Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

28 Панфиловцев


Новые впечатления после пресс-показов «28 Панфиловцев»: это кино про наших

10 ноября вслед за питерским пресс-показом «28 Панфиловцев» состоялся показ московский. По традиции, публикуем первые отклики. Начало проката картины в кинотеатрах – 24 ноября.

Владимир Самарин:

Сначала — небольшая реминисценция.

Два с половиной года назад мы в очередной раз посмотрели известный тизер, и мой старый друг Андрей протянул мне довольно крупную купюру и сказал: «Слушай, ты же дружишь со всякой этой электроникой, зашли это на «28 панфиловцев», а то я во всех этих кошельках путаюсь».

Я перевёл. А три дня спустя он умер.

Фильм, которого мы так ждали, я увидел сегодня. Воплощение надежд и мечтаний всех тех, кто принял участие в его создании, внеся посильную сумму. Кто сто рублей, а кто и миллион (я говорю о физических лицах, а не об организациях и государственных учреждениях).

* * *

Я счастливый человек.

Я уже видел художественный фильм «28 панфиловцев».

Но это особое счастье, никак не связанное с прелестями жизни.

Я смотрел его за себя — и за Андрея, который ждал премьеры фильма, но уже не сможет его увидеть.

Он был моим лучшим и очень старым другом. Мы были этаким двуединством. И коль скоро сейчас в мире есть только мои глаза — я смотрел фильм за нас обоих.

Пока не пошёл прокат — я не могу и не хочу делиться деталями сюжета.

Да это и не нужно.

Два с лишним часа пролетают на одном дыхании — надеюсь, этот спойлер не вызовет претензий у создателей и прокатчиков. Я понял, что прошло уже весьма немало времени, только когда пошли финальные титры.

Я видел слёзы в глазах и сжатые кулаки. Я видел притихшую молодёжь — по привычке запасавшуюся попкорном перед просмотром. Я слышал, что в зале не было задорного хруста.

Это фильм про простых людей. Которые сначала устояли, а потом победили. Простых советских людей, которые были русскими — даже если были украинцами, казахами, и представителями многих десятков других народов, кто для них — всё едино был русским

Это фильм про наших.

Там есть грязь, пот и кровь — прошу прощения и за этот спойлер, но я говорю о честном фильме про войну, а война — штука грязная, потная и кровавая, даже если справедливая.

Там есть боль и гордость. И приходящее сквозь боль счастье — за то, что наши деды (для моего поколения) и прадеды (для тех, кто младше) были вместе, и были — такими.

Это — мои впечатления и эмоции.

* * *

Многие знают, что создание этого фильма сопровождалось весьма интенсивной кампанией диффамации — диффамации целой палитры разнокалиберных понятий: 28 панфиловцев, генерал Епишев, советский агитпроп, журналист Кривицкий и т.д и т.п. В строку пытались вплести любое лыко, лишь бы дерьмовое

Претензии озвучивались самого разного рода, среди которых главным рефреном шёл один тезис: «двадцати восьми панфиловцев не было». Особо одарённые в запале глумления договаривались аж до «двадцати семи друзей предателя Добробабина».

Но остановившие немцев под Москвой панфиловцы были. Про двадцать восемь — и это давно не секрет — талантливыми пропагандистами и агитаторами была умело и своевременно сделана легенда. Сделана «из того, что было». Легенда, помогавшая всем советским людям, русским всех национальностей, защищать свою советскую Родину. Легенда, которая в конце концов привела наших дедов-прадедов к Победе.

Это наша легенда. Фильм о войне назван именем одной из самых известных легенд. Это просто нормально.

Даже удивительно: сценарий фильма был написан лет пять назад, а съёмки начались года три тому; но при просмотре иногда казалось, что создатели провидели «объективистскую» вакханалию «ВИ-тусовки» (военно-исторической, — ред.), развернувшуюся накануне выхода фильма на широкий экран. Граждане «тусовщики», вы бесплатно сделали громкую рекламу хорошему фильму — так что вам тоже спасибо. Постарайтесь не захлебнуться желчью.

С моей личной точки зрения «28 панфиловцев» — лучший художественный фильм о войне, снятый в России или СССР со времён легендарной ленты «Они сражались за Родину», — хотя их и нельзя сравнивать напрямую.

Это моя точка зрения, и я её никому не навязываю. Но от всего сердца рекомендую смотреть. Лично, с родными и близкими, с друзьями и коллегами, с детьми (официальный рубеж — 12+).

Низкий поклон создателям и всем тем, кто поддерживал и помогал сделать это дело.

