Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Сверхновая история


Новая политическая география. Как России не затеряться в песках

В минувшее воскресенье, 30 октября, соглашение о свободной торговле между ЕС и Канадой (СЕТА) было всё-таки подписано. Брюссельской евробюрократии удалось продавить парламент Валлонии, который поначалу упорно сопротивлялся (мы рассказывали об этой интриге несколько дней назад). Первый шаг на пути формирования единого регуляторного пространства Северной Америки и Европы сделан.

Процесс ещё далёк от завершения. Соглашение ЕС – Канада должно быть сначала утверждено Европарламентом, а окончательно документ вступит в силу только после его ратификации всеми странами ЕС. Тем не менее, взглянуть на конченую станцию этого пути необходимо уже сейчас.

Чёрный ход в Европу

В прессе СЕТА называют мягким вариантом или прототипом гораздо более масштабного соглашения между США и ЕС (TTIP), подписание которого буксует из-за  противодействия Германии и Франции. В реальности же СЕТА не прототип TTIP, а его аналог, некий обходной манёвр.

СЕТА создаёт у Европы иллюзию, что, подписав соглашение, она закрепит своё институциональное и экономическое лидерство по отношению к Канаде. Однако фокус в том, что Канада входит в аналогичное соглашение (NAFTA) с США и Мексикой. В случае, если СЕТА будет ратифицировано и возникнет общее регуляторное пространство, то приведет это не лидерству Европы, а к её подчинению стандартам США  

К примеру, в Европе в сельском хозяйстве запрещено использовать генно-модифицированные продукты и гормоны роста в животноводстве, а в США разрешено. В ЕС необходимо доказать, что вещество является безопасным, прежде чем выводить его на рынок. В США же наоборот: любое вещество может продаваться, пока не доказана его опасность. Для иллюстрации: в ЕС сегодня запрещено использовать в косметике 1 200 веществ, а в США – всего 12.

Разница в трудовом законодательстве с США, где признаются только два из восьми основных стандартов ЕС, неизбежно приведёт к выводу европейскими корпорациями производства в другие страны с более низкими социальными издержками, и, как следствие, к резкому росту безработицы. Например, после подписания соглашений NAFTA США потеряли миллион рабочих мест, «переехавших» в Мексику.

Главным в соглашениях СЕТА, NAFTA и TTIP является не отмена таможенных пошлин и увеличение товарооборота, а создание единого правового механизма защиты иностранных инвестиций и наднационального арбитража, решения которого апелляции и кассации не подлежат. Механизм этот позволит транснациональным корпорациям игнорировать национальные законодательства и Конституции и диктовать правила правительствам в области принятия законов.

Механизмы колонизации

Как это работает на практике, показывает пример с канадской компанией Lone Pine Resources Company, которая через свой американский филиал предъявила собственному правительству иск в 230 млн. долларов в рамках соглашения NAFTA. Иск подан против запрета на использование гидроразрыва при добыче газа в пойме реки Св. Лаврентия, установленного по природоохранному законодательству.

Здесь важно понимать, что англосаксонское право носит прецедентный характер, и после подписания соглашения СЕТА, пока европейские страны будут спорить по пунктам, американские суды начнут выносить решения, которые потом назад уже не отмотаешь. Иски смогут подавать как американские, так и европейские компании через филиалы в Канаде против ограничительных мер ЕС в области природоохранных, социальных, трудовых и других стандартов.

Под новый регуляторный механизм США уже разработали соответствующий финансовый документ, исключающий любые проволочки в исполнении судебных решений. С января 2017 года в силу вступает американский Закон «О налогообложении зарубежных счетов» (Foreing Account Tax Compliance Act – FATCA). Закон был принят ещё в 2010 году, и все это время действовал в переходном режиме.

FATCA обязывает финансовые организации всего мира передавать информацию о своих счетах в налоговую службу США по первому требованию, если она заподозрит наличие на этих счетах денег американских граждан или корпораций. Кто не выполнит требование, будет оштрафован: с его счетов безакцептно спишут 30% средств от общей суммы всех международных банковских переводов.

За время переходного режима межправительственные соглашения с США в рамках FATCA уже подписали более 20 стран (включая Германию, Англию, Францию, Италию и Испанию), около 40 – ведут переговоры. Начиная с 2017 года, страны и компании, присоединившиеся к FATCA, не смогут работать с неподписантами из-за высоких рисков списания средств. Все трансграничные перетоки капитала окажутся под жёстким контролем Вашингтона.

Последствия для якобы непричастных

Соединение единого регуляторного и финансового режима материализует статус мирового жандарма, который сегодня приписывается США в силу их военно-политического превосходства. Возникнет масса вопросов и проблем.

Например, в какой валюте будут вести расчёты страны, не признающие за США статус мегарегулятора? Причём расчёты как между собой, так и со странами-подписантами.

Что произойдёт с валютными авуарам на зарубежных счетах, к примеру, «Роснефти», если она откажет налоговой службе США, и не откроет свою бухгалтерию? А повод для такого требования убедительный – участия в уставном капитале российской компании «Бритиш Петролеум». Сможет ли «Бритиш Петролеум» оставаться партнёром «Роснефти», рискуя из-за этого попасть под действие закона FATCA и лишится 30% своих международных переводов в виде штрафа?

Сможет ли Китай вскрыть свой внутренний финансовый рынок и сохранить контроль над национальной промышленностью? Смогут ли индийские и китайские компании вести одновременно бизнес и с Россией и с США? Что будет с валютными и банковскими инициативам в рамках БРИКС?

***

Есть ли у России контрсценарий на случай ратификации СЕТА и реализации американского сценария с мегарегулированием мирового финансового рынка? Ни одна из предлагаемых сегодня экономических стратегий развития России даже не описывает сложившуюся исходно ситуацию в таких категориях. Политический дискурс ориентируется на суверенитет, а экономический прямо ему противоположен – требует снизить геополитическую напряжённость, пожертвовав суверенитетом.

Сегодня все усилия официальной экономической мысли нащупать отправную точку напоминают известный монолог из фильма Георгия Данелия «Кин-дза-дза»:

– Солнце есть. Песок есть. Притяжение есть. Где мы? Мы на Земле… Давай будем считать, что это – Каракумы.

Отсюда, соответственно, вытекает и очевидная стратегия:

– Солнце на западе, значит, Ашхабад – там! Понял? Пошли!..

Ну, и на случай ошибки у Данелии тоже есть отличный рецепт:

– Нет денег… И деньги, и документы, и валюта – всё осталось у экскурсовода. Ну, так получилось… Отошли на секундочку, и затерялись в песках…

0 Комментариев


Яндекс.Метрика