Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Иван Зацарин
18 мая 2017

Первый Евросоюз. К 213-летию Французской империи

Сегодня в прошлом

18 мая 1804 года Наполеон Бонапарт провозглашён императором Франции.

Недавно, 9 мая, мы отмечали очередную годовщину победы над бета-версией Евросоюза – объединённой тоталитарной Европой во главе с Германией. Между тем, и у той версии имелась предшественница: не такая кровожадная, но всё же доставившая нам немало проблем. Речь о Французской империи и Бонапарте – её императоре.

Сегодня, когда мы справляем 213-ю годовщину коронации Наполеона, ставшую отправной точкой для первого Евросоюза, стоит поговорить о том, почему от объединения Европы нам – сплошная головная боль.

Откуда взялся

Фигура Бонапарта, как и любого полководца и завоевателя, настолько ярка, что невольно перетягивает на себя всё внимание. Что, в свою очередь, заставляет такую фигуру выглядеть гораздо значительнее, мудрее, прозорливее, нежели она была на самом деле.

Бонапарт – сын мелких дворян, родом с Корсики, которая всего за три месяца до его рождения стала территорией Франции. Имел способности к математике и интерес к армии, из-за чего и стал офицером артиллерии.

Революции Наполеон должен был быть вполне благодарен: именно череда послереволюционных войн позволила ему выдвинуться, став вначале в 24 года бригадным генералом (1793), а затем и командующим Итальянской армией (1796).

Свержение Директории

Известна фраза «от термидора до брюмера», описывающая период от свержения диктатуры якобинцев (1794) и установления власти Директории до свержения Директории (1799). Революционноцентричный взгляд на историю Франции описывает этот период как закат республики, во время которого власть только и ждала, чтобы упасть в руки нового диктатора и врага республики. Между тем всё несколько сложнее.  

Начнём с того, о чём забывают чаще всего: переворот 1799 года, в результате которого Наполеон стал первым консулом Франции, не состоялся бы без желания самих свергнутых членов Директории. А вернее, двух из них (Сийеса и Дюко) – соучастников заговора, а затем соправителей Наполеона. Именно они сыграли ключевую роль в заговоре, написав заявления об отставке, и принудили к ней еще одного директора (Барраса), чем лишили Францию правительства. Во-вторых, несмотря на свои полководческие успехи в Италии и Египте, Наполеон был далеко не первым генералом, которого Сийес, Дюко, а также известный французский дипломат Талейран  рассматривали в качестве союзника. В-третьих, протест Совета Пятисот, собравшегося для утверждения нового правительства, который Наполеон пришёл разгонять, сильно его смутил. И если бы не его брат Луи, который и вызвал гвардию, ещё неизвестно, чем бы всё кончилось. Поэтому картина «Самовлюблённый гений войны последовательно идёт к свержению республики» несколько неверна.

Эффективный консул

Зато есть другая. С 1792 года Франция непрерывно находилась в состоянии войны: революция (1789), а затем и казнь короля Людовика XVI (1793) восстановили против неё всю Европу. От военного поражения Францию до поры оберегала только исключительная нерешительность войск коалиции. А также периодические военные успехи того же Наполеона, который удачно провёл Итальянскую кампанию 1796-1797 годов (Франция получила Бельгию и Северную Италию, Священная Римская империя вышла из войны).

Буржуазия получила от революции всё, что хотела – доступ к власти. И теперь желала двух вещей: прекращения войны и закрепления приобретённых прав в законах. Первым Наполеон занялся в 1799-1802 годах, постепенно разгромив армии Второй коалиции (Великобритания, Священная Римская империя, Россия, Османская империя, Неаполитанское королевство, Сицилия). А законы в итоге пережили самого Бонапарта, в особенности принятый в 1804 году кодекс Наполеона.

Элиты, приведшие Наполеона к власти, о лучшем и мечтать не могли. А потому постепенно его начинают подводить к необходимости (для сохранения стабильности в государстве) возврата к наследственной передаче власти. То есть окончательной ликвидации достижений революции. Наполеон, который с 1802 года был уже пожизненным консулом, не слишком этой идее противился. При этом в империи некоторое время сохранялась республиканская атрибутика (календарь, праздники). Ему было не до того.

Наполеоновские войны и оформление империи

Если бы заговорщики поставили первым консулом, а затем и императором кого-то из генералов, которых они присматривали до Наполеона, вполне возможно, что после серии войн Европа смирилась бы с новой Францией. Однако императором стал человек, который сам не желал примиряться с Европой.

Ждать полного оформления Третьей коалиции (Великобритания, Россия, Австрия, Швеция, Португалия, Неаполитанское королевство), которую Великобритания собирала для предотвращения Наполеоном форсирования Ла-Манша, тот не стал, разбив часть австрийской армии в сражении под Ульмом (1805). Остаток, вместе с подошедшими частями русской армии, разгромил в битве под Аустерлицем (1805). Всё это – с середины октября до начала декабря. По итогам войны Австрия потеряла часть земель (Рейнский союз, ставший новым союзником Наполеона в войнах) и выплатила контрибуцию.

Затем то же самое произошло с Пруссией во время Четвёртой коалиции (Великобритания, Россия, Пруссия, Швеция, Саксония). Государственность Пруссия сохранила, но условия мира были теми же, что и для Австрии: территориальные потери, выплата контрибуции, содержание армии для дальнейших войн Наполеона. А также присоединение к континентальной блокаде (1806): не имея возможности форсировать Ла-Манш, Наполеон решил попытаться задушить Великобританию (главного организатора коалиций против него) экономически. Ни одно государство, присоединившееся к блокаде, не допускало в свои порты британские торговые суда.

…А досталось по итогу нам

Что бросается в глаза при виде этой десятилетней беготни по территории Европы?

– Каждая новая коалиция была слабее предыдущей и вместо ослабления Наполеона по факту давала ему новых союзников, средства для новых войн, солдат для этих войн. Количество иностранцев в армии постоянно росло, к началу 1810-х каждый второй солдат представлял одного из сателлитов Франции или захваченные ею территории.

– Почти во всех войнах Наполеон выступает обороняющейся стороной. В том смысле, естественно, что вначале против него составляется очередная коалиция, и это вызывает ответные действия. А затем коалиция в течение максимум года терпит поражение. При этом даже особо злостным участникам – вроде Австрии – приходится расплачиваться на общих основаниях: деньги и солдаты.

– Россия – бессменная участница этих войн. И единственная, против кого Наполеон пошёл а) первым; б) когда она не находилась в составе очередной коалиции и подготовки к войне.

Причин у этого две: прозаическая (к 1812 году коалиции составлять было больше не из кого) и политическая (континентальную блокаду Россия так и не поддержала, хотя и обязалась в 1807 году).

Дальнейший ход событий описан тут. Война с первым Евросоюзом закончилась тем же, что и со вторым.

***

Наше историческое неприятие всеевропейских империй, рейхов и прочих союзов на самом деле вполне объяснимо и прагматично. Каждое из этих объединений рано или поздно начинает наступление на восток: в виде прямой агрессии, в виде требований, затрагивающих наши национальные интересы, в виде влияния на территории, исторически являющиеся нашей зоной влияния. Формула «Европа объединилась => жди войны» проверена уже неоднократно.

Сегодня это происходит не в виде прямой агрессии,  но путём отторжения исторически союзных нам государств, поддержке в них враждебных нам режимов. Пусть делается это в основном уже не руками очередного европейского императора (теперешние императоры Европы заседают в США), суть от этого меняется мало.  

А наше дело – обеспечить бессменный результат.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика