Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

История народов России Сегодня в прошлом

Первая Новороссия. К годовщине начала боёв за Бендеры

19 июня 1992 года мелкие стычки между Молдовой и Приднестровской Молдавской республикой переросли в полномасштабный конфликт.

Вначале было модно говорить о проекте «Новороссия», затем –  о его «закрытии». Очевидно, что не существует ни проекта, ни его закрытия, зато существовала на пространстве истории и существует сама Новороссия – и её контуры до сих пор способны корректировать политическую реальность. Сегодня, когда мы справляем 24-летие начала войны Молдовы с Приднестровьем, стоит поговорить о том, что этот конфликт стал типовым: наскоро склёпанные в 1990-е национальные идентичности раз за разом натыкаются на неумолимую логику истории.

Общие предпосылки

Прежде всего нужно понимать, что такое Советская Молдавия и почему до 1940 года она имела статус автономной республики в составе УССР, став полноценной республикой только перед самой Великой Отечественной войной.

Российское проникновение на эти земли проходило в два условных этапа: заселение левобережья Днестра (вторая половина XVIII века) и отвоевание Бессарабии в ходе очередной русско-турецкой войны (1806-1812). Последнюю мы потеряли в процессе распада Российской империи, Румыния отхватила эти земли примерно так же, как Польша – Западную Украину и Западную Белоруссию.

Поскольку с начала 1920-х годов исторический и потому широко распространённый термин «Новороссия» из советской историографии постепенно удалялся, то Молдавия на правах автономии очутилась в УССР. И довольно сложно объяснить, какое она (а равно, кстати, и Крым) имеет к ней отношение, если этим историческим понятием не пользоваться.

После возврата Бессарабии в 1940 году фактически и начался отсчёт событий 1992-го: в рамках одной республики, причём на фронтире русской цивилизации, оказались две конфликтующие идентичности.

Развитие конфликта

Итак, события в Молдавской ССР накануне распада СССР и в первые годы после него очень напоминают украинские, причём и тогдашние, и теперешние. Но молдавские националисты выделялись даже среди националистов, поскольку выступали не просто за независимость, а за присоединение к Румынии. С лозунгом «Мы – потомки древних римлян». Это примерно как если бы украинские руховцы в конце 1980-х требовали присоединиться к Польше и Литве под соусом «Мы – потомки Речи Посполитой» (они, впрочем, ничего такого не требовали – этот лозунг их планам резко противоречил). Сопутствовало этому знакомое «чемодан – вокзал – Россия», «русские оккупанты», крайне жёсткий проект о государственном языке (румынском).

Вменяемые жители республики, которые прекрасно помнили её историю, сразу поняли, к чему всё идёт. А потому уже в 1990 году была провозглашена Приднестровская Молдавская Советская Социалистическая Республика на основе проведённого в начале того же года референдума.

Союзный референдум 17 марта 1991 года в МССР игнорировали, состоялся он только на территории непризнанной ПМССР и в Гагаузии, руководство которой также взяло курс на независимость от Кишинёва и тамошних «древних римлян».

Результаты и своего, и союзного референдума (98% приднестровцев проголосовали за сохранение СССР) были не только данью общей истории, но и вполне прагматичным шагом: только союзная идентичность могла стать гарантией мира. Однако до провозглашения ПМССР в Москве уже существовал Госкомимущества РСФСР: в столице занимались распилом общей собственности, редукцией союзного суверенитета до федерального. В общем, было не до фронтира.

С осени 1990 года, то есть после провозглашения ПМССР, между её жителями и властями Молдовы начались периодические стычки: «древние римляне» стремились вернуть территорию ПМССР под свою власть. К весне 1992 года дело дошло до боёв, после чего парламент Молдовы 18 июня 1992 года принял решение создать смешанную комиссию по урегулированию конфликта. Логично, что на следующий день началась война.

Знакомая война

У полуторамесячных боёв за город Бендеры, конечно же, есть точка отсчёта, но эти подробности ничего не добавят к пониманию случившегося. А случилась там локальная версия Донбасса:

– вместо урегулирования – ввод в город лояльных Кишинёву милицейских подразделений; выдвижение им на помощь армии и местных националистических «добробатов»;

– использование в конфликте тяжёлого вооружения – танков, артиллерии, авиации;

–  активная работа снайперов;

– убийства гражданского населения, изнасилования, мародёрство со стороны молдавских силовиков.;

– массовый исход жителей (100 тысяч беженцев).

Первое время успех был на стороне молдавских военных: Бендеры находятся на правом берегу Днестра, достаточно было блокировать мосты, чтобы взять под контроль большую часть города. Через пару дней ополчение ПМР сумело отбить мосты и подвести подкрепления в город. Бои продолжались до 7 июля (когда было достигнуто прекращение огня). Через 2 недели Борис Ельцин и Мирча Снегур, на тот момент президент Молдовы, подписали соглашение о принципах мирного решения конфликта.

Дело не только в общей истории. В конфликте двух республик сразу же бросается в глаза политэкономия. ПМР – индустриальный регион бывшей союзной Молдавии. В Молдове их считают сепаратистами – и совершенно напрасно. Жители ПМР – государственники, как это свойственно людям с производственным мышлением, чей быт зависит от крупных промышленных объектов. Потому и выступили за сохранение союзной государственности и отделение от фанатов римской Дакии. Более того: приднестровское ополчение изначально формировалось на базе рабочих отрядов содействия милиции – то есть представителей одних рабочих коллективов.

А ещё июньский штурм Приднестровья в 1992-м провалился во многом по глупости нападавших, которые решили призвать к порядку не только приднестровцев, но и 14-ю армию РФ, находившуюся на территории ПМР. Симпатии большей части её солдат и офицеров, разумеется, были не на стороне Кишинёва, но некоторое время они сохраняли нейтралитет. И только после нескольких попыток штурма Бендерской крепости (место дислокации некоторых частей 14-й армии – ракетной бригады и химического батальона) она дала отпор наступающим на неё молдавским войскам. Однако это ничего не изменило, поскольку молдавские националисты практически с начала событий в Бендерах истерили: мы в состоянии войны с Россией. Всё это тоже, в общем, знакомо.

Общий сценарий

Приднестровский конфликт – матрица не только донбасских событий, но и Крыма. Ведь, как уже сказано, это ещё один осколок новороссийского проекта, возникшего в ходе вытеснения Османской империи из Причерноморья. В республике присутствовали российские военные, референдум как основание для отделения от Молдовы давно был проведён. Международная обеспокоенная общественность в лице ОБСЕ подключилась только в 1993 году. Словом, все условия для включения в состав России ещё одного субъекта Федерации. Несложно догадаться, почему тогда этого не произошло. Суверенитета России в то время едва хватало даже для удержания имеющихся субъектов. Наоборот, предлагалось брать и уносить – кто сколько сдюжит. В результате конфликт Молдова – ПМР был заморожен.

История показала, что половинчатые решения по факту обходятся дороже. Все эти годы лояльная России ПМР жила ожиданием новой войны – ополчение существует до сих пор, а юноши проходят военную подготовку всерьёз и на живых примерах. Правда, теперь, в случае повторения событий 24-летней давности республику, скорее всего, ждёт война на два фронта.

Но история говорит и о другом. В материале о Севастополе мы уже приходили к выводу, что Крым – это ключ ко всему региону. Это означает, что игрок, получивший Крым (при известной ловкости, настойчивости и везении) может собрать обратно и весь регион.

Это уже случалось с Россией в прошлом.

 

Читайте также:

Владислав Шпаков. Карнавальная мочь антиглобализма: как прикинуться бунтарём и ничего не добиться

Иван Зацарин. Берегитесь, у нас длинные крылья. К 79-летию беспосадочного перелёта Чкалова

Александр Шубин. Парламентское сопровождение революции: первый опыт Государственной думы

Иван Зацарин. Поздравляем, мы снова Империя Зла. К 34-летию одной фразы Рейгана

Владимир Мединский. «28 панфиловцев»: образец кино по прямому народному заказу

Анрей Сорокин, Вадим Эрлихман. Соотечественник, враг, не предатель. Уроки Маннергейма

Иван Зацарин. Пятилетки и гулаги Рузвельта. К 83-летию борьбы с Великой депрессией

Иван Зацарин. «Экономическая мировая война» никогда не кончалась. К 15-летию Шанхайской организации сотрудничества

Юрий Борисёнок. Новый русский призрак для Европы – призрак футбольного фанатизма

Баир Иринчеев, Дмитрий Пучков. Маннергейм: на службе России и в войнах против России

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история История постсоветского зарубежья История народов России История военных конфликтов

0 Комментариев


Яндекс.Метрика