Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Без прошлого

нет будущего

Автор: Леонид Крутаков
2 марта 2017

Никакой Трамп ничего не отменял: у глобального проекта США есть план «Б»

Сверхновая история

15 февраля депутаты Европарламента ратифицировали торгово-экономическое соглашение Евросоюза с Канадой (СЕТА). Восьмилетние тяжёлые переговоры завершены. Соглашению ещё предстоит пройти слушания в национальных парламентах стран ЕС, но одобрение Европарламента уже вводит в силу временный протокол прямого действия. Фактически Европа подписала безоговорочную капитуляцию перед США.

Читайте также:

Трамп: новая тактика Америки
в прежнем проекте глобального господства

«Большой Запад» уходит в оборону, но не сдаётся.
Трамп и новая тактика глобального проекта

Почему перед США, если договор с суверенным государством Канадой? Потому что Канада входит в аналогичное соглашение с Соединёнными Штатами (NAFTA). И, ратифицировав СЕТА, ЕС автоматически попала в общее правовое пространство с США, чего она пыталась избежать, протестуя против Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства (TTIP).

Почему капитуляцию? Торговая политика давно отошла от вопросов об импортных тарифах на товары, которые и без того низкие для большей части трансатлантической торговли, и занялась вопросами «внешнего» регулирования внутреннего рынка. Как сказал в своё время про TTIP директор по глобальной торговой политике Intel Грег Слейтер, это шанс наконец-то установить «золотой стандарт».

В СЕТА, как и в несостоявшемся TTIP, заложен механизм корпоративного арбитража в спорах между частным инвестором и государством, который по факту лишает государства статуса правоустанавливающего субъекта. Чтобы использовать этот механизм в своих целях американским кампаниям надо всего лишь открыть филиал в Канаде и от его имени готовить иски.

В своё время Вашингтон позиционировал TTIP как «экономическое НАТО». 15 февраля, одобрив СЕТА, Евросоюз лишился экономической субъектности, как это произошло ранее с субъектностью финансовой при подписании Бреттон-Вудских соглашений и военно-политической при вступлении в реальное НАТО. В ЕС новые страны принимали только после того, как они вступали в НАТО.

Евроцентричный мир умер, Запад окончательно (и ментально, и политически) «переехал» в Вашингтон. Теперь вызов поставлен перед неприсоединившимися странами (в первую очередь перед странами БРИКС). Следует понимать, что победа Трампа на выборах в США и проигрыш Клинтон маргинализировали прежний проект глобализации, но проблемы остались. Напечатанные в ходе количественного смягчения деньги не растворились, а долг США в 20 трлн. долларов растёт с каждым днем.

Накачка мировой экономики ликвидностью в ответ на кризис 2008 года увеличила структурные дисбалансы. «Новые» деньги резко нарастили инвестиционную составляющую в ценах на сырьё и корпоративные бумаги, забросив мировой фондовый рынок далеко в будущее. Плечо финансового инжиниринга достигло немыслимого ещё недавно временного горизонта, что вызвало новый виток роста нестабильности. Чем шире прогнозный горизонт, тем выше политические риски, тем сильнее запрос на внеэкономический контроль.

Устраниться от внешней проблематики и сосредоточится только на внутренней у Трампа не получится. Глобальный проект США разработан и реализуется на хорошем инженерном уровне (без скидок на социальные издержки и последствия в других странах). У хорошего инженера всегда есть план «Б». Не получилось с парадного входа (TTIP), есть заднее крыльцо (СЕТА). Другого проекта у США нет (по крайней мере, он не представлен), а выход из старого чреват огромными потерями. Меняется тактика и подходы, но не стратегия.

Помимо ратифицированного Европарламентом соглашения СЕТА в режиме строгой секретности начиная с 2012 года идёт подготовка к подписанию глобального соглашения о торговле услугами (Trade in Services Agreement, ТISA). В переговорах по ТISA участвует более 50 стран, включая ЕС (TTIP) и страны, которые должны были войти в ещё одно ранее не состоявшееся партнерство – Транстихоокеанское (ТТP).

Сказать о том, что в ТISA, как и в СЕТА, заложен частный арбитраж, значит ничего не сказать. Выступая перед правительством США с тезисами об основных целях ТISA, председатель коалиции секторов услуг и старший банкир Ситигруп Самуэль Ди Пиацца, заявил о необходимости создания для транснационального бизнеса «рыночно обусловленной, а не государственно обусловленной» среды. Согласно Ди Пиацци, страны, подписавшие ТISA, должны «исключить меры регулирования» финансовой сферы, инвестиционных процессов и предоставления услуг в рамках своих национальных границ.

(Всего одни пример. Для понимания. Walmart рассчитывает через ТISA освободится от мер регулирования по территориальному расположению своих магазинов, размерам и часам работы, а также снять все ограничения по продаже алкоголя и табака).

ТISA является базовым конструктом «нового Вашингтонского консенсуса», который идёт на смену прежнему (бреттон-вудскому), и о прекращении переговоров в этом формате никто из новой администрации Белого дома (включая Трампа) не заявлял. На этот раз всё гораздо серьёзней: рекомендательные нормы заменяются на обязательные, вводится принцип «сверху вниз» в отличие от консенсусного принятия решений в ВТО.

На основе документов, опубликованных Wikileaks, можно выделить три ключевых пункта соглашения ТISA. Первый – снижение до 40% госдоли в структурообразующих компаниях (новая приватизация). Второй – отказ от преференций и дотаций национальным компаниям, включая равный доступ к госзаказу в сфере ЖКХ, образования, медицины, культуры, науки, включая технологии двойного назначения (ВПК). Третий – полная информационная открытость (планы, цели, долги и инвестиции).

Базируется ТISA также на трёх системных принципах. «Не хуже, чем было» (standstill) – подразумевает, что все последующие решения национальных правительств должны не ухудшать, а улучшать условия для транснационального бизнеса. «Улучшения не отменять» (ratchet) – запрещает вводить новые нормы, ухудшающие положение глобальных компаний. «Согласие с обновлением» (future-proofing) – утверждает, что все новые услуги на основе технологических инноваций (стартапы) изначально выводятся из сферы госрегулирования.

Речь идёт не просто об эвтаназии государства как политической нации (Nation State). Речь о коммерциализации социальных институтов и механизмов, через которые общество себя осознаёт, проектирует и формирует. ТISA уничтожает (по факту) регулятивные функции межгосударственных институтов (ООН, ЮНЕСКО, ВОЗ, ВТО, ВБ, МВФ и т.д.). На вопрос, является государство формой социальной организации или субъектом глобального рынка, ТISA даёт однозначный ответ: национальная стратегия (воля общества) вторична по отношению к бизнес-интересам (частная выгода).

Политическим последствием для подписавших ТISA стран станет смена принципов и участников общественной деятельности. Произойдёт отказ от солидаристских (государственных) институтов в пользу корпоративных и сетевых. Изменится способ легитимации принимаемых решений. Демократия в её современном (электоральном) виде исчезнет, вернувшись к своему изначальному варианту («право избранных»). Тема возрастного, материального и образовательного ценза после Брексита и победы Трампа вводится в поле общественной дискуссии, становится мэйнстримом либеральной мысли.

Когда Трамп говорит о смене внешнеполитических подходов с общечеловеческих на американские, он говорит не о «свободе, равенстве и братстве» в межгосударственных отношениях. Целью «нового» проекта США (Глобализация-2.0) является не возобновление роста абстрактного «глобального мира», а обеспечение конкурентоспособности Запада, которая была утеряна в прежней реальности. 

0 Комментариев


Яндекс.Метрика