Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

100-летие Революции
Историко-культурный стандарт


О диктатуре большевиков – Сталина, и зачем она пригодилась

Трудный вопрос № 12 историко-культурного стандарта. Причины, последствия и оценка установления однопартийной диктатуры и единовластия И.В. Сталина; причины репрессий.

Прежде чем спорить о диктатуре Сталина, следует признать, что режим личной власти начал формироваться задолго до того, как он стал реальным кандидатом на роль вождя. На такой статус с полным на то основанием претендовал другой человек – создатель партии большевиков, основатель Советского государства и глава правительства Владимир Ульянов.

Лишь однажды его позиции пошатнулись. За «похабный» (им же так и названный) Брестский мир Ленина открыто на ВЦИКе называли «немецким шпионом», но и тут Владимир Ильич вскоре восторжествовал над скептиками. Антанта нанесла поражение Центральным державам, и германские войска откатились с оккупированных территорий России. Авторитет прозорливого вождя вознёсся на невероятную высоту: выходит, Ленин заранее знал, что так произойдёт. С 1919 года внутрипартийная демократия была очень условной. Рядовые делегаты на съездах выбирали самую простую стратегию: «Голосуй всегда с Ильичом, не ошибёшься».

Тогда же начала складываться однопартийная диктатура. Большевики, меньшевики, эсеры и кадеты не просто боролись за власть, они воевали по разные стороны фронта. А в тылу использовали такие совсем не парламентские методы, как терроризм и вооружённое подполье. Представлять, что в подобных условиях могла возникнуть работающая многопартийная система, было бы слишком наивным. Победившая партия в любом случае получала всю полноту власти. Когда победа совсем уж очевидно склонилась в пользу большевиков, оппозиционеры начали записываться в РКП (б) поодиночке и целыми партиями.

Возможно, диктатура Ленина стала бы наилучшим вариантом для СССР на 1920-е и 1930-е годы. Признанный лидер и мыслитель, человек с потрясающей харизмой и интуицией, он мог бы провести Страну Советов между Сциллой и Харибдой внутренних конфликтов и внешних угроз. Однако уже с 1922 года вождь был фактически недееспособен. Но даже в таком состоянии полуживой Ленин одним только фактом своего существования удерживал соратников от начала междоусобицы. После его смерти борьба за «красный трон» была неизбежна.

Путь Сталина к вершинам власти известен в подробностях. Как он расправился с Троцким, Бухариным, Рыковым, Зиновьевым, Каменевым и другими своими конкурентами. Как он зачистил руководство РККА, воспользовавшись делом Тухачевского. Всё так и было. Однако, возлагая на Джугашвили вину за репрессии, давайте не будем уходить от вопроса об их целях и результатах.

Разве в 1930-е годы не состоялось качественное улучшение в составе партийного руководства? Появились сотни тысяч грамотных управленцев, способных возглавить преобразование огромной страны. Успехи индустриализации являются в этом смысле более чем убедительным доказательством. А ведь совсем незадолго до того большинство в партии составляли ветераны Гражданской войны, катастрофически некомпетентные в вопросах народного хозяйства да и вообще созидания.

Разве не была принята «Сталинская конституция», благодаря которой центральная власть смогла победить произвол партийных функционеров на местах? Всего за несколько лет советское государство прошло путь от «революционного правосудия» к верховенству закона и права.

Разве политические репрессии ударили только лишь по невинным жертвам? Многие из репрессированных партийных деятелей сами были причастны к преступлениям против народа.

И, наконец, разве не Сталин и остановил маховик внутренней борьбы, угрожавшей самому существованию государства?

Михаил Шолохов точно сказал: «Был культ, но была и личность». Для появления Сталина в нашей истории (или, гипотетически, кого-то другого на его месте) были объективные предпосылки. Необходимо было провести индустриализацию и коллективизацию, добиться сверхконцентрации ресурсов для экономического и культурного рывка.

Прошло уже достаточно времени, чтобы наше общество спокойно, без надрыва могло говорить о сталинизме и эпохе репрессий. Великую Французскую революцию тоже трудно назвать актом гуманизма, а внутренняя борьба её героев тоже вылилась в якобинский террор. Но разве это как-то дискредитирует базовые идеи революции, которые стоят в основании современного мира? В однопартийной диктатуре большевиков и единоличной власти Сталина был смысл и была историческая предопределённость. Пора бы это признать и принять, а не продолжать спор, который тянется уже без малого сто лет. 

0 Комментариев


Яндекс.Метрика