* * *

Андрей Шальопа и все-все-все: спасибо вам. Вы укрепили мою веру в силу и могущество хороших людей. И отдельное спасибо за титры: я потрясён.

Андрей Астахов, дружище: у них всё получилось. Я свидетель. Встретимся — расскажу.

Уважаемые читатели: идите и смотрите. Идите без попкорна; будет не до него (снова прошу прощения за спойлер).

P.S.

Как человек, который вырос в Советском Союзе, всё ещё не могу убить в себе оптимизм в отношении к человечеству. Искренне надеюсь, что после просмотра фильма хотя бы некоторые найдут в себе силы публично признать свою неправоту и извиниться перед незаслуженно оскорблёнными предками и современниками.

Ну, а если нет — бог вам судья. И совесть, if any. Караван идёт.

 

Евгений Супер:

Посчастливилось попасть на пресс-показ фильма «28 панфиловцев». Стремился к этому я не потому, что мне так уж сильно не терпелось (ждал несколько лет, мог бы и ещё пару недель подождать), а потому что запланировал сводить на официальную премьеру группу молодых студентов в воспитательных и образовательных целях. Вести ребят на фильм, имеющий хоть какой-либо изъян, я бы не стал, поэтому и нужен был строгий предварительный просмотр без скидок на «народный» характер всего проекта и моё личное знакомство с режиссёром Андреем Шальопой.

Как видится, основная задача команды Шальопы состояла в том, чтобы отойти от привычного уже нам очернительства темы Великой Отечественной Войны в голливудской обёртке, но при этом не скатиться к идеологическим штампам советского периода (в них ничего плохого по сути нет, но с их помощью снято уже всё, что могло быть снято по этой теме в принципе). То есть, попросту говоря, снять кино о войне так, как его в России снимать ещё не привыкли (за исключением редких картин). Прибавить к сложности этой задачи ещё и отсутствие стабильного источника финансирования, и можно примерно понять её заведомую невыполнимость. Однако Шальопа справился и вот почему.

В фильме нет надрывного пафоса – ни патриотического, ни антигосударственного. Никто в кадре не умирает долго и красиво под трогательную музыку. Никто не «насилует немок» и не бросается с выпученными глазами под немецкий танк. Фильм, вообще, про другое. Он про то, как 28 мужиков разной национальности оказываются в одном окопе и им нужно вместе сделать трудную, смертельно-опасную работу. Заведомо невыполнимую работу. И чтобы выполнить её они должны научиться ценить свою жизнь, а не смерть, так как каждый боец в таких условиях на вес золота.

Это, несомненно, фильм про жизнь, а не про войну. Вот молодой советский пехотинец под артобстрелом поднимается во весь рост, смотрит, как крупнокалиберные немецкие снаряды выворачивают тонны земли и говорит: «Мы же потом это не вспашем»…

Это фильм про жизнь. Здесь нет привычных для жанра ужасов войны в виде расчленёнки или картинно умирающих бойцов. И тем сильнее чувствуется кошмар войны и ценность жизни. Когда немецкий танк прорывает линию обороны и начинает хладнокровно крутиться на окопе, заживо погребая наших раненых бойцов, в этом нет никакой нарочитости, но в одном только этом эпизоде прекрасно отражена вся холодная расчётливость немецкой военной машины, которая была на нас брошена. И нами уничтожена.

Шальопа смог передать всю суть той войны в одной картине, в одном, строго говоря, хоть и героическом, но всего лишь её фрагменте. А это и есть мастерство. И ещё он смог удержаться от соблазна и не выделил кого-то из персонажей, дав каждому из них равные по значимости роли. Он вновь отказался от шаблонов и не стал рисовать супергероев, олицетворяющих подвиг народа. Среди этих 28 – каждый герой и каждый другому равен.

Если же говорить о технических особенностях фильма, то их хватает и они интересны. Буквально каждые несколько минут просмотра хотелось нажать паузу, чтобы насладиться картинкой во всех деталях. Так тщательно строить кадр нужно уметь. Ну, и, конечно, то, о чём писали уже многие – диалоги. Их хочется перечитать, вдуматься и осмыслить. Но пока такой возможности нет, я просто схожу ещё раз. С группой студентов, естественно, как и планировал. 

Ирина Алкснис:

Я сегодня на пресс-показе «28 панфиловцев» была.

Просто ошеломлена фильмом, чего со мной очень давно не случалось.

По сути, это потрясающая иллюстрация того, почему в России смерть уважительной причиной не является.

Кстати, в фильме это прямо проговаривается: «Стоять не насмерть, а намертво».

Не уверена, что на полноценную рецензию созрею.

Просто говорю – сходите в кино.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика