Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Сегодня в прошлом


Нужно доказывать даже очевидное. К 74-летию указа о комиссии по расследованию преступлений нацистов

2 ноября 1942 года в соответствии с указом Президиума ВС СССР «Об образовании Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков…» начался планомерный сбор информации для будущих судебных процессов.

Ряд судебных процессов над гражданами Украины в РФ вызывает протесты свободолюбивой общественности как в самой России, так и за её пределами. Об их обоснованности можно долго спорить, хотя примеры подобного правоприменения не одиноки. Просто в законодательстве РФ они не прописаны и реализуются, скажем так, явочным порядком. Однако не всё и не всегда можно предусмотреть. Известный пример: после окончания Второй мировой войны союзники судили нацизм, что называется, «с колёс», получая от подсудимых упрёки, что всё происходящее, мол, фарс, абсурд и незаконно.

Сегодня, когда мы справляем 74-ю годовщину указа о создании комиссии, главной задачей которой было набрать доказательную базу для будущих процессов, стоит поговорить, почему идея такой комиссии современна как никогда.

Не отрываясь от Сталинградской битвы

Год, месяц и день издания указа сразу же обращают на себя внимание: середина самого драматического момента (14 октября–14 ноября) в Сталинградской оборонительной операции. Весь этот месяц 6-я армия Паулюса в прямом смысле этого слова заваливала трупами  обороняющие город части РККА. Конкретно на 2 ноября приходится один из генеральных штурмов, результаты которого для немцев были примерно такими же, как и прошлых и предстоящих: продвинулись на пару десятков метров, отбили три груды кирпичей.

74 года назад у человечества не было интернета. И, тем не менее, вся планета начинала утро со сталинградских сводок. И это опять-таки не преувеличение. Британские архивы зафиксировали в период с сентября по декабрь поток писем и телеграмм, посвящённых одной и той же теме:

«...На имя премьер-министра Великобритании Черчилля стали поступать письма, что, вот, хорошо бы наградить Сталинград какой-нибудь такой британской наградой... в госархивах Великобритании два здоровых тома, по пятьсот страниц каждый, ну, и где-то так страниц, наверное, 50 – это телеграммы на имя Черчилля. Все на Даунинг-стрит, 10 – давайте наградим.

...В результате сентябрь, октябрь, ноябрь идут под грифом “секретно” разговоры внутри правительства, мнения разные были, чем наградить Сталинград...» (Историк Дмитрий Белов, Волгоград, эфир радиостанции “Эхо Москвы” от 29.11.2014).

Наградили потом, как известно, мечом Георга VI, в том числе и потому, что битва не подходила под статуты (или прецеденты награждений) ни одного из предлагавшихся орденов Великобритании.

Но это частности, главное в другом: за сотни и тысячи километров граждане совершенно другого государства внимательно следили за ходом битвы. А в СССР в тоже время вроде и следят, но одновременно занимаются какой-то бюрократией. Ну казалось бы, какой ущерб колхозам, когда судьба страны на карте, что за копейничание?

Да, нужно, да, именно сейчас

Во-первых, нужно помнить, в каком окружении мы жили до войны. Страны, которые можно было бы назвать стратегическими партнёрами, на огромной территории Евразии были наперечёт: погрязший в гражданской и национально-освободительной войне Китай, Монголия и Тува. Всё. Поэтому ситуации Первой мировой, когда Россия осталась без всякой компенсации ущерба, а жаловаться некому, следовало избежать.

Во-вторых, работа комиссии кроме чисто практического и юридического аспектов имела терапевтический эффект. К кому идти после освобождения со всеми горестями? Вот, пожалуйста – специальная комиссия.

Это кстати знаковый момент. Ещё даже наступательная операция не началась, нет сталинградского котла, Паулюса со штабом по подвалам не травят – а уже создан механизм под несуществующую пока реальность. Может, потому что верили в победу?

Конечно, верили. Вернее, кто-то верил, кто-то просто крепко надеялся. Но указ вышел именно накануне переломного момента войны. По иным оценкам – даже после него: «...Гитлеру остаётся только одна дорога – в могилу. Политическая жизнь Наполеона окончилась под Ватерлоо, но это было предопределено его поражением в Москве. Теперь Гитлер идёт по пути Наполеона, и Сталинградская битва предопределяет его гибель. Всякий, кто оценивает международную обстановку пессимистически, должен изменить свою точку зрения».

Написано это 10 октября на гораздо большем расстоянии от Сталинграда, чем Лондон. Автор этих строк не имел возможностей разведки Британской империи. И, тем не менее, с точностью спрогнозировал завершение операции, которая ещё даже не вошла в завершающую фазу. Написал это Мао Цзэдун.

О чём нам могут сказать выход указа именно 2 ноября и прогноз Мао Цзэдуна, вышедший за три недели до указа? Они говорят нам о том, что несомненно тяжёлая ситуация конца 1942 года не была при этом катастрофической. И не каким-то чудом и случайностью нам удалось переломить ход сражения в свою пользу. И не ситуация диктовала планы руководству армии и страны, а наоборот: заранее согласованные планы медленно, но верно изменяли ситуацию.

Учёт и контроль

А сама комиссия приступила к работе с весны 1943 года. 7 млн человек, принимавших участие в её работе, составили 4 млн актов – это пожалуй самое крупное коллективное заявление о совершении преступления за всю историю человечества. Часть материалов была затем использована на Нюрнбергском процессе, часть – в процессах внутри СССР.  

Нужно также сказать, что работа комиссии и меч Георга VI, вручённый Черчиллем Сталину в Тегеране – две стороны одной медали. Меч вручался жителям города, а не войскам, его оборонявшим. Как своего рода благодарность за вклад в победу и признание страданий и лишений, понесённых от действий вермахта гражданским населением. Но одно только признание без расплаты – как-то маловато. А вот вместе – в самый раз.

Работа ЧГК остаётся руководством к действию и сегодня. Именно вот так нужно организовывать документирование преступлений, совершаемых представителями ВСУ и т.н. Нацгвардии на территории Донбасса: системно, с широким охватом, единым банком данных. Это не только моральный долг, но и элементарное чувство самосохранения: в противном случае все эти преступления навесят на РФ. Это не преувеличение, достаточно вспомнить отдельных сумасшедших псевдоисториков, доказывающих, что Сталин намеренно препятствовал эвакуации мирного населения из Сталинграда (чтобы не провоцировать панику), а немцы как бы и не виноваты, они ведь просто выполняли приказ.

***

Кстати, ведь не только немцы. И это ещё одна важная функция такой комиссии: память и моральный компас. Сегодня она нужна, например для того, чтобы донести до Европы простую мысль: есть определённая черта, после которой быть на стороне Киева – значит быть соучастником его преступлений.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика