Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Сегодня в прошлом

О долгах и суверенитете. К 78-летию Мюнхенского сговора

29 сентября 1938 года в Мюнхене было подписано соглашение, по которому Чехословакия передавала Судетскую область Германии.

Если проследить историю последних 30 лет, можно обнаружить любопытную зависимость: чем больше рос внешний долг России, тем менее самостоятельной была её внешняя политика.

Сегодня, когда мы справляем 78-ю годовщину принуждения Антантой Чехословакии к добровольной утрате своих территорий, стоит поговорить о том, как долги могут превращать в кукол даже признанных кукловодов

Послевоенный баланс

История подкармливания гитлеровской Германии сопредельными территориями известна нам ещё со школы как политика «умиротворения агрессора». Якобы правительства Франции и Великобритании, помня об ужасах Первой мировой войны, некоторое время предпочитали удовлетворять запросы Германии в плане пересмотра условий Версальского мира – лишь бы не провоцировать новую европейскую войну. Потому и заставили чехословаков передать Германии Судетскую область, преимущественно населённую немцами

Что ж, и такая трактовка имеет право на существование. Главное – не забывать об иных обстоятельствах Первой мировой, которые могли сыграть не меньшую роль в начале новой войны.

За время Первой мировой войны США предоставили Великобритании и Франции кредитов на общую сумму свыше 10 млрд долл. Сколько это в сегодняшних деньгах? Прямой пересчёт с поправкой на инфляцию даёт результат от 160 до 173 млрд долл. Однако инфляция в данном случае нас интересует мало, поскольку кредиты использовались не для финансовых операций, а для закупки товаров: сырья, вооружений и т.п. Так вот, пересчёт по паритету покупательной способности даёт уже значительно более весомую цифру – 547 млрд долл.

Насколько существенными были эти цифры? Скажем, Великобритании за счёт налогов удалось покрыть только треть военных расходов (3 из 10 млрд ф. ст.), остальные пришлось финансировать внутренними и внешними займами. Внешний долг на конец войны составлял 1150 млн ф. ст., из которых 850 млн приходилось на США. Положение Франции было даже худшим.

Ленин во время II конгресса Коминтерна (1920) отмечал: «...Англия попала в такое положение, что актив её – 17 миллиардов, пассив – 8 миллиардов, она наполовину уже попала в положение должника. Притом в её актив попало около 6 миллиардов, которые должна Россия». И по Франции: «Её актив равняется трём с половиной миллиардам, а пассив – десяти с половиной! И это – страна, о которой сами французы говорили, что это ростовщик всего мира, потому что её “сбережения” были колоссальны, колониальный и финансовый грабёж, составивший ей гигантский капитал, дал ей возможность давать взаймы миллиарды и миллиарды, в особенности России».

Из России выдачи нет

Россия тут упомянута не случайно. Дело в том, что как раз весной 1920 года правительство Великобритании получило ответ от главы Минфина США, ответившего отказом на просьбу об отсрочке уплаты процентов по военным кредитам. Однако такое развитие событий державам Антанты  было нетрудно предугадать и раньше, в 1918-м, когда они стали основными участниками интервенции в Советскую Россию. Целью интервенции было не только вернуть Россию в число стран, воюющих с Германией, но и гарантировать возврат кредитов и безопасность инвестиций. Поскольку в том числе этими деньгами предстояло расплачиваться с США.

Было у русских денег и иное (несбывшееся) назначение. Победа – всегда время грабежа, в том числе и вполне легального, когда за десятую и сотую часть реальной стоимости приобретаются ценные активы. Получив русские деньги, Великобритания и Франция могли бы «перекредитоваться» – скупить промышленность в побеждённой Германии и либо расплачиваться за счёт прибылей, либо хотя бы гарантировать выплату имуществом. Однако расчёта по долгам царской России странам Антанты пришлось ждать до конца XX века (подробнее об этом читайте в материале Олега Кропотова), и основные сливки с немецкой гиперинфляции 1920-х годов снял не европейский капитал.

Как получить долги с нищего

Переориентация ожиданий на Германию также успеха не принесла. Немецкое правительство платило крайне нерегулярно, из-за чего Франция и Бельгия даже пошли на оккупацию Рурской области как гарантии поставок продукции (из-за гиперинфляции репарационные платежи к тому времени взымались натурой). После вмешательства США оккупационные войска были выведены (1925), а Германия получила два последовательных плана (план Дауэса и план Юнга), предусматривавшие кредитование под восстановление промышленности, уменьшение и пролонгацию платежей. Кроме того, поскольку платежи в результате всё равно шли на уплату долгов Америке, США частично помогли Германии расплатиться со странами Антанты (перевела их долги на Германию). Но даже эти меры не помогли, тем более, что в 1929 году начался экономический кризис.

Репарационные платежи стали одной из причин прихода Гитлера к власти. В начале 1930-х НСДАП эксплуатировала идею отказа от уплаты репараций и даже добилась проведения референдума по этому вопросу. Референдумом решить дело не удалось, но платежи отменил сам Гитлер, после того, как  пришёл к власти.

Заставить его отказаться от этого решения можно было только одним способом – способствовать восстановлению экономики Германии. Фигурально выражаясь, страны Антанты оказались в положении героев известного анекдота, который заканчивался фразой «Так скажи, что ты ему денег не отдашь – и пускай у него голова болит».

Колонии, конечно, Германии возвращать не стали, обошлись тем, что «умиротворяли» Австрией, Чехословакией, (в два приёма в сентябре 1938-го и в марте 1939-го), Литвой (Мемельская область). В связи с этим особенно показательна угроза Польши (май 1938 года) объявить войну СССР в случае его попытки помешать грядущему разделу. Такая решительность имеет только одно объяснение – поддержку Антанты.

На что рассчитывали в Лондоне и Париже? Видимо, на то, что промышленность Германии, усиленная Судетами, быстрее восстановится. После чего можно будет вернуться к вопросу о репарациях.

К нему действительно вернулись. Но уже в 1945-м.

***

Эта поучительная история говорит нам вот о чём. Суверенитет – не абстрактное слово из раздела конституционного права, а вполне конкретные вещи. К их числу вполне относится и внешний долг. Утрата контроля над ним в большинстве случаем означает утрату контроля над своей внешней политикой. После этого единственный выбор заключается в том, что либо государство самостоятельно начинает вытворять любые пакости, либо его к этому принуждают через внешнее управление. Ну а результатом может быть всё, что угодно, вплоть до мировой войны. 

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история История международных отношений и дипломатии Экономическая история История военных конфликтов

0 Комментариев


Яндекс.Метрика