдкоманды, которая под видом партизанского отряда должна курсировать по населенным пунктам данного района, выявляя настроения местного населения.

Самые незначительные признаки сочувствия партизанам немедленно карались смертью. Обер-фельдфебель Карл Брандт провел 4 таких операции, во время которых были схвачены 30 человек. Все эти люди подвергались пыткам и истязаниям. Обер-фельдфебель Карл Брандт лично участвовал в допросе и избиении 30-летней женщины. В конечном итоге все 30 человек были расстреляны.[5]

3 января 1943 года, обер-фельдфебель Карл Брандт руководил прочесыванием местности в районе Быхово. Партизаны обнаружены не были. Однако группа фельджандармерии вошла в деревню Быхово и по доносу схватила женщину, которая якобы укрывала в своем доме партизан. Женщина была подвергнута пыткам, однако показаний не дала и была убита Карлом Брандтом в саду своего двора выстрелом в затылок.

Во время судебного разбирательства, Карл Брандт мотивировал свои действия сильным чувством ненависти ко всем помощникам партизан, а также желанием получить поощрение по службе, которое выразилось впоследствии в награждении Карла Брандта крестом за боевые заслуги с мечами и знаком «За борьбу с партизанами» в бронзе.

Группой фельджандармерии 2-й авиаполевой дивизии проводились мероприятия по устрашению населения, которые заключались в уничтожении семей партизан. В течение ноября – декабря 1942 года.

По приказу обер-фельдфебеля Карла Брандта были схвачены несколько женщин с маленькими детьми, которые по предположению Карла Брандта являлись женами партизан. Карл Брандт пытал и избивал этих женщин в присутствии маленьких детей примерно 2-летнего возраста. Подобный допрос длился около 15 минут, после чего женщину с ребенком выводили на улицу служащие жандармерии. В ребенка стрелял Карл Брандт, а женщину расстреливал рядовой жандарм. Всего было убито три женщины и их дети.

Во время судебного разбирательства Карл Брандт объяснял, что считал эти действия правильными, так как все, кто был связан с партизанами, должны быть уничтожены. В том числе женщины и дети. Он также заявил, что и на других опорных пунктах фельджандармерии соседних дивизий применялись такие же методы и также убивались дети.[6]

В период с 22 января по 16 февраля 1943 года, группа полевой жандармерии 2-й авиаполевой дивизии принимала участие в крупной антипартизанской операции «Звездопад» (Sternlauf). Группа, участвовавшая в операции, состояла из 10 жандармов и 100 человек ягдкоманды.[7] Командир ягдкоманды — Хабихт.[8] Группа фельджандармерии действовала севернее речки Осотни, совместно с лыжной ротой 2-й авиаполевой дивизии (фото 1). Позже группа фельджандармерии выдвинулась в район южнее Осотни.

Фото 1

В районе действия группы было арестовано 50 человек из числа гражданского населения, подозреваемых в связях с партизанами. В это время опорный пункт фельджандармерии находился в деревне Екатеринино, которая находилась на южном берегу речки Осотня. Арестованные были доставлены на опорный пункт жандармерии. После жестокого допроса обер-фельдфебель Карл Брандт убил двоих арестованных из своего пистолета. Остальные 48 человек были расстреляны по его приказу на окраине деревни.

В разгар проведения операции «Звездопад», группа фельджандармерии использовала самые жестокие методы устрашения местного населения. В конце января жители деревень Дмитрово и Клинец, всего около 40 человек, были заперты в амбаре и сожжены заживо. Среди погибших была семья партизана Новикова (жена и семь детей, один из которых был еще грудным, отец Новикова и две его сестры). Также в ближайшем лесу были схвачены 30 человек мужчин и женщин, жителей этих двух деревень, которые также были загнаны в амбар.

Когда все жертвы были заперты в амбаре, обер-фельдфебель Карл Брандт и служащие ягдкоманды стали бросать пропитанные бензином тряпки на соломенную крышу амбара, а также внутрь помещения. Те люди, которые пытались выбраться через крышу, были застрелены оцеплением ягдкоманды. Одновременно было организовано внешнее оцепление, которое было призвано защитить место бойни от атак партизан.[9]

По немецким данным, за время проведения операции части СС, Вермахта и Люфтваффе убили 1883 человека, в том числе 96 женщин. Из них вооружены были только 300 человек.[10] Остальные — гражданское население района проведения операции (фото 2). Направления действий группы 2-й авиаполевой дивизии показаны на схеме 2.

Фото 2

Схема 2

Подсудимый Карл Брандт ссылался на необходимость выполнения приказа ОКВ от 16-го декабря 1942 года «По усилению террора против партизанского движения», в котором говорилось следующее:

«Войска имеют право и обязаны применять все средства в этой борьбе без ограничений, также против женщин и детей, если это ведет к успеху…».

Также упоминался приказ ОКВ от 11 ноября 1942 года «Приказ по борьбе с бандитами на востоке», аналогичный приказу от 16-го декабря:

«Жесткость мероприятий и страх перед последующими репрессиями должны удерживать население от того, чтобы оно поддерживало бандитов или сочувствовало им… Граждане, которые поддерживают бандитов предоставлением убежища или продовольствия, а также скрывают местонахождение бандитов, должны быть уничтожены. Против деревень, в которых бандиты нашли поддержку любого рода, должны вводиться санкции, касающиеся всего населения деревни без исключений. Эти санкции должны выражаться в конфискации всего скота, транспортировки работоспособных мужчин на работы в Германию и даже уничтожению всей деревни».[11]

Группа фельджандармерии участвовала также и в убийстве советских военнопленных. В начале ноября 1942 года в Батурино, рядом со штабом жандармерии, был организован лагерь военнопленных, который располагался на территории колхозной тракторной станции. Лагерь имел размеры 80х60 метров и огорожен забором из колючей проволоки. На территории лагеря находилось поврежденное здание без крыши.

Ответственность за функционирование лагеря была возложена на обер-фельдфебеля Карла Брандта. В его обязанности входило:

- возведение забора и охрана лагеря,
- распределение охраны,
- продовольственное снабжение военнопленных,
- формирование рабочих групп из числа пленных,
- отбор здоровых и работоспособных пленных для транспортировки в основной лагерь, а также для отправки в Германию,
- расстрел военнопленных,
- формирование расстрельных команд.

Являясь комендантом лагеря, обер-фельдфебель Карл Брандт не беспокоился о продовольственном снабжении лагеря. В лагерь поступали лишь пищевые отходы, остававшиеся от продовольственного снабжения группы фельджандармерии. Военнопленные содержались на открытом воздухе при температуре 15-20 градусов мороза, имея лишь несколько пучков соломы.[12] Большинство военнопленных были истощены, имели ранения и были больны. Медицинская помощь в лагере полностью отсутствовала. Служащие ягдкоманд отнимали теплую одежду у военнопленных. Ежедневно в лагере умирало 5 человек. Кроме того, пленных периодически расстреливали.

Командование группы фельджандармерии обер-лейтенант Дорш и его заместитель, обер-фельдфебель Карл Брандт контролировали численность военнопленных в лагере, сохраняя максимальное число военнопленных в 200 человек. Если количество военнопленных в какой-то период превышало это число, немедленно проводились расстрелы военнопленных. Для расстрела отбирались больные, раненые, истощенные, а также военнопленные-коммунисты, комсомольцы и евреи.

Расстрелы проводились на въезде в Батурино, на краю оврага. Люди должны были вставать лицом к оврагу, после чего расстрельная команда открывала огонь. Расстрелами руководил непосредственно обер-фельдфебель Карл Брандт, который контролировал состояние расстрелянных, добивая из своего оружия еще живых пленных. Всего в этом лагере погибло 340 советских военнопленных.[13]

Во время судебного разбирательства, подсудимый Карл Брандт мотивировал расстрелы военнопленных необходимостью выполнения приказов. Прежде всего, по показаниям подсудимого, таким приказом являлась директива ОКВ №44822/41 от 6-го июня 1941 года.[14] Вот лишь несколько слов из этого приказа:

«Комиссары в качестве солдат не признаются; никакая международно-правовая защита к ним не применяется. После произведенной сортировки их надлежит уничтожить».[15]

Еще один приказ, на который ссылался подсудимый, это приказ ОКВ «Приказ по обращению с советскими военнопленными» от 8-го сентября 1941 года, в котором говорилось следующее:

«Беспощадная и энергичная борьба даже с самыми незначительными признаками сопротивления… Активное или пассивное сопротивление должно немедленно подавляться силой оружия… В отношении советских военнопленных, исходя из дисциплинарных соображений, применение оружия должно носить максимально жесткий характер. По военнопленным, совершающим побег, необходимо немедленно открывать огонь без предупреждения… Использование оружия в отношении советских военнопленных считается, как правило, законным… Вермахт немедленно должен освобождать военнопленных от всех элементов, которые могут рассматриваться как большевистская движущая сила».[16]

Несмотря на то, что дивизия была сформирована в сентябре 1942 года, оба этих приказа поступили в штаб дивизии из вышестоящих штабов.

В феврале 1943 года, 2-я авиаполевая дивизия Люфтваффе была передислоцирована в район юго-восточнее Невеля. Дивизия заняла участок фронта от озера Кошелевское до озера Сенница. Штаб фельджандармерии расположился в деревне Соколы. При штабе жандармерии была организована тюрьма, под которую было оборудовано здание школы. Опорный пункт жандармерии располагался южнее, в деревне Барсуки. Расстрелы советских граждан проводились на окраине населенного пункта, где по приказу обер-фельдфебеля Карла Брандта была отрыта траншея глубиной 2,5 м с таким расчетом, чтобы в ней поместилось примерно 30 трупов.

В тыловом районе дивизии деятельность партизана становилась все более интенсивной. В связи с этим, группа фельджандармерии развернула активную деятельность по запугиванию местного населения, стремясь ограничить активность партизан.

Участок фронта левее занимала часть СС.[17] В марте партизаны совершили нападение на колонну снабжения СС. Первая карательная акция группой фельджандармерии была проведена в районе этого нападения.

Акция проводилась с 16 по 20 марта, целью которой было уничтожение всех подозреваемых в связях с партизанами. В одной из деревень было арестовано 10 человек. Жестокий допрос не принес никаких результатов: никто не признался. Однако все 10 человек, в том числе три женщины, были расстреляны.

В мае 1943 года группа фельджандармерии проводила зачистку леса севернее деревни Барсуки. При прочесывании леса группа вступила в бой с партизанами и после интенсивной перестрелки отступила. Командиром группы было принято решение провести ночь в ближайшем населенном пункте. Все дома были обследованы, в результате чего 6 мужчин были расстреляны, а две девушки в возрасте 17-20 лет были арестованы фельдфебелем Зигмундом. На допросе девушки подверглись избиению обер-фельдфебелем Карлом Брандтом, которому удалось выбить признания в сотрудничестве с партизанами. После этого обер-фельдфебель Карл Брандт приказал расстрелять девушек, однако фельдфебель Зигмунд настоял на том, чтобы расстрел был отложен до утра. Ночью девушки были изнасилованы, а утром расстреляны.[18]

С марта по октябрь 1943 года группа фельджандармерии задействовалась в мероприятиях по принудительной эвакуации советских граждан. Всего было проведено 10 таких операций, из которых три операции были проведены под командованием обер-фельдфебеля Карла Брандта. Эти операции преследовали следующие цели:

- проведение эвакуации всеми средствами,
- все жители, отказывающиеся покидать район эвакуации, должны быть расстреляны,
- всех работоспособных мужчин и подозрительных граждан доставлять в штаб жандармерии,
- расстрел партизан на месте,
- переброска всех остальных жителей в тыловой район.

Исходя из его приказов, в одной из таких операций было расстреляно 5 человек гражданских лиц. 5 человек были арестованы и доставлены в штаб фельджандармерии. После прибытия в Соколы, люди были брошены в тюрьму. На следующий день все пять человек были расстреляны по приказу обер-фельдфебеля Карла Брандта.

В этот период группа фельджандармерии продолжала арестовывать советских граждан. Каждый арест сопровождался пытками, которые проводил непосредственно обер-фельдфебель Карл Брандт. Независимо от результата допросов, все советские граждане в конечном итоге были расстреляны.[19]

Особо следует отметить систематические случаи истязаний и убийств детей и подростков, подозреваемых в шпионаже. Как было отмечено выше, такие действия были характерны для всех соседних дивизий, а также для всех немецких частей на Советско-германском фронте.[20]

В марте 1943 года обер-фельдфебель Карл Брандт через переводчика, проводил допрос мальчика в возрасте 12-13 лет. Во время допроса ребенок был избит и после получения признательных показаний, обер-фельдфебель Карл Брандт приказал расстрелять мальчика. Два человека из ягдкоманды держали ребенка, так как он пытался вырваться, в то время как Карл Брандт выстрелил мальчику в затылок. Труп был сброшен в отрытую траншею, в которой уже находились трупы ранее расстрелянных жертв.[21]

В конце апреля 1943 года Карл Брандт допрашивал еще двух мальчиков в возрасте 10-ти лет. Допрос проходил по той же схеме, после чего дети были убиты. После расстрела детей Карл Брандт приказал своим подчиненным выследить и арестовать родителей этих мальчиков, с последующим их уничтожением.

В июле еще три ребенка были схвачены фельджандармерией по подозрению в разведывательной деятельности. Все дети были расстреляны.

За период службы в группе фельджандармерии, обер-фельдфебель Карл Брандт получил следующие награды: ЖК 1-го и 2-го класса, крест за военные заслуги 2-го класса с мечами и знак «За борьбу с партизанами» в бронзе.[22]

Во время проведения судебного процесса обвиняемый Карл Брандт был оправдан по некоторым пунктам: государственный обвинитель не смог доказать причастность подсудимого к расстрелу 10 советских граждан в деревне Клины в феврале 1943 года; не была доказана вина подсудимого в убийстве 37 военнопленных и 3 гражданских лиц в Батурино в середине февраля. Также не был доказан эпизод с участием подсудимого в убийстве больной тифом партизанки Мажоровой, расстрелянной в деревне Задрячье.

Вместе с тем было доказано личное участие подсудимого Карла Брандта в убийстве 322 человек из числа гражданского населения и 475 советских военнопленных. Собственноручно Карл Брандт убил 21 человека, в том числе 3 ребенка и 2 женщины. 174 человека подверглись пыткам и истязаниям со стороны подсудимого.[23]

Военный преступник Вили Фридрих Карл Брандт родился в городе Мюльхаузене (земля Тюрингия), 17.02.1915 г.  После окончания школы работал торговым агентом. В 1934 году был призван в Вермахт, в 16-й кавалерийский полк. Через год переводится в комендатуру авиационной базы в Веймаре. Осенью 1942 года переведен во 2-ю авиаполевую дивизию Люфтваффе. После разгрома 2-й авиаполевой дивизии в октябре 1943 года, Карл Брандт переведен в 5-й егерский полк Люфтваффе. В феврале 1945 года получил ранение и с мая по июнь находился в американском плену. В июне 1945 года он возвратился в Мюльхаузен и получил должность в земельном банке Тюрингии. В течение следующих лет Карл Брандт активно занимался общественной деятельностью, состоял в ХДС и различных общественных организациях.

Довольно продолжительное время Карлу Брандту удавалось уйти от ответственности, скрывая свою причастность к службе в фельджандармерии и факт награждения знаком «За борьбу с партизанами», умалчивая об этих фактах при заполнении различных анкет.[24] Арестован 4 ноября 1975 года и помещен в следственный изолятор министерства государственной безопасности ГДР.

Учитывая тяжесть преступлений, высокую степень личной ответственности за совершенные преступления, 27 мая 1977 года суд Берлина вынес подсудимому Карлу Брандту смертный приговор.

В заключении следует отметить следующее: в каждой немецкой дивизии находилось подразделение полевой жандармерии. Характер действий полевой жандармерии был идентичен тем, которые были описаны в этой статье. Однако, к сожалению, служащие подразделений фельджандармерии большинства дивизий Вермахта, Войск-СС и Люфтваффе, ушли от ответственности за совершенные преступления.


Об авторе:

Николай Борисович Калинин — писатель-документалист.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Goering's Grenadiers: The Luftwaffe Field Divisions, 1942-1945. Antonio J. Muñoz. Europa Books Inc. (March 30, 2002), S.21.

[2] DDR-Justiz Und NS-Verbrechen: Band 1: Sammlung Ostdeutscher Strafurteile Wegen Nationalsozialistischer Totungsverbrechen (Justiz Und NS-Verbrechen (DDR)), Amsterdam University Press (25. Juli 2002). S. 576.

[3] The National Archives National Archives and Records Service General Services Administration Washington: 1965. NARA T 314 Roll-987 f. 000481. Generalkommando XXXXI.Pz.K. Ia Nr. 115/43 geh. K.Gef.Std., den 15.1.43. Betr.: Unternehmen “Sternlauf”. An 2.Lw.Feld-Div.  

[4] DDR-Justiz Und NS-Verbrechen: Band 1. S.577.

[5] DDR-Justiz Und NS-Verbrechen: Band 1. S.578.

[6] DDR-Justiz Und NS-Verbrechen: Band 1. S.578.

[7] DDR-Justiz Und NS-Verbrechen: Band 1. S.579.

[8] The National Archives National Archives and Records Service General Services Administration Washington: 1965. NARA T 314 Roll-987 f. 000481 Generalkommando XXXXI.Pz.K. Ia Nr. 115/43 geh. K.Gef.Std.,den 15.1.43. Betr.: Unternehmen “Sternlauf”. An 2.Lw.Feld-Div.

[9] DDR-Justiz Und NS-Verbrechen: Band 1. S.579.

[10] NARA T 354 Roll-642 f. 000592. Generalkommando XXXXI. Pz.K. Der Kommandierende General. K.H.Qu.,den 8. Februar 1943. Korpstagesbefehl.   

[11] Lfd.Nr.1021., StG Berlin vom 28.03.1977.

[12] DDR-Justiz Und NS-Verbrechen: Band 1. S.579.

[13] DDR-Justiz Und NS-Verbrechen: Band 1. S.580.

[14] Приказ о комиссарах (Kommissarbefehl).

[15] А.Я. Сухарев. Нюрнбергский процесс. Том 4-5. Москва: Юридическая литература, 1989.

[16] Lfd.Nr.1021., StG Berlin vom 28.03.1977.

[17] 1-я пехотная бригада СС.

[18] DDR-Justiz Und NS-Verbrechen: Band 1. S.582.

[19] DDR-Justiz Und NS-Verbrechen: Band 1. S.583.

[20] Значительное количество судебных процессов по действиям полевой жандармерии немецких дивизий прошло как в судах ФРГ, так и в судах ГДР. Кроме того, во многих ЖБД полков и дивизий Вермахта и Войск-СС фигурируют данные о расстреле женщин и детей, подозреваемых в шпионаже и в связях с партизанами.

[21] DDR-Justiz Und NS-Verbrechen: Band 1. S.585.

[22] DDR-Justiz Und NS-Verbrechen: Band 1. S.575.

[23] DDR-Justiz Und NS-Verbrechen: Band 1. S.587.

[24] Для прокуратуры и правоохранительных органов ГДР, факт награждения знаком «За борьбу с партизанами» совершенно справедливо являлся косвенным доказательством участия в военных преступлениях, так как во всех антипартизанских операциях основной массой убитых являлось безоружное гражданское население.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика