Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

История народов России Сегодня в прошлом

Первый союзник СССР. К 24-летию попытки референдума об отделении Тувы

20 июня 1992 года в Туве был начат сбор подписей за проведение референдума о независимости.

Вновь возвращаясь к теме собирания земель, следует сказать, что совсем не всех мы «собирали». Некоторые просились сами, причём неоднократно.

Сегодня, когда мы справляем 24-ю годовщину инициативы референдума о независимости Тувы, стоит поговорить о метаниях её народа за последнюю сотню лет и о том, что если наступать на подбрасываемые грабли, всё страшное в нашей истории может закрутиться по новой.

Откуда к нам пришла Тува

Прошлое у края богатое. Он успел побывать частью империи Цин (1758  – 1912). До того – Джунгарского ханства (середина XVII века – 1758), ещё раньше – государства Северная Юань, Хотогорского ханства, Кыргызского и Уйгурского каганатов. И вот что-то их потянуло в начале XX века в сторону России.

Официально – после распада империи Цин в элите тогдашней Тувы оформились три партии: сторонники независимости, сторонники присоединения к Монголии и выступающие за союз с Россией. Победа последних, вероятно, была следствием двух причин: русские поселенцы к тому времени там уже жили и даже потихоньку развивали этот отдалённый регион; в сравнении с китайцами русские значительно меньше обдирали местных в торговле и расчётах за работу. Была и ещё одна, о ней чуть ниже. В итоге после нескольких просьб Николай II согласился установить протекторат над новой территорией.

Урянхайским краем она называлась недолго, как и недолго была в составе России. Летом 1918 года русские и тувинцы постановили жить самостоятельно. Что и было провозглашено в 1921 году – когда покончили с силами Колчака. С тех пор край стал Народной Республикой Танну-Тува (1921), а затем просто Тувинской Народной Республикой (1926). Мотивы учредительных съездов (собирались русские и тувинцы – отдельно) новой народной республики, скорее всего, были самыми прагматичными. Революции в Монголии и Китае (1911 и 1912), наверное, и стали окончательной причиной выбора российского протектората.

Впрочем, уже с конца 1920-х в Туве установился не просто дружественный СССР режим, а его уменьшенная копия: руководство республики училось в Москве, было лояльно старой-новой империи и её новой идеологии. К тому же ещё во время провозглашения независимости республики наша делегация добилась от тувинцев обещания: во внешней политике действовать под покровительством РСФСР.

Первый ленд-лиз

Кроме политической, дипломатической, экономической связи существовала и военная: СССР помогал Туве создавать армию, присылал военных специалистов, офицеры учились в советских военных академиях. Неудивительно, что во второй половине дня 22 июня 1941 года правительство республики объявило войну нацистской Германии.

Кроме того, если второй фронт в Европе открыла народно-освободительная армия Югославии, то Тува первой наладила ленд-лиз. Нет, не взрывчатку, не грузовики, не алюминий, – у Тувы всего этого не было. Зато были кони, тёплая одежда и шерсть, продукты питания. И золото. Весь свой золотой запас и текущую добычу, то есть примерно 30 миллионов рублей и ещё 20-40 в годы войны (оценки добычи разнятся). Сколько это? Средние советские довоенные рабочие  зарплаты – 300-400 рублей, до 1000 у квалифицированных, 1500 – у инженера на производстве. Плюс ещё 60 миллионов от жителей Тувы, на них создали 2 танковых бригады и 3 эскадрильи истребителей. Плюс – 90% всех поставок в пользу фронта были бесплатны.

Опять же логично, что в августе 1944 года решением Малого Хурала (Собрания) ТНР республика обратилась с просьбой о вхождении в состав СССР. Партия и правительство возражать не стали.

Романтизм кончился

Отношения с центром начали портиться в конце 1980-х, как, впрочем, и у многих нацреспублик. Последовательно сменявшие друг друга национальные фронты постепенно радикализировали требования. В конце 1990 года была принята декларация о национальном суверенитете, через год у Тувы появился свой президент.

Референдум по поводу отделения от России, подписи о проведении которого начали собирать в июне 1992 года, успеха не имел: в Конституции республики 1993 года было зафиксировано, что Тува – часть России. Однако там же сохранялось право на самоопределение, самостоятельную внешнюю политику и республиканское гражданство (позднее наиболее одиозные пункты Конституции республики отменили).

Самоопределение и гражданство у республики и до войны были, тут вроде бы ничего нового нет, чего, казалось бы, паниковать? Но паниковать стоило. Национальное возрождение в республике проходило по привычному сценарию: развал хозяйства, исход русских из республики в сопредельные регионы. Кстати, это не только взаимосвязанные, но и закольцованные процессы. В итоге республика находится на последних местах по инвестиционной привлекательности, безработица превышает 20%.

Не будем брать пример с империи Цин

Что тут нужно сказать. Референдумы, съезды, поправки в конституцию и её насыщение опасными статьями – приятного в этом мало. Однако сами по себе все эти процедурные моменты не столь опасны, хуже другое. В России хватает регионов, для которых  «московская власть» стала проводником цивилизации. А цивилизация – это прежде всего экономика. Империя Цин лишилась будущей Тувы не потому, что местные нойоны (князья) приняли конституцию и зафиксировали в ней право на самоопределение. А потому, что во время политического кризиса край остался бесхозным. Так почти произошло после революции 1917-го и едва не случилось в начале 1990-х. Так может случиться снова: бунты национальных республик в современной истории России уже случались.

Вытащить из депрессии регион, а также ему подобные субъекты можно реиндустриализацией, тут ничего нового не придумать. А вот провести саму реиндустриализацию можно только одним способом: дальнейшим урезанием (возможно, временно) вольницы республик. 75 лет назад Тува передавала СССР золотой запас и снабжала его армию мясом, лекарствами и тёплыми полушубками (за что, разумеется, спасибо). Сегодня более 80% бюджета республики – дотации федерального центра. А с таким уровнем безработицы и инвестиционной привлекательности любого количества дотаций в конце концов будет мало.

Нет, денег не жалко. Но с такой динамикой ничего хорошего Туву не ждёт. И вот этого действительно жалко.

***

В своё время 8 тысяч тувинцев (каждый 10-й примерно) ушли добровольцами воевать на формально чужую им войну.

Их терять нельзя.

 

Читайте также:

Полина Яковлева. Чуваши. Часть 1: Поволжские потомки Аттилы

Иван Зацарин. Первая Новороссия. К 24-летию начала боёв за Бендеры

Владислав Шпаков. Карнавальная мочь антиглобализма: как прикинуться бунтарём и ничего не добиться

Иван Зацарин. Берегитесь, у нас длинные крылья. К 79-летию беспосадочного перелёта Чкалова

Александр Шубин. Парламентское сопровождение революции: первый опыт Государственной думы

Иван Зацарин. Поздравляем, мы снова Империя Зла. К 34-летию одной фразы Рейгана

Владимир Мединский. «28 панфиловцев»: образец кино по прямому народному заказу

Анрей Сорокин, Вадим Эрлихман. Соотечественник, враг, не предатель. Уроки Маннергейма

Иван Зацарин. Пятилетки и гулаги Рузвельта. К 83-летию борьбы с Великой депрессией

Иван Зацарин. «Экономическая мировая война» никогда не кончалась. К 15-летию Шанхайской организации сотрудничества

Юрий Борисёнок. Новый русский призрак для Европы – призрак футбольного фанатизма

Баир Иринчеев, Дмитрий Пучков. Маннергейм: на службе России и в войнах против России

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история История народов России

0 Комментариев


Яндекс.Метрика