Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Иван Зацарин
27 января 2017

О чём в песне поётся. К 181-летию оперы об Иване Сусанине

Сегодня в прошлом

27 января 1836 года Михаил Глинка завершил работу над оперой «Жизнь за царя», известной также как «Иван Сусанин».

Вот уж почти месяц как наступил особый год, знаменательный. Сто лет революции. Вернее двум революциям, однако об этом первыми забывают как раз горячие противники той, второй – Октябрьской. За год мы ещё наслушаемся призывов покаяться, признать, отречься и так далее.  

Сегодня, когда мы справляем 181-ю годовщину оперы Глинки, которую советские идеологические работники вернули в строй, несмотря на то, что она повествует о царе чуть менее чем полностью, стоит поговорить о том, что почитатели атрибутов государственности иногда напрочь об этой государственности забывают. И видят только атрибуты.

Немного о герое

Поскольку достоверной информации о самом Сусанине практически нет, удобнее всего отталкиваться от царской грамоты 1619 года, которая и зафиксировала поступок для современников и потомков уже после его смерти. В грамоте излагается в общем известная со школы цепь событий.

Польский отряд, посланный захватить Михаила Романова, уже наречённого царём. Иван Сусанин, который повёл отряд в сторону и послал гонца известить царя об опасности. Пытки и казнь проводника. Вместе с этой грамотой имеется не менее 10 документов XVII-XVIII веков, которые жалуют потомкам Сусанина имущество, различного рода привилегии либо подтверждают право на них.

И это, пожалуй, основной и достаточный аргумент в пользу того, что всё изложенное, с возможными поправками, примерно так и происходило. То есть, возможно, что Романова хотели захватить не поляки и не литвины, и вообще не отряд регулярной армии Речи Посполитой, а просто банда головорезов. Почему бы и нет, если время Смутное. В остальном же как-то так всё и было. И малый срок от самого события до года, которым датирована грамота, не позволяет допустить, что эта история – поздняя фальсификация для красивой легенды о начале династии.

Опера по формуле

Сусанин, «каким мы его знаем», состоялся значительно позже. Более 200 лет его история и подвиг были не слишком известны в России. Это было как бы семейное дело. Одна семья другой семье периодически посылала грамоты. А вот на фоне патриотического подъёма 1812 года подключилась третья семья.

Писатель и журналист, основатель журнала «Русский вестник» Сергей Глинка изложил историю о Сусанине не впервые. Однако его версия стала а) первой массовой; б) оформилась в общеизвестный канон, который затем использовали без особых изменений прочие авторы, тот же Рылеев (известное школьное «Куда ты ведёшь нас?.. не видно ни зги!»).

А затем родственник Сергея Глинки – Михаил Глинка – зимой 1835-1836 годов изобразил уже широко известный сюжет в виде оперы. Кстати, тоже не первой, к тому времени уже имелась опера «Иван Сусанин» композитора Катерино Кавоса. написанная ещё в 1815 году. Довольно долгое время, примерно до конца 1850-х годов, они даже ставились одновременно, а партии исполняли одни и те же артисты. И лишь затем более раннее произведение постепенно ушло в тень.

С этого времени и до революции опера Глинки стала не просто классикой, а классикой в квадрате, поскольку полностью укладывалось в сформулированную двумя годами ранее (1834) формулу графа Уварова «Православие. Самодержавие. Народность». Все три элемента в ней присутствуют полно и выпукло.

Гонения и реабилитация

Как раз по этой же причине после революции опера из репертуаров оперных театров исчезла. Да и памятник Сусанину снесли в числе прочих (пособник царизма).

Реабилитация состоялась в 1939 году. Как нетрудно догадаться – на той же волне, на которой советский зритель получил фильмы об Александре Невском, Иване Грозном, Петре I. Чуть подправили либретто (вместо Михаила Романова – Минин, вместо династии – Россия), и опера вернулась в перечень классических патриотических произведений. И не только опера вернулась. Во время войны, как известно, подвиг Сусанина почти побуквенно повторил Матвей Кузьмин, который ценой собственной жизни завёл в засаду более двухсот солдат дивизии вермахта «Эдельвейс».

Кстати, в соцлагере (Югославия, Болгария) «Сусанина» ставили с первоначальным либретто. В России к первоначальному варианту вернулись уже после распада СССР.

Не в первый раз

Этот пример миграции музыкального произведения из одной обоймы в другую вам ничего не напоминает? Сходу вспомнить сложно, а между тем в недавней истории произошёл фактически аналогичный транзит произведения из одной исторической эпохи в другую с минимальной коррекцией. Ладно, чего ходить вокруг да около – свой нынешний гимн Россия в 2000 году получила точно так же, как в СССР вернули произведение Глинки  в репертуар оперных театров. Музыка та же, изменилось только «либретто» (слова гимна).

Возврат советского (вариант: сталинского) гимна был ой каким проблемным. Петиции, позы, колонки в прессе и конечно же злобное шипение. Наверняка нечто подобное можно было наблюдать и в конце 1930-х по поводу оперы Глинки от отдельных ревнителей. Мол, не обманете Мининым и Сусаниным – мы помним что опера «Жизнь за царя» называлась. Что хорошо показывает, что люди, в общем, мало меняются и скудоумие – проблема, общая для всех исторических эпох.

Хотя, казалось бы, сложно придумать мораль более простую и доступную. Есть родное государство. В его главе может стоять царь, может – Советское правительство. До тех пор, пока есть люди, для которых государство – не просто место жительства, будут находиться Сусанины, Кузьмины, а их подвиги – составлять нашу историю и культуру. Потому что история не бывает дискретной.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика